Шалтай-Болтай сидел на стене

О самом удивительном в истории хакеров-шантажистов

Поразительная история взлета и краха группировки «Шалтай-Болтай» продолжает обрастать интригующими подробностями. Но уже сейчас примерно понятна фабула повествования: ушлый авантюрист по имени Владимир Аникеев (интересно, никто еще не написал AnyKey-ев?), не снискав славы на почве журналистики, на протяжении полутора десятков лет совершенствовал навыки добычи конфиденциальной информации. Которой потом и шантажировал причастных к такой информации людей. Чем и жил.

Удивительного в этой стезе ничего нет: рынок теневых услуг существует в любой стране мира. Единственное, чему бы стоило удивиться, — так это протяженности профессионального пути нашего героя. В любой другой стране мира его лысина давно примелькалась бы и его бы попросту начали бить. А скорее всего, устроили бы ему какую-нибудь автомобильную катастрофу.

Однако Россия — не любая страна мира. И здесь, в сложившихся административно-политических условиях существование такого вот Чарлза Огестоса Милвертона воспринималось участниками рынка как должное. Раз кто-то обсуждает в электронной переписке серьезные деловые вопросы — значит, должен существовать кто-то, кто подобной информацией будет торговать. Бизнес есть бизнес. А также здравствуйте, товарищ майор. В том смысле, что практически каждый житель нашей страны, не шифрующий свое сообщение по ГОСТ 28147-89 c 256-битным ключом, пребывает в уверенности, что всю его переписку внимательно читают молчаливые люди в подвалах Лубянки.

Однако, как это всегда бывает в художественной литературе, короля шантажа сгубило желание славы. Подобный бизнес всегда требует тишины, но не будем забывать, что начинал Владимир Аникеев именно журналистом. И поэтому разумно было бы предположить, что широкая известность в узких кругах однажды перестала его удовлетворять. И тогда он придумал «Шалтай-Болтай».

Сделано все было очень красиво. Название интриговало, потому что открывало большой простор для интерпретаций. Человекоподобное яйцо с галстуком, ежедневно получающее подарки от Короля и толкующее значение слов путем придания им того значения, которое хочется, — да просто дух захватывало от перспектив осмысления. А тот факт, что Шалтай-Болтай у Льюиса Кэрролла страдал прозопагнозией — то есть не различал лица — и вовсе наделяло людей, публикующих переписки чиновников, какими-то сверхъестественными способностями к передаче тайных сигналов. Потому что публикаторы, казалось, никаких лиц действительно не различали.

Они публиковали или продавали украденные переписки и документы, связанные с невероятно широким спектром людей, — Дмитрием Медведевым, Аркадием Дворковичем, Евгением Пригожиным, Натальей Тимаковой, Тимуром Прокопенко, Арамом Габреляновым, Александром Жаровым, Дмитрием Киселевым... То есть определить сторону, на которой мог бы находиться этот самый Шалтай внутри политической системы России, было решительно невозможно. Фигуранты разоблачений находились во всех возможных конфликтующих друг с другом лагерях.

Ну то есть это мы, наблюдатели, так думали. Некоторые из нас считали «Шалтай-Болтай» оппозиционно настроенной частью всемирного anonymous. Некоторые — жуликами, публикующими ерунду. Справедливости ради замечу, что до поры так думал и я. Пока не нашел в одной из чиновничьих переписок подлинное смс-сообщение от самого себя.

А некоторая часть наблюдателей считала «Шалтай-Болтай» частью внутриэлитной борьбы с непременным участием ФСБ. Как оказалось, ФСБ там действительно поучаствовала. Но судя по тому, что мы знаем на этот момент, удивительным образом.

По основной версии, после выхода бизнеса Аникеева на дневной свет спецслужба начала его поиск. Не станем задаваться вопросом, почему она не искала его раньше. До того как о «Шалтае-Болтае» узнала широкая публика. Но когда искать начали — то нашли. И вместо того чтобы задержать фигурантов, отвечавший за расследование сотрудник спецслужб стал… публиковать через них материалы, полученные, скорее всего, в ходе оперативных мероприятий.

А до задержаний и арестов дошло только тогда, когда на украинских сайтах стали появляться выдержки из якобы переписки Владислава Суркова. Здесь я пишу «якобы», потому что, во-первых, в этом конкретном случае публикаторы очень уж заинтересованы, во-вторых, в это время «Шалтай-Болтай» как раз находился под тем самым сотрудником спецслужб, а в-третьих, сколько раз я лично видел монитор компьютера на рабочем столе Владислава Суркова — столько раз он и был выключен. О том, что Сурков, по крайней мере во время работы заместителем главы администрации президента, электронной почтой не пользовался, было известно довольно широко. Вся переписка велась через его секретаря.

В принципе, это все, что нам надо знать о том, как все устроено. Устроено все, как оказывается, предельно цинично. На протяжении более 15 лет в самом центре Москвы люди занимаются откровенным шпионажем. О том, что такие люди существуют, многие знают. Но воспринимают это как должное, исправно оплачивая блоки на публикацию информации. Или передавая компромат для публикации. Эта ситуация совершенно устраивает всех, включая спецслужбы. И только когда возникает опасность внешнеполитических рисков, группировку, работавшую — еще раз! — 15 лет, ликвидируют одним щелчком пальца.

Пятнадцать лет! Сколько всего произошло за эти 15 лет, но одно оказалось неизменным — мы совершенно спокойно, безропотно, без лишних вопросов и рефлексий продолжаем платить деньги первому же проходимцу, который может угрожать нашему спокойствию. И никто из заплативших не написал куда следует заявление о шантаже.

Александр Иванович Корейко платил Остапу Бендеру хотя бы потому, что сам был преступником. Но неужели за все эти 15 лет не нашлось ни одного заплатившего Аникееву, кто не был бы преступником?

Нет, в это поверить решительно невозможно.