Экономика

Вприсядку Американцы и россияне — соседи на скамье подсудимых. Главные дела против бизнеса в 2019 году

8 фото

Бизнес в России — занятие для смелых духом. В 1990-х предпринимателей устраняли конкуренты, теперь преследуют правоохранительные органы. Уголовных дел становится все больше, и не всегда претензии выглядят справедливыми и обоснованными. Избежать проблем подчас не помогает даже вмешательство чиновников, призванных защищать бизнесменов от силовиков. И хотя, по статистике, количество возбужденных в отношении них дел в 2019 году уменьшилось, общее число по-прежнему остается внушительным — более 71 тысячи. При этом 80 процентов владельцев бизнеса в России называют свою деятельность небезопасной.

Уходящий год запомнится обвинением в адрес опального инвестора из США и изъятой декларацией, изымать которую запрещает закон, уголовным делом по старой дружбе и претензиями к бывшему оппозиционному депутату, а ныне владельцу крупнейшего автодилера. Бизнес за решеткой — в галерее «Ленты.ру».

Майкл Калви

Основатель и глава старейшего инвестиционного фонда, работающего на российском рынке, до февраля не был известен широким массам. Зато после стал символом единения бизнеса и его борьбы за свободу и открытую конкуренцию. За инвестора заступались министры и предприниматели, в том числе из компаний, в которые вкладывался Baring Vostok. Одни заявляли о его невиновности, другие говорили об инвестиционном климате в России и просили хотя бы смягчить меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей, что в итоге и произошло — Калви перевели под домашний арест. И даже в Кремле заявляли, что хотели бы видеть американца на крупнейшем в России Петербургском форуме (разрешение на посещение которого он так и не получил).

Претензии к Калви и еще пятерым сотрудникам Baring Vostok касаются трех активов фонда: банка «Восточный», Первого коллекторского бюро (ПКБ) и люксембургской инвестиционной компании IFTG. «Восточный» в свое время выдал ПКБ кредит на 2,5 миллиарда рублей, а та, не сумев погасить его деньгами, вернула акциями IFTG. По версии следствия, справедливая цена бумаг равнялась всего 600 тысячам рублей, что означало убытки для «Восточного» по вине Калви, который предложил такую схему. Сам он настаивает на том, что подсчеты были произведены неверно, а сама сумма практически взята с потолка. На самом же деле, по версии обвиняемого, банк получил прибыль от операции, а заодно избежал больших потерь из-за кредитов, которые в свою очередь получал на Кипре.

Ситуация усугубляется тем, что происходит на фоне корпоративного конфликта, — заявление на Калви написал миноритарный акционер «Восточного» Шерзод Юсупов. В ходе процесса Baring Vostok лишился контроля над банком, который перешел к партнеру Юсупова Артему Аветисяну. Параллельно стороны копаются в прошлом и обвиняют друг друга в махинациях и незаконных сделках — еще одно разбирательство проходит в суде Лондона. Судя по всему, 2020 год также пройдет под знаком дела Калви, по итогам которого станет ясно, в каких условиях в будущем предстоит развиваться российскому бизнесу и приходящим в него иностранцам.

Фото: Александр Земляниченко / AP

Майкл Калви

Основатель и глава старейшего инвестиционного фонда, работающего на российском рынке, до февраля не был известен широким массам. Зато после стал символом единения бизнеса и его борьбы за свободу и открытую конкуренцию. За инвестора заступались министры и предприниматели, в том числе из компаний, в которые вкладывался Baring Vostok. Одни заявляли о его невиновности, другие говорили об инвестиционном климате в России и просили хотя бы смягчить меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей, что в итоге и произошло — Калви перевели под домашний арест. И даже в Кремле заявляли, что хотели бы видеть американца на крупнейшем в России Петербургском форуме (разрешение на посещение которого он так и не получил).

Претензии к Калви и еще пятерым сотрудникам Baring Vostok касаются трех активов фонда: банка «Восточный», Первого коллекторского бюро (ПКБ) и люксембургской инвестиционной компании IFTG. «Восточный» в свое время выдал ПКБ кредит на 2,5 миллиарда рублей, а та, не сумев погасить его деньгами, вернула акциями IFTG. По версии следствия, справедливая цена бумаг равнялась всего 600 тысячам рублей, что означало убытки для «Восточного» по вине Калви, который предложил такую схему. Сам он настаивает на том, что подсчеты были произведены неверно, а сама сумма практически взята с потолка. На самом же деле, по версии обвиняемого, банк получил прибыль от операции, а заодно избежал больших потерь из-за кредитов, которые в свою очередь получал на Кипре.

Ситуация усугубляется тем, что происходит на фоне корпоративного конфликта, — заявление на Калви написал миноритарный акционер «Восточного» Шерзод Юсупов. В ходе процесса Baring Vostok лишился контроля над банком, который перешел к партнеру Юсупова Артему Аветисяну. Параллельно стороны копаются в прошлом и обвиняют друг друга в махинациях и незаконных сделках — еще одно разбирательство проходит в суде Лондона. Судя по всему, 2020 год также пройдет под знаком дела Калви, по итогам которого станет ясно, в каких условиях в будущем предстоит развиваться российскому бизнесу и приходящим в него иностранцам.

Михаил Гуцериев

Владелец финансовой группы «Сафмар» уже имел проблемы с законом: в конце 2010-х его обвиняли в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве и даже объявляли в международный розыск из-за деятельности компании «РуссНефть». Впоследствии претензии были сняты, и он вернулся к непосредственному руководству. 

С тех пор он лишился одного из главных активов — Бинбанка: племянник Микаил Шишханов предпочел самостоятельно отдать его на санацию Центробанку, не дожидаясь более серьезных проблем. В октябре нынешнего года российская версия Forbes написала, что совокупный долг компаний семьи Гуцериевых-Шишхановых достиг триллиона рублей. Бизнесмен остро отреагировал на публикацию и пытался всячески добиться опровержения. По его словам, издание извинилось, но журналисты утверждают, что это не так. 

В декабре появились сведения об обысках в структурах Гуцериева — якобы из-за контрабанды нефти на Украину через Турцию. Впрочем, через несколько дней предприниматель пришел на встречу бизнеса с президентом Владимиром Путиным, назвав авторов слухов о своих проблемах «созвездием идиотов». Стоит ли Гуцериеву волноваться за оставшиеся активы и личную свободу, по-видимому, станет ясно в 2020 году.

Фото: Петр Кассин / «Коммерсантъ»

Михаил Гуцериев

Владелец финансовой группы «Сафмар» уже имел проблемы с законом: в конце 2010-х его обвиняли в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве и даже объявляли в международный розыск из-за деятельности компании «РуссНефть». Впоследствии претензии были сняты, и он вернулся к непосредственному руководству.

С тех пор он лишился одного из главных активов — Бинбанка: племянник Микаил Шишханов предпочел самостоятельно отдать его на санацию Центробанку, не дожидаясь более серьезных проблем. В октябре нынешнего года российская версия Forbes написала, что совокупный долг компаний семьи Гуцериевых-Шишхановых достиг триллиона рублей. Бизнесмен остро отреагировал на публикацию и пытался всячески добиться опровержения. По его словам, издание извинилось, но журналисты утверждают, что это не так.

В декабре появились сведения об обысках в структурах Гуцериева — якобы из-за контрабанды нефти на Украину через Турцию. Впрочем, через несколько дней предприниматель пришел на встречу бизнеса с президентом Владимиром Путиным, назвав авторов слухов о своих проблемах «созвездием идиотов». Стоит ли Гуцериеву волноваться за оставшиеся активы и личную свободу, по-видимому, станет ясно в 2020 году.

Валерий Израйлит

Преследование главы «Компании Усть-Луга», занимавшейся строительством одноименного порта в Ленинградской области и обустройством прилегающей территории, началось три года назад. В декабре 2016-го он был арестован по подозрению в хищении 1,5 миллиарда рублей. Деньги были выделены на строительство порта и, по версии следствия, выведены в офшоры. Это стало возможным благодаря закупкам дешевых заведомо некачественных труб. 

Однако в 2019 году всплыли подробности, заставившие посмотреть на дело по-новому: за несколько месяцев до ареста Израйлит решил воспользоваться законом об амнистии капитала — его инициатором когда-то стал президент Владимир Путин, после чего его действие много раз продлевалось. Согласно ему, любой россиянин, имеющий за рубежом неучтенное имущество, банковский счет или компанию, может задекларировать их и не нести ответственность за совершенные ранее нарушения. Глава «Усть-Луги» отчитался перед государством о семи иностранных счетах, нескольких предприятиях, ценных бумагах и квартире в Лондоне и рассчитывал остаться чистым перед законом, но вскоре все равно столкнулся с претензиями со стороны правосудия.

Уголовное дело пополнилось новыми эпизодами на основании той самой спецдекларации Израйлита — ФСБ истребовала ее у Федеральной налоговой службы. Законом об амнистии капитала это прямо запрещено — разглашать указанные в декларации сведения можно только по запросу того, кто ее подал. Но силовики все равно приобщили ее данные к материалам дела. Юристы расходятся в оценках: с одной стороны, бизнесмен обвиняется по статьям, на которые амнистия не распространяется; с другой, закон велит не использовать добровольно переданные государству улики ни при каких обстоятельствах. Судить о степени виновности Израйлита пока рано, но его случай может отпугнуть решивших легализоваться на родине россиян.

Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Валерий Израйлит

Преследование главы «Компании Усть-Луга», занимавшейся строительством одноименного порта в Ленинградской области и обустройством прилегающей территории, началось три года назад. В декабре 2016-го он был арестован по подозрению в хищении 1,5 миллиарда рублей. Деньги были выделены на строительство порта и, по версии следствия, выведены в офшоры. Это стало возможным благодаря закупкам дешевых заведомо некачественных труб.

Однако в 2019 году всплыли подробности, заставившие посмотреть на дело по-новому: за несколько месяцев до ареста Израйлит решил воспользоваться законом об амнистии капитала — его инициатором когда-то стал президент Владимир Путин, после чего его действие много раз продлевалось. Согласно ему, любой россиянин, имеющий за рубежом неучтенное имущество, банковский счет или компанию, может задекларировать их и не нести ответственность за совершенные ранее нарушения. Глава «Усть-Луги» отчитался перед государством о семи иностранных счетах, нескольких предприятиях, ценных бумагах и квартире в Лондоне и рассчитывал остаться чистым перед законом, но вскоре все равно столкнулся с претензиями со стороны правосудия.

Уголовное дело пополнилось новыми эпизодами на основании той самой спецдекларации Израйлита — ФСБ истребовала ее у Федеральной налоговой службы. Законом об амнистии капитала это прямо запрещено — разглашать указанные в декларации сведения можно только по запросу того, кто ее подал. Но силовики все равно приобщили ее данные к материалам дела. Юристы расходятся в оценках: с одной стороны, бизнесмен обвиняется по статьям, на которые амнистия не распространяется; с другой, закон велит не использовать добровольно переданные государству улики ни при каких обстоятельствах. Судить о степени виновности Израйлита пока рано, но его случай может отпугнуть решивших легализоваться на родине россиян.

Сергей Студенников

Основатель одной из крупнейших российских торговых сетей «Красное&Белое» в уходящем году не становился фигурантом уголовных дел, но все равно был вынужден общаться с силовиками. В июле в головном офисе компании в Челябинске прошли обыски. В декабре прошлого года сотрудники ФНС изымали документацию на товар (по слухам, в рамках дела о неуплате налогов), теперь искали связи компании с неким контрагентом. 

Вскоре после первого раза «Красное&Белое» договорилась о слиянии с конкурентами — «Дикси» и «Бристолем». Основного владельца «Дикси» Игоря Кесаева в начале 2010-х подозревали в давлении на собственников завода «КиН» с целью его поглощения. В начале июля, еще до закрытия сделки, «Красное&Белое» перерегистрировалась на Кипре.

Студенников открыл первый магазин сети в 2006 году в провинциальном городе Копейск Челябинской области. Сейчас общее число торговых точек превышает 5,3 тысячи магазинов. В октябре прошлого года Bloomberg оценил состояние бизнесмена в миллиард долларов, однако впоследствии оно немного снизилось.

Фото: Екатерина Кузьмина / РБК / ТАСС

Сергей Студенников

Основатель одной из крупнейших российских торговых сетей «Красное&Белое» в уходящем году не становился фигурантом уголовных дел, но все равно был вынужден общаться с силовиками. В июле в головном офисе компании в Челябинске прошли обыски. В декабре прошлого года сотрудники ФНС изымали документацию на товар (по слухам, в рамках дела о неуплате налогов), теперь искали связи компании с неким контрагентом.

Вскоре после первого раза «Красное&Белое» договорилась о слиянии с конкурентами — «Дикси» и «Бристолем». Основного владельца «Дикси» Игоря Кесаева в начале 2010-х подозревали в давлении на собственников завода «КиН» с целью его поглощения. В начале июля, еще до закрытия сделки, «Красное&Белое» перерегистрировалась на Кипре.

Студенников открыл первый магазин сети в 2006 году в провинциальном городе Копейск Челябинской области. Сейчас общее число торговых точек превышает 5,3 тысячи магазинов. В октябре прошлого года Bloomberg оценил состояние бизнесмена в миллиард долларов, однако впоследствии оно немного снизилось.

Андрей Каковкин

Ростовский программист стоит в перечне особняком. До начала прошлого года он жил за границей и считал возбужденное против себя уголовное дело несправедливым. Бизнес-омбудсмен Борис Титов включил его в свой «лондонский список» — туда попали российские предприниматели, вынужденные скрываться от домашнего правосудия из-за необоснованных обвинений. 

Каковкину вменялось мошенничество в крупном размере. По версии следователей, в 2015 году его компания «Гриф» похитила 10 миллионов рублей, принадлежавших фирме МКТ. Адвокаты утверждают, что компания Каковкина просто получила займ, который уже на следующий день был арестован, так что воспользоваться деньгами в любом случае было невозможно. 

Вскоре после возвращения в Россию весной 2018 года Каковкин был ненадолго помещен в СИЗО, но быстро отпущен. Полиция даже на время закрывала дело, а Генпрокуратура, по словам бизнесмена, после проверки не нашла в его действиях нарушений закона. Однако осенью обвинения были выдвинуты вновь, и в результате в октябре 2019 года ростовский суд назначил наказание в виде трех лет колонии. 

Случай Каковкина заставил оправдываться Титова. Его представители называли приговор «неоправданно жестоким», но объясняли, что попадание в «лондонский список» вовсе не означает автоматического закрытия дела — оно всего лишь гарантирует справедливое разбирательство и подготовку к суду в спокойных условиях. В самом конце года Генпрокуратура выступила за пересмотр приговора, рассмотрение апелляции состоится в январе. Но российские предприниматели, имеющие проблемы с законом, теперь, очевидно, будут еще более настороженно относиться к перспективе возвращения на родину.

Андрей Каковкин (справа) вместе с уполномоченным по правам предпринимателей при президенте Борисом Титовым

Кадр: ПАРТИЯ РОСТА / Youtube

Андрей Каковкин

Ростовский программист стоит в перечне особняком. До начала прошлого года он жил за границей и считал возбужденное против себя уголовное дело несправедливым. Бизнес-омбудсмен Борис Титов включил его в свой «лондонский список» — туда попали российские предприниматели, вынужденные скрываться от домашнего правосудия из-за необоснованных обвинений.

Каковкину вменялось мошенничество в крупном размере. По версии следователей, в 2015 году его компания «Гриф» похитила 10 миллионов рублей, принадлежавших фирме МКТ. Адвокаты утверждают, что компания Каковкина просто получила займ, который уже на следующий день был арестован, так что воспользоваться деньгами в любом случае было невозможно.

Вскоре после возвращения в Россию весной 2018 года Каковкин был ненадолго помещен в СИЗО, но быстро отпущен. Полиция даже на время закрывала дело, а Генпрокуратура, по словам бизнесмена, после проверки не нашла в его действиях нарушений закона. Однако осенью обвинения были выдвинуты вновь, и в результате в октябре 2019 года ростовский суд назначил наказание в виде трех лет колонии.

Случай Каковкина заставил оправдываться Титова. Его представители называли приговор «неоправданно жестоким», но объясняли, что попадание в «лондонский список» вовсе не означает автоматического закрытия дела — оно всего лишь гарантирует справедливое разбирательство и подготовку к суду в спокойных условиях. В самом конце года Генпрокуратура выступила за пересмотр приговора, рассмотрение апелляции состоится в январе. Но российские предприниматели, имеющие проблемы с законом, теперь, очевидно, будут еще более настороженно относиться к перспективе возвращения на родину.

Сергей Петров 

Летом основателя и владельца крупнейшего российского автодилера «Рольф» обвинили в незаконном выводе денег за рубеж по подложным документам. Статья предусматривает наказание от пяти до десяти лет лишения свободы. До 2014 года компания была фактически разделена на две структуры: «Рольф» и «Рольф Эстейт». Обе они принадлежали кипрской Panabel Limited и являлись друг другу «сестринскими». 

Пять лет назад Петров решил провести сделку, которая только сейчас вызвала вопросы у правоохранителей, — «Рольф» купил почти 100 процентов акций «Рольф Эстейт» за 3,9 миллиарда рублей. Сам предприниматель объясняет произошедшее обычной реорганизацией бизнеса, в результате которой одна компания перешла в подчинение другой, а Panabel вскоре была расформирована. Цену он называет справедливой и рыночной — перед сделкой «Рольф Эстейт» оценили независимые аудиторы.

У следователей другая версия: они считают, что Петров ушел от налогов прибыли «Рольфа», потратив ее на покупку актива по заведомо завышенной стоимости. Выведенные за границу деньги он присвоил себе через дивиденды Panabel. Дело в отношении Петрова и подобные ему выглядят странно на фоне постоянных заявлений властей о скорой отмене валютного контроля. Обвиняемый, уехавший из России, связывает преследование либо с местью за прошлую политическую карьеру (несколько лет он был депутатом Госдумы от «Справедливой России» и помогал оппозиционерам), либо с попыткой рейдерского захвата компании.

Фото: Михаил Почуев / «Коммерсантъ»

Сергей Петров

Летом основателя и владельца крупнейшего российского автодилера «Рольф» обвинили в незаконном выводе денег за рубеж по подложным документам. Статья предусматривает наказание от пяти до десяти лет лишения свободы. До 2014 года компания была фактически разделена на две структуры: «Рольф» и «Рольф Эстейт». Обе они принадлежали кипрской Panabel Limited и являлись друг другу «сестринскими».

Пять лет назад Петров решил провести сделку, которая только сейчас вызвала вопросы у правоохранителей, — «Рольф» купил почти 100 процентов акций «Рольф Эстейт» за 3,9 миллиарда рублей. Сам предприниматель объясняет произошедшее обычной реорганизацией бизнеса, в результате которой одна компания перешла в подчинение другой, а Panabel вскоре была расформирована. Цену он называет справедливой и рыночной — перед сделкой «Рольф Эстейт» оценили независимые аудиторы.

У следователей другая версия: они считают, что Петров ушел от налогов прибыли «Рольфа», потратив ее на покупку актива по заведомо завышенной стоимости. Выведенные за границу деньги он присвоил себе через дивиденды Panabel. Дело в отношении Петрова и подобные ему выглядят странно на фоне постоянных заявлений властей о скорой отмене валютного контроля. Обвиняемый, уехавший из России, связывает преследование либо с местью за прошлую политическую карьеру (несколько лет он был депутатом Госдумы от «Справедливой России» и помогал оппозиционерам), либо с попыткой рейдерского захвата компании.

Давид Якобашвили

Основатель компании по производству соков и молочных продуктов «Вим-Билль-Данн» в июне стал фигурантом уголовного дела, возбужденного ФСБ по жалобе его бывшего партнера и друга Бориса Минахи. Тот обвиняет Якобашвили в хищениях средств Ейского портового элеватора — расположенного в Краснодарском крае крупнейшего предприятия в своем роде.

Дело в отношении Якобашвили прошло практически незамеченным по сравнению с преследованием Калви и Петрова, но и за него вступился уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. По словам последнего, бизнесмен всегда отличался спокойствием и неконфликтностью, а также пользовался уважением среди коллег, что помогло ему возглавить комиссию по этике при Российском союзе промышленников и предпринимателей. 

По мнению знакомых Якобашвили, претензии к нему могли стать следствием давнего конфликта с Минахи: приятели судились из-за выданных друг другу займов, само наличие которых упорно отрицали, а два года назад Минахи на несколько дней похищали неизвестные (без предъявления каких-либо требований), тот заподозрил друга. 

Сейчас главным активом Якобашвили является нефтетрейдер Petrocas. «Вим-Билль-Данн» восемь лет назад был продан Pepsi, а основанное в 1990-х казино «Метелица» пришлось закрыть в 2006 году после запрета на размещение игорных заведений за пределами специальных зон. Также бизнесмен известен своим московским музеем «Собрание» — крупнейшим частным в России, именно в нем летом и прошли обыски. При этом он обладает сравнительно скромным состоянием, по оценкам, не превышающим 750 миллионов долларов.

Фото: Владислав Шатило / РБК / ТАСС

Давид Якобашвили

Основатель компании по производству соков и молочных продуктов «Вим-Билль-Данн» в июне стал фигурантом уголовного дела, возбужденного ФСБ по жалобе его бывшего партнера и друга Бориса Минахи. Тот обвиняет Якобашвили в хищениях средств Ейского портового элеватора — расположенного в Краснодарском крае крупнейшего предприятия в своем роде.

Дело в отношении Якобашвили прошло практически незамеченным по сравнению с преследованием Калви и Петрова, но и за него вступился уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. По словам последнего, бизнесмен всегда отличался спокойствием и неконфликтностью, а также пользовался уважением среди коллег, что помогло ему возглавить комиссию по этике при Российском союзе промышленников и предпринимателей.

По мнению знакомых Якобашвили, претензии к нему могли стать следствием давнего конфликта с Минахи: приятели судились из-за выданных друг другу займов, само наличие которых упорно отрицали, а два года назад Минахи на несколько дней похищали неизвестные (без предъявления каких-либо требований), тот заподозрил друга.

Сейчас главным активом Якобашвили является нефтетрейдер Petrocas. «Вим-Билль-Данн» восемь лет назад был продан Pepsi, а основанное в 1990-х казино «Метелица» пришлось закрыть в 2006 году после запрета на размещение игорных заведений за пределами специальных зон. Также бизнесмен известен своим московским музеем «Собрание» — крупнейшим частным в России, именно в нем летом и прошли обыски. При этом он обладает сравнительно скромным состоянием, по оценкам, не превышающим 750 миллионов долларов.

Виктор Филатов, Александр Пивоваров, Станислав Милькин, Алексей Зеленский, Павел Тищенко

Пятеро белгородских энергетиков были задержаны в 2015 году по обвинению в растрате бюджетных средств. В вину им вменялось создание компании «КорСсис», которая взялась оказывать юридические, казначейские и IT-услуги государственному предприятию «МРСК Центра» по заведомо завышенным ценам. Ущерб при этом составил 880 миллионов рублей.

Согласно позиции обвинения, госкомпания могла обойтись без посредничества «КорСсис», а само создание последней стало следствием конфликта интересов: якобы она была подконтрольна тогдашнему руководителю «МРСК Центра». 

В защиту Филатова (известного в Белгородской области бизнесмена и общественного деятеля), Пивоварова и других фигурантов дела выступал не только Борис Титов, но и многие известные экономисты, включая бывшего министра экономики Якова Уринсона. Все они указывали, что договоры и оказанные по ним услуги не были фиктивными и соответствовали рыночной конъюнктуре.

За четыре года расследования обвинение было переквалифицировано на статью «Организация преступного сообщества». По мнению правозащитников, ее часто используют для оказания давления на подсудимых, в том числе потому, что она предусматривает содержание в СИЗО. В июле 2019-го энергетикам вынесли обвинительные приговоры: от четырех до девяти лет заключения. Александр Пивоваров был освобожден сразу после оглашения — ему зачли время, проведенное в изоляторе.

Виктор Филатов и Александр Пивоваров в зале суда

Фото: Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

Виктор Филатов, Александр Пивоваров, Станислав Милькин, Алексей Зеленский, Павел Тищенко

Пятеро белгородских энергетиков были задержаны в 2015 году по обвинению в растрате бюджетных средств. В вину им вменялось создание компании «КорСсис», которая взялась оказывать юридические, казначейские и IT-услуги государственному предприятию «МРСК Центра» по заведомо завышенным ценам. Ущерб при этом составил 880 миллионов рублей.

Согласно позиции обвинения, госкомпания могла обойтись без посредничества «КорСсис», а само создание последней стало следствием конфликта интересов: якобы она была подконтрольна тогдашнему руководителю «МРСК Центра».

В защиту Филатова (известного в Белгородской области бизнесмена и общественного деятеля), Пивоварова и других фигурантов дела выступал не только Борис Титов, но и многие известные экономисты, включая бывшего министра экономики Якова Уринсона. Все они указывали, что договоры и оказанные по ним услуги не были фиктивными и соответствовали рыночной конъюнктуре.

За четыре года расследования обвинение было переквалифицировано на статью «Организация преступного сообщества». По мнению правозащитников, ее часто используют для оказания давления на подсудимых, в том числе потому, что она предусматривает содержание в СИЗО. В июле 2019-го энергетикам вынесли обвинительные приговоры: от четырех до девяти лет заключения. Александр Пивоваров был освобожден сразу после оглашения — ему зачли время, проведенное в изоляторе.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.