Силовые структуры

По Кругу Чем живет Владимирский централ после смерти великого шансонье

Цикл«Лента.ру»-2017: лучшее
22 фото

Учреждения Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по праву считаются одними из самых закрытых объектов в стране. Между тем жизнь продолжается и там — за колючей проволокой и высокими заборами. Люди, оказавшиеся в местах не столь отдаленных, налаживают свой быт, занимаются творчеством и строят отношения. «Лента.ру» побывала в нескольких российских колониях и узнала, чем и как день ото дня живут заключенные.

Руководитель музея, ветеран уголовно-исполнительной системы (УИС) Игорь Закурдаев считает, что нынешние криминальные авторитеты измельчали — и криминальная романтика постепенно уходит в прошлое. «Контингент и менталитет очень сильно изменились. Сейчас очень распространена 228 статья УК РФ о незаконном обороте наркотиков, никто работать нормально не может, даже хозяйственный отряд не подберешь. Умельцев нет, образования нет, даже писать не умеют, больные приходят. Менталитет изменился тоже, люди стали идти на контакт, раньше такого не было. Те, кто раньше начинал контактировать с администрацией, у них начинались проблемы с заключенными. Сейчас все изменилось, все общаются и выходят раньше. Жизнь по понятиям уходит в прошлое, а что-то переходит в непонятные формы», — делится своим мнением ветеран УИС.

Экспонаты музея Владимирского централа

Фото: Любовь Ширижик

Руководитель музея, ветеран уголовно-исполнительной системы (УИС) Игорь Закурдаев считает, что нынешние криминальные авторитеты измельчали — и криминальная романтика постепенно уходит в прошлое. «Контингент и менталитет очень сильно изменились. Сейчас очень распространена 228 статья УК РФ о незаконном обороте наркотиков, никто работать нормально не может, даже хозяйственный отряд не подберешь. Умельцев нет, образования нет, даже писать не умеют, больные приходят. Менталитет изменился тоже, люди стали идти на контакт, раньше такого не было. Те, кто раньше начинал контактировать с администрацией, у них начинались проблемы с заключенными. Сейчас все изменилось, все общаются и выходят раньше. Жизнь по понятиям уходит в прошлое, а что-то переходит в непонятные формы», — делится своим мнением ветеран УИС.

Игорь Закурдаев вспоминает, что раньше в книгах делали тайники, а потом передавали их сидельцам. Но теперь такого нет, хотя литературу заключенные до сих пор получают от родственников. «Чтиво современное запрещено, такие книжки в мягком переплете, там наркотики, убийства, расследования. Разрешено: нравственное, эстетическое, любовные романы, классика. Очень много учебной литературы», — отмечает он.

Музей Владимирского централа

Фото: Любовь Ширижик

Игорь Закурдаев вспоминает, что раньше в книгах делали тайники, а потом передавали их сидельцам. Но теперь такого нет, хотя литературу заключенные до сих пор получают от родственников. «Чтиво современное запрещено, такие книжки в мягком переплете, там наркотики, убийства, расследования. Разрешено: нравственное, эстетическое, любовные романы, классика. Очень много учебной литературы», — отмечает он.

Владимирский централ — самая большая тюрьма из восьми существующих в России. Сейчас в ней на особом режиме находятся 235 опасных преступников. На территории полный запрет на мобильные телефоны, даже начальник тюрьмы сдает свой гаджет. Однако, самые талантливые из узников не сидят без дела в отсутствие гаджетов: к примеру, изготавливают шахматы.

Шахматы в музее Владимирского централа

Фото: Любовь Ширижик

Владимирский централ — самая большая тюрьма из восьми существующих в России. Сейчас в ней на особом режиме находятся 235 опасных преступников. На территории полный запрет на мобильные телефоны, даже начальник тюрьмы сдает свой гаджет. Однако, самые талантливые из узников не сидят без дела в отсутствие гаджетов: к примеру, изготавливают шахматы.

Из пяти корпусов старой тюрьмы, которой в этом году исполняется 234 года, два здания недавно отремонтировали. Камеры теперь похожи на номера дешевого хостела: двухуровневые кровати, холодильник, телевизор и туалет в отдельной комнате. На полу у входной двери — тапочки для камеры и резиновые, для душа. В общем коридоре у каждой двери в камеру установлен металлический рукав. Это ключеулавливатель. В случае нападения охранник бросает в рукав ключи и заключенные лишаются возможности выбраться на волю.

Новый корпус Владимирского централа

Фото: Любовь Ширижик

Из пяти корпусов старой тюрьмы, которой в этом году исполняется 234 года, два здания недавно отремонтировали. Камеры теперь похожи на номера дешевого хостела: двухуровневые кровати, холодильник, телевизор и туалет в отдельной комнате. На полу у входной двери — тапочки для камеры и резиновые, для душа. В общем коридоре у каждой двери в камеру установлен металлический рукав. Это ключеулавливатель. В случае нападения охранник бросает в рукав ключи и заключенные лишаются возможности выбраться на волю.

Каждая камера только что открывшегося нового корпуса в тюрьме Владимирский централ оснащена видеонаблюдением, датчиками несанкционированного открытия дверей, окошек для приема пищи, предусмотрена система внешнего перекрытия окон в чрезвычайных ситуациях. Раньше часовой смотрел в окошки дверей камер, следил, как заключенные соблюдают режим. За операторами в центре дистанционного управления также ведется наблюдение.

Центр дистанционного надзора за осужденными во Владимирском Централе

Фото: Любовь Ширижик

Каждая камера только что открывшегося нового корпуса в тюрьме Владимирский централ оснащена видеонаблюдением, датчиками несанкционированного открытия дверей, окошек для приема пищи, предусмотрена система внешнего перекрытия окон в чрезвычайных ситуациях. Раньше часовой смотрел в окошки дверей камер, следил, как заключенные соблюдают режим. За операторами в центре дистанционного управления также ведется наблюдение.

«В женской зоне не живут по понятиям, здесь нет тюремной романтики. Сейчас, как мне кажется, и в мужских это изживается», — делится с «Лентой.ру» своим мнением сотрудница колонии. «Кто хочет выйти по УДО, соблюдают порядок и режим, а кто-то бунтует. Скверный характер и здесь проявляется. За нарушения режима отправляют в ШИЗО, примерно четыре женщины в месяц туда попадают. Ссорятся по разным причинам: личные вещи или косметику не поделили. Кто-то на воле крал, вот и здесь возьмут без спроса крем у другой, вот конфликт. Мы с ними разговариваем, объясняем», — говорит она.

Женская колония в поселке Головино (Владимирская область)

Фото: Любовь Ширижик

«В женской зоне не живут по понятиям, здесь нет тюремной романтики. Сейчас, как мне кажется, и в мужских это изживается», — делится с «Лентой.ру» своим мнением сотрудница колонии. «Кто хочет выйти по УДО, соблюдают порядок и режим, а кто-то бунтует. Скверный характер и здесь проявляется. За нарушения режима отправляют в ШИЗО, примерно четыре женщины в месяц туда попадают. Ссорятся по разным причинам: личные вещи или косметику не поделили. Кто-то на воле крал, вот и здесь возьмут без спроса крем у другой, вот конфликт. Мы с ними разговариваем, объясняем», — говорит она.

Наталья девять лет сидит в колонии за убийство, впереди у нее еще семь лет. Она сейчас живет вместе с младшим сыном в корпусе совместного проживания матерей и детей. «Вышла на работу после того, как сыну исполнилось полтора года. Отвожу его в садик, потом иду в цех. Надеюсь выйти по УДО до того, как сыну исполнится три года. На свидания приезжают родители, старший брат, старший сын, муж регулярно», — рассказывает она. Вместе с ней в корпусе еще восемь мамочек с детьми. А всего в колонии сейчас 856 заключенных.

Осужденная Наталья с детьми

Фото: Любовь Ширижик

Наталья девять лет сидит в колонии за убийство, впереди у нее еще семь лет. Она сейчас живет вместе с младшим сыном в корпусе совместного проживания матерей и детей. «Вышла на работу после того, как сыну исполнилось полтора года. Отвожу его в садик, потом иду в цех. Надеюсь выйти по УДО до того, как сыну исполнится три года. На свидания приезжают родители, старший брат, старший сын, муж регулярно», — рассказывает она. Вместе с ней в корпусе еще восемь мамочек с детьми. А всего в колонии сейчас 856 заключенных.

Татьяну, осужденную за наркотики, перевели на облегченные условия пребывания. «Я проявила себя на промзоне как хорошая швея и в жилзоне, участвуя во всех мероприятиях, и выбрали меня. Здесь я дневальная: слежу за порядком в отряде, формой одежды осужденных, предупреждаю их о мероприятиях. В январе буду подавать на УДО», — рассказала женщина.

Корпус с облегченными условиями пребывания

Фото: Любовь Ширижик

Татьяну, осужденную за наркотики, перевели на облегченные условия пребывания. «Я проявила себя на промзоне как хорошая швея и в жилзоне, участвуя во всех мероприятиях, и выбрали меня. Здесь я дневальная: слежу за порядком в отряде, формой одежды осужденных, предупреждаю их о мероприятиях. В январе буду подавать на УДО», — рассказала женщина.

Головинская женская колония — старейшая во Владимирской области. Здесь провела один месяц бывшая чиновница Минобороны Евгения Васильева, осужденная за масштабные хищения государственной собственности. Она должна была провести в колонии 2,5 года, но суд освободил ее по УДО.

Кухня корпуса с облегченными условиями пребывания

Фото: Любовь Ширижик

Головинская женская колония — старейшая во Владимирской области. Здесь провела один месяц бывшая чиновница Минобороны Евгения Васильева, осужденная за масштабные хищения государственной собственности. Она должна была провести в колонии 2,5 года, но суд освободил ее по УДО.

«Васильева не одна такая была у нас, из высшего общества. Приходят по 159 статье УК РФ («Мошенничество»), все образованные, по два-три образования имеют, несколько языков знают. Но в карантине мы сбиваем с них спесь, объясняем, что теперь они на зоне, здесь нужно соблюдать порядок, если хотят побыстрее выйти. Ведите себя хорошо и быстро выйдете», — рассказала «Ленте.ру» сотрудница колонии. По ее словам, у них, в основном, сидят по 228 и 158 статьям УК РФ («Незаконный оборот наркотиков» и «Кража»). «За наркотики обычно цыганки, без образования», — уточняет она.

Предметы тюремной кухни

Фото: Любовь Ширижик

«Васильева не одна такая была у нас, из высшего общества. Приходят по 159 статье УК РФ («Мошенничество»), все образованные, по два-три образования имеют, несколько языков знают. Но в карантине мы сбиваем с них спесь, объясняем, что теперь они на зоне, здесь нужно соблюдать порядок, если хотят побыстрее выйти. Ведите себя хорошо и быстро выйдете», — рассказала «Ленте.ру» сотрудница колонии. По ее словам, у них, в основном, сидят по 228 и 158 статьям УК РФ («Незаконный оборот наркотиков» и «Кража»). «За наркотики обычно цыганки, без образования», — уточняет она.

К 80-летнему юбилею колонии осужденные женщины из кружка растениеводства разбили на территории цветочные клумбы, обновили фонтан в виде слона с бьющей из хобота водой, которая стекает по уложенным ступеньками камням. Фигура животного сделана из металлического каркаса, полностью покрытого свежей травой. Заключенных обучают основам ландшафтного дизайна.

Территория Головинской женской колонии

Фото: Любовь Ширижик

К 80-летнему юбилею колонии осужденные женщины из кружка растениеводства разбили на территории цветочные клумбы, обновили фонтан в виде слона с бьющей из хобота водой, которая стекает по уложенным ступеньками камням. Фигура животного сделана из металлического каркаса, полностью покрытого свежей травой. Заключенных обучают основам ландшафтного дизайна.

Осужденные во время отбытия наказания могут получить среднее образование. Каждый год в колонии готовят 200 специалистов: швей, облицовщиков, машинистов котельных установок, слесарей-ремонтников швейного оборудования, мастеров строительно-отделочных работ, парикмахеров и овощеводов.

Комната психологической разгрузки

Фото: Любовь Ширижик

Осужденные во время отбытия наказания могут получить среднее образование. Каждый год в колонии готовят 200 специалистов: швей, облицовщиков, машинистов котельных установок, слесарей-ремонтников швейного оборудования, мастеров строительно-отделочных работ, парикмахеров и овощеводов.

К 80-летию колонии местный самодеятельный театр подготовил концерт. Татьяна сидит здесь два года за наркотики. На воле руководила художественным театром. Год назад женщина предложила администрации  колонии создать самодеятельный театр. Пришла и говорит: «Творчество требует выхода», ей разрешили. «Время быстрее полетело, веселее стало. Мне еще два года (сидеть)», — говорит Татьяна «Ленте.ру».

Осужденная выступает на концерте

Фото: Любовь Ширижик

К 80-летию колонии местный самодеятельный театр подготовил концерт. Татьяна сидит здесь два года за наркотики. На воле руководила художественным театром. Год назад женщина предложила администрации колонии создать самодеятельный театр. Пришла и говорит: «Творчество требует выхода», ей разрешили. «Время быстрее полетело, веселее стало. Мне еще два года (сидеть)», — говорит Татьяна «Ленте.ру».

В ИК №3 жизнь бьет ключом: здесь есть своя команда КВН «Тихие троечники», устраивают «Битву хоров», музыкальный коллектив «Форс-Мажор» дает концерты. В колонии несколько производств: деревообрабатывающий и швейный цеха, металлообработка, переработка зерна и овощей. Также заключенные производят погоны, нарукавные знаки и знаки различия для военных, МВД и других структур. Сейчас в колонии отбывает сроки от 6 до 25 лет одна тысяча осужденных.

Мужская колония строгого режима №3 для ранее осужденных (Владимирская область)

Фото: Любовь Ширижик

В ИК №3 жизнь бьет ключом: здесь есть своя команда КВН «Тихие троечники», устраивают «Битву хоров», музыкальный коллектив «Форс-Мажор» дает концерты. В колонии несколько производств: деревообрабатывающий и швейный цеха, металлообработка, переработка зерна и овощей. Также заключенные производят погоны, нарукавные знаки и знаки различия для военных, МВД и других структур. Сейчас в колонии отбывает сроки от 6 до 25 лет одна тысяча осужденных.

«Нетрадиционные отношения между осужденными — это злостное нарушение режима содержания, даже если предположить, что они у кого-то здесь есть, никто не скажет об этом. Оперативной информации об этом нет. Никто никогда не афиширует такое. За донос о таком поощрения не дают. Даже слухи о таком не распространяются, я работаю здесь уже 20 лет. Это все очень интимно, даже если у кого-то что-то есть, это не выходит на поверхность. Если выявится такой факт, то он грозит переводом в более строгие условия пребывания», — рассказывает «Ленте.ру» начальник колонии.

Камера ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

«Нетрадиционные отношения между осужденными — это злостное нарушение режима содержания, даже если предположить, что они у кого-то здесь есть, никто не скажет об этом. Оперативной информации об этом нет. Никто никогда не афиширует такое. За донос о таком поощрения не дают. Даже слухи о таком не распространяются, я работаю здесь уже 20 лет. Это все очень интимно, даже если у кого-то что-то есть, это не выходит на поверхность. Если выявится такой факт, то он грозит переводом в более строгие условия пребывания», — рассказывает «Ленте.ру» начальник колонии.

«У нас есть газета "Казенный дом", там есть объявления о знакомствах. Вот осужденные начинают переписываться, но, в основном, переписка потом прекращается, редко когда при помощи нее осужденные женятся. У них свое отношение к институту брака. Больше меркантильное, безответственное: могут начать встречаться еще с кем то, разорвать отношения, необязательные. Многие пытаются завести отношения, но процент тех, кто создал семью, очень маленький», — рассказывает «Ленте.ру» начальник колонии.

Осужденные ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

«У нас есть газета "Казенный дом", там есть объявления о знакомствах. Вот осужденные начинают переписываться, но, в основном, переписка потом прекращается, редко когда при помощи нее осужденные женятся. У них свое отношение к институту брака. Больше меркантильное, безответственное: могут начать встречаться еще с кем то, разорвать отношения, необязательные. Многие пытаются завести отношения, но процент тех, кто создал семью, очень маленький», — рассказывает «Ленте.ру» начальник колонии.

Андрей из Москвы уже в третий раз сидит за разбой. Первая ходка у него была в 18 лет за кражу. По его словам, десять лет назад питание было хуже. «Здесь кушаешь и наслаждаешься. Все колонии разные. Раньше сидел в колонии общего режима, а теперь на строгом режиме, здесь рецидивисты — люди повзрослее, пограмотнее, серьезнее к жизни относятся, нет такого, как на общем режиме — малолетки», — делится своими впечатлениями осужденный.

Кухня в ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

Андрей из Москвы уже в третий раз сидит за разбой. Первая ходка у него была в 18 лет за кражу. По его словам, десять лет назад питание было хуже. «Здесь кушаешь и наслаждаешься. Все колонии разные. Раньше сидел в колонии общего режима, а теперь на строгом режиме, здесь рецидивисты — люди повзрослее, пограмотнее, серьезнее к жизни относятся, нет такого, как на общем режиме — малолетки», — делится своими впечатлениями осужденный.

54-летний осужденный Александр Калашников, работающий библиотекарем, 28 лет провел в колониях. Сейчас у него третья ходка за кражи. Он рассказал о предпочтениях своих читателей. «Достоевским очень интересуются и газетами», — отмечает он.

Библиотека ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

54-летний осужденный Александр Калашников, работающий библиотекарем, 28 лет провел в колониях. Сейчас у него третья ходка за кражи. Он рассказал о предпочтениях своих читателей. «Достоевским очень интересуются и газетами», — отмечает он.

Солист ансамбля 40-летний Андрей Ковряков в 2003 году был лауреатом всероссийского конкурса «Калина красная». Награду он получал из рук дочери актера Василия Шукшина — Марии. После конкурса Ковряков собирался всерьез заняться музыкой, но опять попал за решетку. Сейчас музыкант отбывает уже девятый срок за кражи. В общей сложности Андрей провел за решеткой 20 лет.

Ансамбль «Форс-Мажор» в ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

Солист ансамбля 40-летний Андрей Ковряков в 2003 году был лауреатом всероссийского конкурса «Калина красная». Награду он получал из рук дочери актера Василия Шукшина — Марии. После конкурса Ковряков собирался всерьез заняться музыкой, но опять попал за решетку. Сейчас музыкант отбывает уже девятый срок за кражи. В общей сложности Андрей провел за решеткой 20 лет.

Мукомольное производство мужской колонии строгого режима №3 снабжает продукцией все 15 учреждений ФСИН Владимирской области. Также при колонии есть собственная пекарня.

Цех переработки зерна в ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

Мукомольное производство мужской колонии строгого режима №3 снабжает продукцией все 15 учреждений ФСИН Владимирской области. Также при колонии есть собственная пекарня.

На мукомольном производстве в Мужской колонии строгого режима №3 каждый месяц отбирают лучших работников, главная награда для которых — собственная фотография на доске почета. Больше поощрений — ближе свобода.

Лучший работник месяца на мукомольном производстве ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

На мукомольном производстве в Мужской колонии строгого режима №3 каждый месяц отбирают лучших работников, главная награда для которых — собственная фотография на доске почета. Больше поощрений — ближе свобода.

Несколько лет родственники заключенных колонии заявляли о пытках и избиениях своих близких сотрудниками ФСИН. Замначальника регионального управления ведомства Алексей Чудин (на фото), на протяжении последних пяти лет возглавлявший эту колонию утверждает, что по каждому обращению были проведены тщательные проверки СКР, прокуратуры и самим тюремным ведомством. По его словам, ни одна жалоба в итоге не подтвердилась.

КПП ИК №3

Фото: Любовь Ширижик

Несколько лет родственники заключенных колонии заявляли о пытках и избиениях своих близких сотрудниками ФСИН. Замначальника регионального управления ведомства Алексей Чудин (на фото), на протяжении последних пяти лет возглавлявший эту колонию утверждает, что по каждому обращению были проведены тщательные проверки СКР, прокуратуры и самим тюремным ведомством. По его словам, ни одна жалоба в итоге не подтвердилась.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.