Голодание по «системе» Евтушенкова

За четыре года капитализация «Башнефти» снизилась почти в два раза

АФК «Система» вынесла спор с «Роснефтью» на публику, полностью раскрыв свою линию защиты до судебных слушаний. По мнению экспертов, это было сделано, чтобы вовлечь в публичное обсуждение как можно больше людей, и в идеале заставить истца выложить свои аргументы. Думаю, юристы «Роснефти» вряд ли поведутся на столь простую уловку.

Логика утопающих

Чем больше комментариев и «опровержений» дает АФК «Система», тем больше утверждаешься в некоем особом, свойственном только этой компании понимании права и экономики, созданных, будто бы, для обслуживания ее интересов. Казалось бы, что в этом плохого, ну были когда–то у «Башнефти» акции «Системы-Инвест», ну стоили они около 60 миллиардов рублей, ну лишилась их «Башнефть» по результатам реорганизации, условия которой были утверждены АФК. Но ведь в обмен на эти акции «Система» благородно «наградила» Башнефть ее же акциями, только вот незадача — заставила их сразу же погасить.

В мировой практике, конечно, таких прецедентов не было, но это и неважно. Разве можно осуждать «эффективного» менеджера Евтушенкова, который, по его собственным словам, совершил прорыв в развитии башкирских активов? Вот представьте — приходите вы в банк обменять валюту, даете сто долларов, вам их меняют на рубли, но с условием, что обмененные деньги вы порвете, не выходя из банка. Вам это понравится? Вряд ли. Но в ответ на ваши претензии, сотрудник банка резонно ответит: «Я же вам поменял деньги, разве не так?!».

Теперь про возврат акций «Уфаоргсинтез». Если провести небольшой экскурс в историю владения АФК акциями этого предприятия, мы с легкостью обнаружим, что «Система» приобрела их у Урала Рахимова в 2005 и 2009 годах, а в 2014-м суд, признавший Евтушенкова незаконным владельцем «Башнефти», объявил также нелегитимным переход прав на эти акции.

Возникает вопрос: почему продажу «Башнефти» акций «Уфаоргсинтез» за 3,5 миллиарда рублей, АФК называет их «передачей» или возвратом. Причем с завидной убежденностью. Почему при этом «Система» старательно избегает разговоров об утрате «Башнефтью» акций «Система-Инвест», ведь, по-сути, ущерб именно от этой операции объясняет большую часть суммы исковых требований «Башнефти» и «Роснефти».

Руководствуясь собственной, только ей одной понятной логикой «Система» отрицает ущерб, причиненный «Башнефти» в результате погашения выкупленных у миноритарных акционеров акций. Напомним, какая тогда сложилась ситуация: большинству миноритариев не понравились «привлекательные» условия реорганизации, сформулированные АФК, они проголосовали против ее проведения и потребовали выкупить их акции. «Башнефть» эти акции выкупила, затратила на это значительные денежные средства и вместо того, чтобы затем реализовать их (компания имела право на реализацию акций по закону) под нажимом «Системы» вновь была вынуждена их погасить.

По мнению владельцев АФК такие действия тоже нельзя расценить как ущерб. Как же в таком случае должны чувствовать себя обычные акционеры, вложившие кровно заработанные деньги в надежный, как им тогда казалось, актив?

И последний аргумент «Системы», который, фактически, выворачивает нормы права наизнанку. Что называется — последний аргумент утопающих. По мнению представителей АФК, Роснефть, оказывается, не имеет права предъявлять иск, поскольку «владеет тем же самым пакетом акций, которым владели ответчики - АФК «Система» и «Система-Инвест», голосовавшие за принятие решений о реорганизации».

Это уж совсем абсурдное утверждение. Ведь все мы понимаем, что иск «Роснефти» заявлен в интересах «Башнефти» (говоря языком юристов, «Роснефть» - это процессуальный истец, который не просит ничего в свою пользу, а предъявляет исковые требования в пользу «Башнефти»).

# Сверхдоходы «системщиков»

«Система» рассказывает нам о том, как ей удалось повысить капитализацию «Башнефти», рапортует о блестящих успехах по развитию актива. Но вот сухие цифры: в 2010 году компания вместе со всеми непрофильными активами стоила 8,4 миллиарда долларов, в 2014-м — 4,6 миллиарда. За то время, что башкирской компанией владела АФК, затраты на добычу выросли почти в два раза: с 19 до 36 миллиардов рублей, коммерческие, общехозяйственные и административные расходы — более чем на 40 процентов: с 11 до 16 миллиардов рублей.

В 2014 году «Башнефть» сильно уступала компаниям отрасли по эффективности затрат. Удельные операционные расходы компании на баррель добычи (273 рубля) были значительно выше аналогичного показателя конкурентов. Можно напомнить также мнение инвестиционных аналитиков, которые уверяли в 2013 году, что схема реорганизации «Системы-Инвест» выглядит «невыгодной для акционеров «Башнефти» и предполагает размытие акционерной стоимости на 429 миллионов долларов».

Тем не менее, «Система» существенно изменила структуру владения «Башнефти» и вывела из нее значимые активы, в том числе на свои офшорные и дочерние структуры. В результате реорганизации «Башнефть» лишилась добычных (доля в «Белкамнефти»), энергетических (Башкирэнерго»), логистических, финансовых («Финансовый альянс») и нефтесервисных («Таргин») активов на общую сумму около трех миллиардов долларов.

Попутно «Система» заставила «Башнефть» оплачивать услуги своих же, но теперь — бывших подразделений по энергообеспечению, нефтесервису и другим вспомогательным процессам. А взамен, как я уже говорил, «Башнефть» получила свои же акции на сумму 93 миллиарда рублей, но по решению АФК вынуждена была их погасить.

Эксперты уверяют, что Евтушенков и его партнеры заработали на башкирском ТЭКе за счет вывода активов, дивидендов, перераспределения в свой карман операционной прибыли и прочих махинаций приблизительно 9 миллиаодов долларов. По самым скромным оценкам, только в виде дивидендов владельцы АФК получили не менее 133 млрд рублей. Особенное восхищение вызывает решение «Системы» милостиво простить себе долг перед собственной дочерней компанией на сумму в 37 миллиардов рублей.

В общем, перед нами, действительно, пример сверхэффективного менеджмента. Только задумайтесь — купить актив за два миллиарда долларов, причем взять эту сумму в кредит, а затем заработать на нем в течение короткого времени около девяти миллиардов долларов. Нельзя забывать также, что в 2015 году АФК «Система» отсудила у сына экс-президента Башкирии Урала Рахимова практически всю сумму, потраченную на приобретение «Башнефти».

«Башнефть» и «Роснефть» предъявили «Системе» иск на 106,6 миллиарда рублей. Но следует понимать, что в этой сумме не учитывается ущерб от обесценения рубля, вывода части активов и дивиденды, выплаченные в пользу АФК. Как известно, «Роснефть» уже вернула нефтесервисный актив «Башнефти», который вывели ее предыдущие собственники, и работает над возвращением ряда других активов. По данным некоторых источников на рынке, в случае с компанией «Таргин» команде Евтушенкова удалось снять все претензии во внесудебном порядке. АФК продала актив «Роснефти» по цене вывода, да еще и вернула дивиденды, полученные в период его эксплуатации, то есть проявила деятельное раскаяние и сумела избежать иска.

Любопытно, что незадолго до этого «Система» принялась рассказывать миру о своих успехах в период управления «Башнефтью». То же самое было и в то время, когда Евтушенкова вынудили отдать незаконно приобретенную им башкирскую компанию государству. Жалобы на «политическое давление», победные реляции о стремительно растущей капитализации. И что же? Итог нам хорошо известен.

Сейчас владельцы «Системы» вновь надувают щеки, что, как мне кажется, вполне может свидетельствовать о том, что они готовятся к досудебной капитуляции, не забывая при этом давать многочисленные комментарии и «опровержения». По повадкам же своим напоминают они Попандопулу из «Свадьбы в малиновке», делившего награбленное имущество с комичным персонажем «Сметаной». Его убежденность в собственной правоте и законности дележа просто поражает. Когда смотришь этот эпизод, невольно задаешься вопросом, неужели такое возможно в реальности.

Кстати, еще одна характерная деталь: команда Евтушенкова пытается строить защиту на том, что истцы, якобы, пропустили трехлетний срок исковой давности. Но, во-первых, как говорят юристы, этот срок стоит отсчитывать с момента выявления «неблагоприятных последствий». А, во-вторых, если вы убеждены в своей правоте, вы, наоборот, должны быть заинтересованы в том, чтобы срок давности ваших «праведных» действий не истек.