Из жизни

Завтрак сумоиста Фотоистория про закулисную жизнь хранителей древнего японского единоборства

16 фото

Корреспондент информационного агентства Reuters Иссэй Като провел день с сумоистами, тренирующимися под началом известного борца Кёкутэнхо Масару. Его пустили в святая святых — буддийский храм Гандзодзи Якусидо, который на время важного турнира, проходящего в японском городе Нагоя, заняла хэя (школа) Томодзуна. «Лента.ру» выяснила, что удалось подсмотреть фотографу.

Спортсмены поднимаются с первыми лучами солнца и отправляются на изнурительную тренировку. В течение трех часов все одиннадцать борцов из хэя Томодзуна, которую возглавляет Кекутэнхо, отрабатывают броски и захваты, которые потребуются им во время турнира.

Фото: Issei Kato / Reuters

Спортсмены поднимаются с первыми лучами солнца и отправляются на изнурительную тренировку. В течение трех часов все одиннадцать борцов из хэя Томодзуна, которую возглавляет Кекутэнхо, отрабатывают броски и захваты, которые потребуются им во время турнира.

По традиции, пояс маваси — единственная одежда, которую носят сумоисты во время поединка. Девятиметровую ленту пять раз обматывают вокруг голого тела и завязывают за спиной узлом. Правила сумо запрещают хватать противника за волосы, уши, пальцы и ту часть маваси, которая закрывает гениталии. Все остальное разрешено. Побеждает тот, кто сумеет вытолкнуть другого за пределы очерченного на помосте круга.

Маваси — традиционная одежда сумоиста

Фото: Issei Kato / Reuters

По традиции, пояс маваси — единственная одежда, которую носят сумоисты во время поединка. Девятиметровую ленту пять раз обматывают вокруг голого тела и завязывают за спиной узлом. Правила сумо запрещают хватать противника за волосы, уши, пальцы и ту часть маваси, которая закрывает гениталии. Все остальное разрешено. Побеждает тот, кто сумеет вытолкнуть другого за пределы очерченного на помосте круга.

Суровые тренировки и необходимость строго следовать традициям отпугивают молодых японцев, поэтому среди борцов все больше выходцев из других стран. Кекутэнхо, тренирующий сумоистов в хэя Томодзуна, тоже родился не в Японии. Он приехал в Страну восходящего солнца четверть века назад и стал первым монголом, который возглавил профессиональную школу сумо.

Кёкутенхо Масару

Фото: Issei Kato / Reuters

Суровые тренировки и необходимость строго следовать традициям отпугивают молодых японцев, поэтому среди борцов все больше выходцев из других стран. Кекутэнхо, тренирующий сумоистов в хэя Томодзуна, тоже родился не в Японии. Он приехал в Страну восходящего солнца четверть века назад и стал первым монголом, который возглавил профессиональную школу сумо.

«Язык был главной причиной стресса, — вспоминает Кёкутэнхо свои первые шаги в Японии. — Я ничего не понимал. Ни когда меня ругали, ни когда хвалили». Теперь он говорит по-японски почти без акцента, женился на японке и отказался от монгольского гражданства, чтобы стать подданным императора Акихито.

Сумоист Кайхо на тренировке

Фото: Issei Kato / Reuters

«Язык был главной причиной стресса, — вспоминает Кёкутэнхо свои первые шаги в Японии. — Я ничего не понимал. Ни когда меня ругали, ни когда хвалили». Теперь он говорит по-японски почти без акцента, женился на японке и отказался от монгольского гражданства, чтобы стать подданным императора Акихито.

О своих корнях пришлось забыть не только Кёкутэнхо, но и его подопечным, приехавшим из-за границы. «Мы собираем волосы в пучок, носим кимоно, ходим в сандалиях и живем по японским правилам, по правилам сумо, — поясняет он. — Это лишь прихоть судьбы, что мы родились в другой стране».

Бразильский сумоист Кайсэй (слева) и монгольский борец Кёкусюхо

Фото: Issei Kato / Reuters

О своих корнях пришлось забыть не только Кёкутэнхо, но и его подопечным, приехавшим из-за границы. «Мы собираем волосы в пучок, носим кимоно, ходим в сандалиях и живем по японским правилам, по правилам сумо, — поясняет он. — Это лишь прихоть судьбы, что мы родились в другой стране».

Внешний вид борцов строго регламентируется и не менялся сотни лет. Макушку профессиональных сумоистов украшает самурайский пучок. Дело не только в традиции. У такой прически есть и практический смысл: она способна смягчить удар при падении головой вниз.

Младший борец поправляет прическу сумоиста Кёкусюхо после тренировки

Фото: Issei Kato / Reuters

Внешний вид борцов строго регламентируется и не менялся сотни лет. Макушку профессиональных сумоистов украшает самурайский пучок. Дело не только в традиции. У такой прически есть и практический смысл: она способна смягчить удар при падении головой вниз.

Тщедушному сумоисту на ринге ничего не светит. Профессиональные борцы, занимающиеся этим видом спорта, весят не менее 120 килограммов. Основа рациона— японское кушанье тянконабэ. В горшок с бульоном бросают курицу, рыбу, говядину и овощи. Получившееся варево по калорийности опережает пять-шесть обычных блюд.

Тянконабэ — основа рациона сумоиста

Фото: Issei Kato / Reuters

Тщедушному сумоисту на ринге ничего не светит. Профессиональные борцы, занимающиеся этим видом спорта, весят не менее 120 килограммов. Основа рациона— японское кушанье тянконабэ. В горшок с бульоном бросают курицу, рыбу, говядину и овощи. Получившееся варево по калорийности опережает пять-шесть обычных блюд.

Члены хэя Томодзуна поглощают восемь тысяч калорий в сутки. Тянконабэ помогает, но ее мало. Борцы добирают недостающую энергию при помощи свиных ног, жареной рыбы и пареного риса.

Сумоист Кайхо ест тянконабэ

Фото: Issei Kato / Reuters

Члены хэя Томодзуна поглощают восемь тысяч калорий в сутки. Тянконабэ помогает, но ее мало. Борцы добирают недостающую энергию при помощи свиных ног, жареной рыбы и пареного риса.

После плотного обеда спортсмену предписан сон. Чтобы не терять вес, сразу после еды борцы дремлют в течение нескольких часов. Перед сном они надевают кислородные маски. Так легче дышать, поэтому сумоисты готовы мириться с этим отклонением от древней традиции.

Тихий час

Фото: Issei Kato / Reuters

После плотного обеда спортсмену предписан сон. Чтобы не терять вес, сразу после еды борцы дремлют в течение нескольких часов. Перед сном они надевают кислородные маски. Так легче дышать, поэтому сумоисты готовы мириться с этим отклонением от древней традиции.

Сумоист Кёкутайсэй отдыхает с мобильным телефоном в руке

Фото: Issei Kato / Reuters

Борец Кайхо на тренировке в храме Гандзодзи Якусидо

Фото: Issei Kato / Reuters

Японцев давно перестало смущать, что сохранение древнего единоборства отдано на откуп иностранцам.

Местные жители смотрят на тренировку в храме Гандзодзи Якусидо

Фото: Issei Kato / Reuters

Японцев давно перестало смущать, что сохранение древнего единоборства отдано на откуп иностранцам.

После тренировки борцы выходят во двор и встречаются с поклонниками.

Кекутэнхо раздает автографы

Фото: Issei Kato / Reuters

После тренировки борцы выходят во двор и встречаются с поклонниками.

Сумоист Кайнорю играет с детьми во дворе храма

Фото: Issei Kato / Reuters

Сумоист Кайнисики возвращается в храм Гандзодзи Якусидо на тренировку

Фото: Issei Kato / Reuters

Японский сумоист Кекутайсэй, монгольский борец Кекусюхо и спортсмены Кайсэй и Асасихо, приехавшие из Бразилии, отправляются на званый обед

Фото: Issei Kato / Reuters

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.