Россия

По памяти, на ощупь Слепой искусствовед Алексей Филатов читает лекции, занимается танцем и живописью

Цикл«Лента.ру»-2017: лучшее
18 фото

Получив искусствоведческое образование в 2008 году, Алексей Филатов из Екатеринбурга начал преподавательскую деятельность. Но спустя три года перенес тяжелый грипп и в результате осложнений полностью лишился зрения. Преподавание Алексей не бросил — до недавнего времени вел курс «Искусство стран Восточной Европы» в УрГУ имени Горького, сейчас преподает в коррекционной школе, читает лекции воспитанникам детского дома и подопечным благотворительного фонда «Верба». О произведениях искусства он рассказывает по памяти и продолжает учиться, слушая аудиокниги и посещая лекции. И вкуса к жизни не потерял. Сегодня он активно вовлекает в художественный процесс слабовидящих людей. В 2015 году появился проект «Живопись слепых». Чуть позже Алексей начал сотрудничество с инклюзивным союзом «СоБытие» — их совместный проект основан на опыте современного танца. Фоторепортаж «Ленты.ру» — о том, как человек познает искусство в темноте.

 «Я никогда не отказывался от чего-то, что делает меня лучше. В том смысле, что я никогда не стеснялся чему-то учиться и продолжаю учиться».

Алексей Филатов дома. Семья для Алексея — самая надежная опора в жизни

Фото: Дарья Гарник

«Я никогда не отказывался от чего-то, что делает меня лучше. В том смысле, что я никогда не стеснялся чему-то учиться и продолжаю учиться».

Незрячие и слабовидящие люди наливают разную краску на холст, и она растекается яркими пятнами, линиями, кляксами, которым художник придает направление, — в результате получается абстрактное полотно с различными зрительными образами. Произведения можно трогать руками, чтобы почувствовать фактурное изображение.

В 2015 году проект «Живопись слепых» получил президентский грант, а в 2016-м Алексей с этим творческим экспериментом стал лауреатом премии «Филантроп» в номинации «Преодоление. За гранью возможного».

Алексей на выставке «Живопись слепых» в Ельцин-центре

Фото: Дарья Гарник

Незрячие и слабовидящие люди наливают разную краску на холст, и она растекается яркими пятнами, линиями, кляксами, которым художник придает направление, — в результате получается абстрактное полотно с различными зрительными образами. Произведения можно трогать руками, чтобы почувствовать фактурное изображение.

В 2015 году проект «Живопись слепых» получил президентский грант, а в 2016-м Алексей с этим творческим экспериментом стал лауреатом премии «Филантроп» в номинации «Преодоление. За гранью возможного».

Подопечные благотворительного центра «Верба» внимательно слушают лекции Алексея — у «вербовцев» очень теплые отношения с преподавателем. Он рассказывает о мировом искусстве разным категориям слушателей — взрослым и детям, как подготовленным, так и не очень.

На лекции

Фото: Дарья Гарник

Подопечные благотворительного центра «Верба» внимательно слушают лекции Алексея — у «вербовцев» очень теплые отношения с преподавателем. Он рассказывает о мировом искусстве разным категориям слушателей — взрослым и детям, как подготовленным, так и не очень.

Большая часть его лекций — благотворительная. Фонду и детскому дому просто нечем платить. До недавнего времени Алексей числился внештатным педагогом дополнительного образования в школе-интернате имени Мартиросяна, но с 2017 года там сократили финансирование.  

«Не может же директор из своего кармана мне платить. Но я вообще-то детям обещал, что триаду великих европейских художников я закончу. Рафаэль, Леонардо, остался вот Микеланджело — я обязательно приеду, я обещал».

Алексей читает лекцию о творчестве художников эпохи Возрождения

Фото: Дарья Гарник

Большая часть его лекций — благотворительная. Фонду и детскому дому просто нечем платить. До недавнего времени Алексей числился внештатным педагогом дополнительного образования в школе-интернате имени Мартиросяна, но с 2017 года там сократили финансирование.

«Не может же директор из своего кармана мне платить. Но я вообще-то детям обещал, что триаду великих европейских художников я закончу. Рафаэль, Леонардо, остался вот Микеланджело — я обязательно приеду, я обещал».

Алексей запомнил лицо сына, когда тот был тринадцатилетним. Сейчас его сын повзрослел, и Алексей переживает, что не знает, как теперь выглядит его ребенок. «Хотя бы чуть-чуть подглядеть. Чтобы открыли какое-нибудь окошечко, чтобы было видно, какой носик у сына, побрился не побрился?».

Фото: Дарья Гарник

Алексей запомнил лицо сына, когда тот был тринадцатилетним. Сейчас его сын повзрослел, и Алексей переживает, что не знает, как теперь выглядит его ребенок. «Хотя бы чуть-чуть подглядеть. Чтобы открыли какое-нибудь окошечко, чтобы было видно, какой носик у сына, побрился не побрился?».

В конце 2015 года Алексей познакомился с Андреем Захаровым — хореографом творческого союза «СоБытие», в котором Андрей работает со слепыми людьми разных возрастов. Весной 2016-го они представили готовый номер и начали выступать на различных площадках.

Проект «СоБытие» стал лауреатом международного фестиваля Inclusive Dance и всероссийского фестиваля особых театров «Протеатр». Проект не финансируется — его участники сами шьют костюмы и создают декорации.

Алексей репетирует очередной танцевальный номер

Фото: Дарья Гарник

В конце 2015 года Алексей познакомился с Андреем Захаровым — хореографом творческого союза «СоБытие», в котором Андрей работает со слепыми людьми разных возрастов. Весной 2016-го они представили готовый номер и начали выступать на различных площадках.

Проект «СоБытие» стал лауреатом международного фестиваля Inclusive Dance и всероссийского фестиваля особых театров «Протеатр». Проект не финансируется — его участники сами шьют костюмы и создают декорации.

«Жизнь на ощупь — она же полна неожиданностей — вдруг появляются дверные косяки и всякая ерунда. Я, конечно, ориентируюсь по квартире — но то тут не вписался, то там. Кожу содрал. Не кровит? Ну и ладно».

Алексей печет печенье

Фото: Дарья Гарник

«Жизнь на ощупь — она же полна неожиданностей — вдруг появляются дверные косяки и всякая ерунда. Я, конечно, ориентируюсь по квартире — но то тут не вписался, то там. Кожу содрал. Не кровит? Ну и ладно».

«Для слепого пространство — вытянутая рука. А как же слепые с рождения? Как они ощущают пространство? Вытянутая рука вверх — а что там дальше? Ребенок слепой не знает, что там над головой. А как это объяснить? Макетами, конструкторами. По-другому никак. А архитектура? Масштаб сооружения — это очень сложно. Это же надо все потрогать».

Фото: Дарья Гарник

«Для слепого пространство — вытянутая рука. А как же слепые с рождения? Как они ощущают пространство? Вытянутая рука вверх — а что там дальше? Ребенок слепой не знает, что там над головой. А как это объяснить? Макетами, конструкторами. По-другому никак. А архитектура? Масштаб сооружения — это очень сложно. Это же надо все потрогать».

Ольга говорит, что много лет назад вышла замуж и с тех пор жила за мужем как за каменной стеной, и для нее ничего не изменилось, она все так же — как за каменной стеной. В следующем году Ольга и Алексей отпразднуют серебряную свадьбу.

Алексей с женой Ольгой

Фото: Дарья Гарник

Ольга говорит, что много лет назад вышла замуж и с тех пор жила за мужем как за каменной стеной, и для нее ничего не изменилось, она все так же — как за каменной стеной. В следующем году Ольга и Алексей отпразднуют серебряную свадьбу.

Когда есть свободное время, Алексей занимается вязанием. Этот палантин он связал для племянницы, живущей в Германии. 

«Все мои свитера связаны собственноручно. А еще у меня в Германии сестер — я сбился со счету. У Наташки два сына близнеца, Доминик и Микаэль. Старшая дочь Аделина. Я вот ломал голову — что связать пацанам? Две жилетки! А племяннице? Ей 16 лет, она любит все черное. Думал-думал — девчонки же носят шарфы, палантины. И берет. Будет комплект».

Фото: Дарья Гарник

Когда есть свободное время, Алексей занимается вязанием. Этот палантин он связал для племянницы, живущей в Германии.

«Все мои свитера связаны собственноручно. А еще у меня в Германии сестер — я сбился со счету. У Наташки два сына близнеца, Доминик и Микаэль. Старшая дочь Аделина. Я вот ломал голову — что связать пацанам? Две жилетки! А племяннице? Ей 16 лет, она любит все черное. Думал-думал — девчонки же носят шарфы, палантины. И берет. Будет комплект».

Среди памятных вещей стоят награды Алексея: статуэтка премии «Филантроп», которую Алексей получил в 2016 году, и награда международного фестиваля Inclusive Dance.

В гостиной у Филатовых

Фото: Дарья Гарник

Среди памятных вещей стоят награды Алексея: статуэтка премии «Филантроп», которую Алексей получил в 2016 году, и награда международного фестиваля Inclusive Dance.

«В Марбурге был восторг — ездил на фестиваль слепых. Марбургский замок — вот как он выглядит? Там макет этого замка есть. Можно все трогать — и я сам все буду знать, где здесь какие табернакли, какие аркады, где какие колоннады, окна, всю архитектуру пощупать можно. У всех значимых памятников архитектуры такой макет. И все подписано — и Брайль, и выпуклые буквы. Я все потрогал. Чувствуешь себя мальчишкой. Я представляю себе, какие это архитектурные детали. Вспомнил все возможные иллюстрации. Восторг для слепого человека».

Алексей играет с домашней любимицей

Фото: Дарья Гарник

«В Марбурге был восторг — ездил на фестиваль слепых. Марбургский замок — вот как он выглядит? Там макет этого замка есть. Можно все трогать — и я сам все буду знать, где здесь какие табернакли, какие аркады, где какие колоннады, окна, всю архитектуру пощупать можно. У всех значимых памятников архитектуры такой макет. И все подписано — и Брайль, и выпуклые буквы. Я все потрогал. Чувствуешь себя мальчишкой. Я представляю себе, какие это архитектурные детали. Вспомнил все возможные иллюстрации. Восторг для слепого человека».

«В прошлом году приезжал на лекции к деткам — брал из дома свою Эйфелеву башню. Как это объяснить? А здесь дал ребенку макет — все понятно. При помощи 3D-принтера можно печатать модели. Мечтаю, чтобы у меня был периптер со съемными колоннами, чтобы был стереобат. Чтобы в центр ребенок мог поставить наос, и поставить колонны, и закрыть все это двускатной крышей. И классическую колонну отдельно. Сколько стоит такой конструктор? 50 тысяч».

Алексей идет домой после урока в коррекционной школе имени С.А. Мартиросяна

Фото: Дарья Гарник

«В прошлом году приезжал на лекции к деткам — брал из дома свою Эйфелеву башню. Как это объяснить? А здесь дал ребенку макет — все понятно. При помощи 3D-принтера можно печатать модели. Мечтаю, чтобы у меня был периптер со съемными колоннами, чтобы был стереобат. Чтобы в центр ребенок мог поставить наос, и поставить колонны, и закрыть все это двускатной крышей. И классическую колонну отдельно. Сколько стоит такой конструктор? 50 тысяч».

Алексей во время исполнения сольного номера на сцене Областного центра реабилитации инвалидов. Участники союза «СоБытие» используют в постановках различные объекты. Это помогает лучше ощущать себя в пространстве.

Фото: Дарья Гарник

Алексей во время исполнения сольного номера на сцене Областного центра реабилитации инвалидов. Участники союза «СоБытие» используют в постановках различные объекты. Это помогает лучше ощущать себя в пространстве.

Несмотря на то что за спиной у Алексея большой танцевальный опыт, он всегда волнуется перед выходом на сцену, особенно в новом месте.

За кулисами перед выходом на сцену

Фото: Дарья Гарник

Несмотря на то что за спиной у Алексея большой танцевальный опыт, он всегда волнуется перед выходом на сцену, особенно в новом месте.

Алексей во время исполнения сольного танцевального номера. Иногда он его исполняет вместе с хореографом Андреем Захаровым.

Танец

Фото: Дарья Гарник

Алексей во время исполнения сольного танцевального номера. Иногда он его исполняет вместе с хореографом Андреем Захаровым.

В гостиной Филатовых висит целая экспозиция художественных произведений, в том числе работ, выполненных Алексеем после того, как он потерял зрение.

Алексей с семьей

Фото: Дарья Гарник

В гостиной Филатовых висит целая экспозиция художественных произведений, в том числе работ, выполненных Алексеем после того, как он потерял зрение.

Алексей не оставляет надежду, что в будущем сможет видеть. Он надеется на медицину, науку, суперизобретение. Шутит, что поставит разные камеры в глаза — в один глаз обычную камеру, в другой — рентгеновскую. Одним глазом будет смотреть на шедевр, а другим проверять — подлинник или подделка. Алексей мечтает попасть в Париж — неважно, с какой камерой в глазу.

Фото: Дарья Гарник

Алексей не оставляет надежду, что в будущем сможет видеть. Он надеется на медицину, науку, суперизобретение. Шутит, что поставит разные камеры в глаза — в один глаз обычную камеру, в другой — рентгеновскую. Одним глазом будет смотреть на шедевр, а другим проверять — подлинник или подделка. Алексей мечтает попасть в Париж — неважно, с какой камерой в глазу.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.