На обочине политики

Почему участие Навального в выборах президента — второстепенный вопрос

Интересно наблюдать, как Алексей Навальный снова оказался в центре острых дискуссий вокруг президентской кампании.

Как будто главная интрига этих выборов — это вопрос о том, пойдет ли на них Навальный. Конечно, есть некоторое количество людей, которые реально так считают. Но это, простите, какая-то местечковая картина мира. Мне приходилось видеть такое, когда я работала в регионах — местные политические активисты и даже некоторые чиновники свято верили, что Москва только об их области и думает при принятии любых (!) решений. Ну, думает, но все же не каждую минуту.

Вот и с Навальным так же. Наверное, кто-то во власти о нем думает, но ведь не каждую минуту. Нет оснований.

Конечно, политика — это, в том числе, пространство мифов. С конца марта возродился и окреп миф о том, что мощный вал молодежной поддержки обеспечит Навальному нечто потрясающее на президентских выборах. И тут вся страна ахнет, и тут «Единая Россия», посрамленная, уползет в небытие, а из ОНФ потянутся колонны общественных активистов переприсягать новому национальному лидеру.

Но нет!

Вот совсем недавно был социологический опрос ROMIR о президентских выборах, показавший очень интересные результаты. Максимум поддержки Владимир Путин получил в возрастной группе 18-23 года — 65 процентов. А среди граждан в возрасте 45-59 лет — 56 процентов. Такую разницу на погрешность опроса не спишешь. Что же получается?

«Кто в молодости не был радикалом, у того нет сердца. Кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума». Этот черчиллевский принцип в России 2017 года не работает. По факту нет ни массовой молодежной поддержки Навального, ни массового молодежного протеста в духе «на выборы не пойду, вы все плохие и ничего не понимаете».

И надо еще помнить, что молодежь в целом ходит на выборы меньше и ленивее, чем старшие поколения.

Если учитывать эти факты, то участие или неучастие Алексея Навального в президентских выборах повлияет на результаты не драматически. И этот вопрос остается в рамках юридической, а не политической логики. Возможно даже, во избежание скандалов и криков «его притесняют и не пускают», Навального было бы политически удобнее допустить на выборы.

Но законодательство — жесткая штука. Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» прямо запрещает участие в выборах президента людям, осужденным за тяжкие преступления. Начальник штаба Навального Леонид Волков утверждает, что это антиконституционная норма, но, увы, Конституционный суд с ним не согласен — уже в 2013 году КС подтвердил, что этот момент в законе о выборах соответствует Основному закону.

Получается, что Навальный и его штаб прекрасно понимают, что с юридической точки зрения его участие в выборах весьма проблематично. Более того, ну как может идти на выборы под знаменем борьбы с коррупцией человек, осужденный по коррупционному делу? Весь сюжет о новом герое рассыпается на кусочки, но они собираются выжать из этого все возможное.

Будет продолжаться сбор средств на кампанию. Будут продолжаться митинги, после которых участников будет задерживать полиция, а штаб Навального будет разводить руками. Будет продолжаться политическая деятельность «свободного политика» (отличная формулировка политолога Аббаса Галямова) Навального, направленная на его максимальную капитализацию и узнаваемость в России и мире.

Но это не имеет отношения к интересам граждан России, озабоченных падением своих доходов и перспективами на будущее. Это не имеет отношения к реальной интриге президентских выборов, на которых мы увидим, кроме Владимира Путина, новых кандидатов от парламентских партий. Навальный просто пытается сыграть на всех этих ожиданиях.

Конечно, любой политик стремится извлечь из реальной ситуации максимум возможностей для себя. Не осуждаю. Но есть «навальноцентричная» картина мира. А есть реальности политической жизни страны, на обочине которой эта картина находится.

Россия00:02Сегодня

«Начали активно психологически давить»

Россия лишается старейшего научного издательства. Все ради американской мечты