Стоит ли выпускать джинна из бутылки?

Заявления, что у нас нет цензуры, — лишь пропагандистские мифы

На Валдайском форуме президент России в пылу полемики обронил чрезвычайно прозорливое замечание. Цитирую по памяти: «Вот разрушили государственную машину (имея в виду в первую очередь Ирак), — сказал он, — терроризм тут же и развернулся аж в "Исламское государство"» (запрещенная в России террористическая организация — прим. «Ленты.ру»). В конкретно политическом контексте это было предупреждение Западу о возможных последствиях разрушения государства Сирийского: выпустили джинна из бутылки и теперь проливаем кровь в попытках загнать его обратно.

Так случилось, что на родине параллельно разворачивалась бурная полемика в связи с возрождением цензуры по отношению к искусству. Не буду касаться общих вопросов — мне уже неоднократно приходилось писать, вызывая недовольство коллег, что механизмы цензуры как самозащиты человеческой психики и общественного равновесия есть всегда и везде, меняются только их формы. Поэтому заявления, что у нас нет (или когда-нибудь не было) цензуры — лишь пропагандистские мифы.

Вместе с тем мне хотелось бы поддержать Константина Райкина, Андрея Звягинцева и Кирилла Серебренникова в главном — «новым варварам» (будь они чиновники, религиозные фундаменталисты или борцы с «экстремизмом») нельзя разрешать безнаказанно (и, конечно, безграмотно) вторгаться в такую тонкую сферу, как художественное творчество, в число основных функций которого входит и вечный поиск смысла и смыслов человеческого существования, и разведка (намеренно пользуюсь военным термином) нового в духовной жизни людей.

Дай только волю, как темные инстинкты толпы, порой по близорукости поощряемые чиновниками разных рангов, выйдут из повиновения. Конечно, художники, как и ученые, многих раздражают и мешают спокойно жить. И все же высшие руководители нашего государства (в школах КГБ в советское время давали серьезное образование — я сам читал там лекции об искусстве и культуре), понимая сложности художественного процесса, как правило, воздерживаются от скороспелых и однозначных суждений, чего не скажешь об «эффективных менеджерах» науки и культуры.

Вот и теперь, в ответ на страстные филиппики всемирно известных мастеров театра и кино, последовала ответная реакция «новых варваров». Одна полуграмотная дама приравняла деятелей искусства к проституткам и содержанкам, и, по-видимому, стремясь показать свою образованность, все же не смогла воспроизвести на языке оригинала название «Дама с камелиями»: «La Dame aux camelias» превратилась под ее претенциозным пером в «La Dame avec des camelias», а популярный в определенных кругах байкер по прозвищу Хирург заявил, что под видом свободы «райкины хотят превратить нашу страну в сточную канаву», по которой текли бы нечистоты.

Вот тут-то и начинается самое интересное. Комментируя эту полемику, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков посоветовал байкеру извиниться перед Константином Райкиным. Хирург демонстративно отказался это сделать, в чем получил поддержку по меньшей мере одного высокопоставленного и влиятельного политика. А ведь рекомендация исходила напрямую из Кремля.
Вот джинн и вышел из повиновения!

Тут самое время вспомнить, что Райкин выступил с этой теперь уже эпохальной речью на съезде театральных деятелей и обращался он в первую очередь к своим коллегам, которых, по его мнению, тоже захлестнула стихия недоброжелательства и доносительства. В какой-то момент опора на эту нашу национальную традицию показалась кому-то наверху политически выигрышной, как американские власти близоруко сочли «победой» свержение Саддама Хусейна. Стихийные страсти и экстремистов, и борцов против них оказались сильнее благих намерений. Когда же общество, наконец, осознает источник грозящей ему опасности (которой в конечном итоге стремится противодействовать любая форма цензуры, успешно или нет, это уже другой вопрос), удастся ли обуздать страсти и загнать джинна обратно в бутылку?