Вусмерть пьяный житель Владивостока «ожил» в морге и попал на свои поминки

Во Владивостоке врачи по ошибке признали умершим мужчину, который накануне выпивал с друзьями. Об этом рассказывает «Блокнот».

После очередной стопки водки местный житель почувствовал себя плохо и упал на пол. Его знакомые вызвали скорую. Медики констатировали смерть и отправили тело в морг. Оказавшись в холодильнике и протрезвев, мужчина пришел в себя, закричал, побежал к двери и стал в нее колотить.

Шум привлек внимание женщины-сторожа, проводившей обход. Она решила обратиться к врачам. Те посчитали, что у нее не все в порядке с головой и предложили ей принять успокоительное, но полицию все же вызвали.

«Прибывшие сотрудники открыли дверь, и в коридор в панике выбежал "воскресший" мужчина, — сообщили в управлении уголовного розыска Владивостока. — Его отогрели, привели в себя, опросили и отпустили домой».

Как пишет «Блокнот» со ссылкой на газету «Хасанские вести», мужчина сразу решил вернуться к товарищам, чтобы рассказать им о произошедшем, и попал на собственные поминки. Увидев своего друга живым, приятели начали совместно отмечать его возвращение.

Обсудить
Дон баритон
Умер Дмитрий Хворостовский — самый прославленный российский оперный певец
Циркуль в глаз
Судьба еврейского художника: от украинских сказок до нацистской выставки
«Происходящее — форма женского освобождения»
Йоаким Триер о мистической драме про лесбийскую любовь и Бога
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Тест: какой автобренд круче
Угадываем компании, которые зарабатывают на нас больше остальных
Самые большие шины в мире
Огромные покрышки, которые подойдут даже машине Годзиллы
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно