Превратности словоупотребления

Почему неуместны некоторые указы

Кирилл Разлогов , доктор искусствоведения, культуролог

В далекой юности я зарабатывал себе на жизнь чтением лекций о кино по линии Союза кинематографистов и Бюро пропаганды киноискусства по всей территории Советского Союза. И как-то в Ташкенте меня представили зрителям как «современного советского киноведа». Я изумился, поскольку не мог себе представить на сцене несовременного киноведа. В ответ на вопрос организаторов мероприятия (это были две очаровательные дамы): «А как бы вы хотели, чтобы вас представили?» я, помнится, в шутку ответил: «Наш столичный любовник», но амбивалентность понятия «современный» это не отменило.

Я вспомнил об этой истории в связи с недавним циркуляром Минкульта, предписывающим правильное употребление терминов «современное» и «актуальное» искусство. Авторы почему-то привязали это распоряжение к утвержденным указом президента РФ в конце 2014 года «Основам государственной культурной политики». Где, разумеется, подобных указаний не содержится.

Однако, практическая проблема здесь действительно есть. Но лежит она в другой плоскости. За неделю до выпуска министерского распоряжения, я писал своей аспирантке в замечаниях к ее работе о видеоарте: «Где-то в начале диссертации вам надо определить использование термина "современное искусство" в его узко профессиональном, а не общепринятом значении (в последнее входит не только изобразительное искусство, но и все кино, и вся беллетристика, создаваемая ныне живущими авторами). Лучше всего осуществить этот переход через термин "актуальное искусство" и написать, что вы используете «современное» в смысле "актуальное"».

Ведь речь в данном случае идет не о правилах русского языка и семантике конкретных слов, а о профессиональном жаргоне искусствоведов, галеристов и художников, где разграничение «современного» и «актуального» искусства появилось, если не ошибаюсь, в 1970-80-е годы — конкретно в связи трудностями перевода с английского. Термины modern и contemporary по основному значению должны были переводиться на русский одним словом «современный», а в английском отличались: modern art — это искусство Нового времени, contemporary art — искусство наших современников, в момент своего появления, искусство после Второй мировой войны (или со второй половины ХХ века). Для второго термина искусствоведы и стали использовать понятие «актуальное искусство» вне всякой связи с реальной семантикой слов, исключительно для удобства перевода. То есть какие бы то ни было начальственные предписания и экспликации Института русского языка в данном случае вообще неуместны: как договорятся специалисты, так и будет.

Это не отменяет процесса семантического «заражения». Со временем «актуальное искусство» стало обозначать экспериментальное поисковое искусство (причем исключительно визуальное, поскольку описанные выше процессы зародились среди специалистов по искусству изобразительному, а не в области музыки, театра, кино или цирка).

На нынешнем этапе в той же среде, к которой принадлежит и моя аспирантка, произошла еще одна трансформация: «современное искусство» стало обозначать то, что ранее называлось «актуальным». Видимо, это и стало раздражать чиновников. Но циркулярами эти процессы очевидно не регламентируются.

Реальной жизнью могут быть поставлены под вопрос любые лингвистические аксиомы. Возвращаясь к тому, с чего начал. Когда я сегодня путешествую по территории бывшего СССР, меня все чаще называют «живой классик», а на фестивалях в этом качестве я оказываюсь рядом со звездами мирового кино (последний раз в Астане — с Николасом Кейджем и Адрианом Броуди). Конечно, великие актеры — живые классики для всех, а я — только для нынешних студентов, моих учеников, ныне профессоров. С точки зрения интересующей нас проблемы, звезды экрана (футбола, политики и скандальной хроники) существуют в массовой неспециализированной культуре (аналогичной правилам русского языка), а я — только в университетском и кинематографическом жаргоне. В этом контексте я уже никакой не современный, а просто советский, то есть принадлежащий прошлому, киновед, хотя все еще выступаю и выхожу на сцену.

Обсудить
«Большевистская сволочь хотела грабить и держаться у власти»
Почему советские люди беспомощны и слабовольны
Участница XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов в СочиПопали в сеть
Фестиваль молодежи и студентов в Сочи связал десятки тысяч людей со всего мира
Вас здесь не лежало
За что стоит воевать в российских больницах
Без бумажки ты...
Почему российским автолюбителям придется пройтись по судам
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Доброе утро, Вьетнам!
Еще одна азиатская страна сошла с ума по караоке
«Бабушка спрашивает, заставляют ли мусульмане сменить веру»
История москвички, которая переехала в Объединенные Арабские Эмираты
Жируха
В лондонской канализации нашли мерзкое нечто
Тайное оружие наркобаронов
У них есть танки, суперкомпьютеры и беспилотники
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки