В тени Brexit

О Белых, Чубайсе и чистоте бюрократических рядов

Никиту Белых угораздило попасться с поличным в день Brexit. Мало того что удар, нанесенный Британией Евросоюзу, заметно снизил стоимость 400 тысяч евро, которые так дорого обошлись кировскому губернатору. Глобальные политические и финансовые потрясения затмили трагедию отдельно взятого российского чиновника. Хотя Белых — вовсе не заурядный назначенец, каких хватает в отечественных губерниях. А его былое сотрудничество с СПС, патронирование Алексея Навального и Марии Гайдар, в принципе, дает повод говорить о политической подоплеке очередного антикоррупционного дела. Но эти рассуждения бессильны против сетевого-хорового исполнения «Что же будет с Лондоном и с нами». Ведь как справедливо заметил один фейсбучный острослов, 24 июня стал днем единения нации, либералы и государственники сошлись в переживаниях за судьбу Великобритании.

В общем, ФСБ и СК нашли правильное время и место, чтобы продемонстрировать свое умение выводить на чистую воду высокопоставленных мздоимцев. Благо за неделю это уже второй выстрел силового тандема. Причем проведенная по этим двум точкам прямая указывает во вполне определенном направлении. У Никиты Белых и Евгения Дода, экс-главы «Русгидро», задержанного в среду, есть одно общее — оба они, пусть в разной степени, но «аффилированы» с Анатолием Чубайсом.

Дод — порождение энергетической реформы. Белых — чубайсовская клиентела в губернаторском корпусе. И каковы бы ни были реальные и предполагаемые мотивы, обусловившие злоключения топ-менеджера и губернатора, взятые вместе они составляют пазл, на котором отчетливо проступают слова «привет Чубайсу».

Ситуацию, когда неформальному лидеру системных либералов вроде бы посылается «черная метка», новой не назовешь. Но до сих пор страхи чубайсовских сторонников и надежды его противников не оправдывались. Ведь досье Чубайса не исчерпывается «плохой кредитной историей». Он причастен к формированию значительной части современной российской элиты. Не обязательно либеральной, но, пожалуй, самой влиятельной. Той, что прочно ассоциируется с федеральным центром. И речь идет не только о крупнейших капиталах, сформированных в результате приватизации, а затем приумноженных или перераспределенных в ходе «бархатной национализации». Именно с Чубайса началось выдвижение питерского клана на центральные роли в постсоветской России.

При этом сам он сейчас всячески демонстирует готовность отказаться от прежней идеологизированности. Призывает — ради сохранения страны — к компромиссу между либералами, националистами и коммунистами, говорит о полезности (в ряде случаев) госвмешательства в экономику. В общем, выступает не как фрондер и оппозиционер, но как консолидатор. Посылая сигналы всем элитам вне зависимости от их взглядов. Но в этом и проблема.

Элитарная консолидация по Чубайсу гораздо менее своевременна, чем та авторитарная либерализация, которую он проводил в 90-е годы. И здесь как раз сказывается влияние Brexit как события, не просто информационно заглушающего внутрироссийские политэкономические войны, но еще и придающего им совершенно иной контекст.

Забавная деталь. Четверть века назад, когда Чубайс и его единомышленники начали переустраивать Россию, Джордж Сорос вошел (или скорее — ворвался) в мировую «золотую сотню», заработав за день около миллиарда долларов на игре против британского фунта. Сегодня Сорос активно агитировал против Brexit. Собственно, в ходе одного из таких выступлений он и произнес свою нашумевшую фразу о превращении России в мировую державу. В его устах это был не столько комплимент, сколько предупреждение слушателям. Дескать, одумайтесь и не ослабляйте дальше Евросоюз.

Биржевые аналитики, правда, утверждают, что финансист неплохо сыграл на падении британских ценных бумаг, случившемся на фоне референдума. Но коцептуально Brexit, конечно же, не выгоден Соросу и остальным выгодоприобретателям «мира без границ».

Финансовая элита и глобалистская бюрократия — едва ли не самые очевидные пострадавшие. И любитель конспирологических теорий наверняка сделает нехитрый вывод: раз для хозяев настали нелегкие времена, логично, что их вассалы тоже чувствуют почем фунт лиха.

Но если заграница уже не поможет Чубайсу — какой смысл его добивать? Ядовитый либеральный зуб и так вырван.

Другое дело, что у «консервативной революции», как и у всех остальных, есть начало, но нет конца. Brexit создал прецедент ненасильственного и легитимного свержения/выхода из-под контроля наднациональной бюрократии. И никто не застрахует от попыток использования сходного инструмента уже в отношении национальных элит.

Централизация и элитарная консолидация — теперь далеко не лучший метод решения проблем для любого государства, в котором хоть как-то используются и уважаются демократические процедуры. И наоборот, «единство партии и народа» требует постоянных, и отнюдь не медийно-риторических подтверждений.

Поэтому общественный аллерген Чубайс опасен уже не как покровитель фронды и источник крамолы, а как ходячее напоминание о происхождении российской элиты. И крылатое ельцинское «во всем виноват Чубайс» из забавного мема рискует превратиться в подрыв устоев.

Отсюда стремление показать и доказать, что Чубайс виноват не во всем, а в чем-то конкретном. Провалил энергореформу и привел в отрасль менеджеров, мошенничающих с премиальными. Взрастил губернатора-взяточника. Превратил «Роснано» в некое подобие финансовой пирамиды, которая реальные прибыли приносит лишь своим управляющим.

То есть совсем не злой гений и элитарный демиург, а всего лишь «чижика съел». И предъявление очередных «косточек» в виде 400 тысяч евро с «пальчиками» Белых — довольно эффектный ход. В свете Brexit и приближающихся парламентских выборов.

Правда, в кризисное время народу хлеб нужен не меньше зрелищ. А объяснение Белых — брал деньги на нужды Кирова — выглядит достаточно правдоподобно. Нынешняя весьма плачевная ситуация с региональными и муниципальными бюджетами позволяет допустить использование и таких, мягко говоря, не слишком легитимных способов латания бюджетных дыр. И если данное ноу-хау применял не один кировский губернатор,- то теперь попытки его тиражирования будут приостановлены. В Лефортово не хочется никому. Это понятно.

Не понятно, как будут выживать эти регионы? И не получится ли в итоге, что для их жителей борьба за чистоту бюрократических рядов принесет больше вреда, чем пользы?