Левитин отверг претензии Польши к диспетчеру аэропорта под Смоленском

Министр транспорта России Игорь Левитин выразил сожаление в связи с выводами польской комиссии о причинах крушения самолета Леха Качиньского под Смоленском, сообщает "Интерфакс".

По словам Левитина, в материалах о катастрофе, опубликованных польской стороной в конце июля, содержались суждения о разделении вины и ответственности за крушение самолета, тогда как российская сторона, утверждает министр, вела расследование на основе фактов, а не их суждений и гипотез.

В частности, в докладе содержались утверждения о несогласованности действий сотрудников аэропорта "Смоленск-Северный", принимавшего польский Ту-154. По словам Левитина, претензии к диспетчерам необоснованны, так как они в соответствие с международными правилами не имеют права диктовать решения экипажу международного рейса. В случае, если бы диспетчер потребовал отказа командира самолета Качиньского от посадки в Смоленске, то превысил свои полномочия и нарушил нормы международной практики, утверждает министр.

"Цель расследования должна находиться в плоскости объективного установления причины для предотвращения в будущем подобных трагедий, и Россия все делает для этого", - приводит слова Левитина РИА Новости.

Министр транспорта РФ отметил, что несмотря на доклад польской стороны, Россия готова пережить вместе с Польшей "это серьезное испытание" для отношений между странами.

Отчет польской стороны о катастрофе 10 апреля 2010 года, в результате которой погиб президент Польши и ряд высокопоставленных чиновников страны, был представлен 29 июля 2011 года. Согласно выводам Варшавы, были допущены нарушения как с польской стороны, в том числе и в области подготовки пилотов, так и с российской.

Аналогичный отчет Межгосударственного авиационного комитета был опубликован в начале 2011 года. В нем говорилось, что экипаж самолета самостоятельно принял решение о посадке в Смоленске несмотря на непригодные для снижения погодные условия. По мнению МАК, существенная часть доклада польских коллег соответствует аналогичному российскому документу, но отдельные выводы российским экспертам остались непонятны.