Странный праздник

Почему мы не замечаем день нации

Отмечаемый 12 июня День России вызывает у россиян смешанные чувства. В ходе недавнего соцопроса выяснилось, что меньше половины граждан (44 процента) помнят, что именно в этот день в 1990 году была принята декларация о государственном суверенитете РСФСР. При этом каждый пятый респондент уверен во вредоносности этого решения, и примерно такая же доля опрошенных затруднилась с ответом, к добру оно случилось или к худу.

Введенный указом Ельцина в 1994 году День России был задуман как стандартный государственный «день нации», какой есть во многих странах. Особенно тех, которые выросли из бывших европейских колоний. Самая успешная из них, США, 4 июля традиционным барбекю и фейерверками отмечает день подписания в 1776 году Декларации независимости, соответственно отказ от подчинения британской короне. Однако Россия никогда ничьей колонией не была, поэтому сама идея праздновать обретение независимости вызывает, по меньшей мере, недоумение.

Можно исходить из того, что 12 июня 1990 года Россия освободилась от власти СССР, утвердив главенство национальных законов над союзными. По этой концепции в советской «тюрьме народов» страдали все нации, включая русскую. И если посмотреть на историю СССР непредвзято, несложно обнаружить, что русский народ, хотя и считался титульной нацией, никаких особых выгод от коммунистического режима не приобрел. Наоборот, количество принесенных им на алтарь светлого коммунистического будущего жизней исчисляется миллионами. Но, во-первых, далеко не все в России считали и считают советский строй игом. А во-вторых, наступивший после 12 июня 1990 года период довольно сложно назвать освобождением. Именно для представителей титульной нации.

Помимо принятия декларации о суверенитете, еще одно важное для страны событие случилось 12 июня. В этот день в 1991 году Россия получила своего первого президента — Бориса Ельцина. С годами отношение к этой фигуре скорее ухудшается, чем улучшается. Одни припоминают ему расстрел парламента в 1993-м, сомневаются в чистоте победы на выборах в 1996-м и упрекают за отказ от декоммунизации страны по аналогии с немецкой денацификацией. Другие, наоборот, винят в предательстве коммунистических идеалов и ввержении страны в пучину рыночных реформ. Третьи указывают на поспешность, с которой первый российский президент крушил советскую государственную систему и раздавал национальным автономиям «столько суверенитетов, сколько те смогут переварить». Александр Солженицын вспоминал, как в 1990-1991 годах советовал Ельцину не спешить с подписанием важных документов, объясняя, что решения, принятые в переломные моменты, определяют судьбу государств на долгие годы. Но Ельцин действовать медленно не умел и к этим советам не прислушался.

А в результате стремительного «парада суверенитетов» более 20 миллионов русских оказались фактически отрезанными от своей исторической родины. Многие столкнулись с прямой угрозой для жизни. Люди вынуждены были спасаться, бросая все имущество. Причем это происходило не только в бывших союзных республиках, но и в автономиях. Именно так, в буквальном смысле, в чем вышли из дома, мои знакомые бежали из Грозного в дудаевские времена. Конечно, выдавливали из национальных республик не только русских, но и, например, этнических немцев. Однако если немцев по специальной программе забирала себе объединившаяся Германия, то для русских такой программы не было. И сегодня люди, с трудом в конце концов устроившиеся в России, вряд ли готовы искренне праздновать дату начала их мытарств. Речь не о том, что надо было любой ценой сохранять СССР — просто надо понимать, что безразличие метрополии к судьбам людей, не по своей воле оставшихся за пределами родной страны, многим обошлось очень дорого.

Но противоречивые чувства День России вызывает не только благодаря неизбежно навеваемым им воспоминаниям о ельцинской эпохе. Подобные праздники задуманы как объединяющие нацию: гражданам предлагают ощутить причастность к истории страны и гордость за нее, что называется, в едином порыве. Однако Россия сейчас крайне далека от единства. В 2013 году наша страна уже лидировала по имущественному неравенству в мире, с тех пор оно усилилось. Богатые забыли, как живут бедные, а бедные не могут представить себе образ жизни богатых. Когда одним кажется смешным, что 20-метровые квартиры пользуются спросом, а другие никогда не смогут на такую квартиру накопить, эти люди друг для друга — иностранцы. К этому добавляется разделение общества по политическим вопросам, ставшее весьма ожесточенным не без помощи телевидения, прямо натравливающего одну часть населения на другую. В таких условиях людям трудно понять, что, собственно, предлагается праздновать и с кем объединяться.

Так что большинство сограждан относятся к 12 июня по поговорке «дареному коню в зубы не смотрят» и просто радуются лишнему выходному дню, а главным национальным праздником остается Новый год. Ведь если осталось что-то объединяющее богатых и бедных, верующих и атеистов, сторонников Стрелкова-Гиркина и сторонников Навального, то это, безусловно, не декларация о суверенитете, а салат оливье. Слава богу, что хотя бы по вопросу, класть или не класть в него яблоки, общество не разделилось на два непримиримых лагеря.

11:5513 апреля

«Я с бабой работать не буду»  

Она забралась в самое сердце мужского мира, точнее — под капот