Ахмадинеджад вступился за осужденного оппозиционного режиссера

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад выразил свое недовольство приговором оппозиционному иранскому режиссеру Джафару Панахи (Jafar Panahi), вынесенным ему за антиправительственную пропаганду. Об этом в среду, 19 января, сообщает DPA со ссылкой на иранское агентство "Фарс".

По словам главы президентской администрации Эсфандияра Рахим-Машеи (Esfandiar Rahim-Mashaei), лидеру Ирана больше всего не понравился 20-летний запрет на режиссерскую деятельность Панахи. Запрет также распространяется на написание сценариев, зарубежные поездки и общение с прессой. Кроме того, он должен отбыть шестилетний тюремный срок.

Джафар Панахи был арестован в марте 2010 года вместе с членами своей семьи и еще несколькими людьми. Позже большая часть из них была выпущена на свободу. Сам он, как напоминает Agence France-Presse, в мае был освобожден под залог примерно в 200 тысяч долларов. Одной из претензий, предъявленных к нему властями, стали съемки фильма о беспорядках, которые сопровождали президентские выборы 2009 года.

Приговор режиссеру был вынесен в декабре. Вместе с ним был осужден другой иранский режиссер Мохаммад Расулоф (Mohammad Rasoulof). Имеются ли у властей претензии по поводу его приговора, не сообщается. Между тем Панахи, как сообщает DPA, уже оспорил решение суда.

Вскоре после того, как Панахи был вынесен приговор, в его защиту выступили такие известные режиссеры, как Стивен Спилберг, Мартин Скорсезе, Энг Ли и Оливер Стоун. Иранский режиссер ранее не раз получал мировое признание, когда ему присудили награды на престижных кинофестивалях в Каннах, Венеции и Берлине.

Мир00:02Сегодня
Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев и президент Египта Гамаль Абдель Насер в Луксоре, май 1964 года

«На всех Насер»

Диктаторы Египта любили Гитлера и предавали Москву
Мир00:0216 октября

Кровавый вождь

Он мог убить Ким Ир Сена и втянуть СССР в третью мировую
Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях