«Снимать вождей — тяжелый крест» Умер легендарный фотограф Брежнева. Он объездил мир и показал жизнь лидеров СССР и России

СюжетУмер Михаил Горбачев
11 фото

Легендарный советский фотограф и «личник» — так для краткости называли личного фотографа — Брежнева и других генсеков Владимир Мусаэльян скончался в Москве на 82-м году жизни. Он увлекался фотографией с детства — первые кадры сделал на привезенную отцом с фронта камеру. Личным фотографом Брежнева Мусаэльян стал почти случайно. Вместе с генсеком он объездил весь мир.

Он был знаком почти со всеми выдающимися людьми эпохи, побывал в Овальном кабинете Белого дома, прошелся по Великой китайской стене, дважды пересек экватор, побывал на могиле Шекспира в Англии и гулял у Тадж-Махала — и все это во времена закрытых границ. Мусаэльян был уверен, что для хорошей фотографии нужно знать человека и его характер. Может быть, именно поэтому Брежнев на его фотографиях — живой человек, а не изваяние. Мусаэльян признавался, что с другими генсеками работать было труднее — он фотографировал всех, кроме Ленина и Сталина. Каким был Советский Союз и его лидеры на снимках легендарного фотографа — в галерее «Ленты.ру».

На вопрос, как он стал личным фотографом Брежнева, Мусаэльян отвечал: «Совершенно случайно». 


С генсеком ЦК КПСС его действительно свел случай. Мусаэльяна отправили в командировку в Казахстан, где отмечали 40-летие республики. Фотограф уже собирался возвращаться в Москву, как вдруг ему позвонил директор ТАСС и дал указание связаться с охраной Брежнева: «Ты едешь с генсеком в турне по Средней Азии». Начальник предупредил, что если фотограф не впишется в окружение генсека, больше он ему ничем помочь не сможет.

Леонид Ильич Брежнев на отдыхе в Крыму, 1 августа 1971 года

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

На вопрос, как он стал личным фотографом Брежнева, Мусаэльян отвечал: «Совершенно случайно».

С генсеком ЦК КПСС его действительно свел случай. Мусаэльяна отправили в командировку в Казахстан, где отмечали 40-летие республики. Фотограф уже собирался возвращаться в Москву, как вдруг ему позвонил директор ТАСС и дал указание связаться с охраной Брежнева: «Ты едешь с генсеком в турне по Средней Азии». Начальник предупредил, что если фотограф не впишется в окружение генсека, больше он ему ничем помочь не сможет.

Брежневу так понравилась Средняя Азия, что командировка Мусаэльяна затянулась на месяц, а затем и на всю жизнь. Фотограф не только вписался в круг первого лица государства, но и стал одним из его приближенных. Фотокорреспондент ТАСС вспоминал, как однажды понял, что стал своим для Брежнева. 


«Во время одной из поездок услышал голос Леонида Ильича: "А где Мусаэльян?" По тому, как он четко произнес мою фамилию (обычно ее перевирали), я понял, что он меня запомнил и отметил. С этого момента я стал "своим" в команде, и все мои бытовые проблемы закончились».


С тех пор Мусаэльян начал ездить в командировки не за счет редакции: расходы целиком брал на себя Центральный Комитет партии.

Брежнев охотится на дальней даче в Завидове, 1981 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Брежневу так понравилась Средняя Азия, что командировка Мусаэльяна затянулась на месяц, а затем и на всю жизнь. Фотограф не только вписался в круг первого лица государства, но и стал одним из его приближенных. Фотокорреспондент ТАСС вспоминал, как однажды понял, что стал своим для Брежнева.

«Во время одной из поездок услышал голос Леонида Ильича: "А где Мусаэльян?" По тому, как он четко произнес мою фамилию (обычно ее перевирали), я понял, что он меня запомнил и отметил. С этого момента я стал "своим" в команде, и все мои бытовые проблемы закончились».

С тех пор Мусаэльян начал ездить в командировки не за счет редакции: расходы целиком брал на себя Центральный Комитет партии.

Правда, в ближний круг генсека Мусаэльян вошел не сразу. Поначалу фотограф даже просил избавить его от необходимости сопровождать Брежнева. Дело в том, что генсек его в упор не замечал, а Мусаэльян, привыкший к контактной журналистике, не мог понять, как работать в таких условиях.


Гендиректор ТАСС порекомендовал ему выждать время, объяснив, что Брежнев, возможно, только присматривается к нему. «Или чекисты перерыли не все горы Нагорного Карабаха, откуда ты родом», — объяснял начальник.

Брежнев охотится в Залесье, 1973 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Правда, в ближний круг генсека Мусаэльян вошел не сразу. Поначалу фотограф даже просил избавить его от необходимости сопровождать Брежнева. Дело в том, что генсек его в упор не замечал, а Мусаэльян, привыкший к контактной журналистике, не мог понять, как работать в таких условиях.

Гендиректор ТАСС порекомендовал ему выждать время, объяснив, что Брежнев, возможно, только присматривается к нему. «Или чекисты перерыли не все горы Нагорного Карабаха, откуда ты родом», — объяснял начальник.

Но сближение произошло, и почти 15 лет жизни Мусаэльяна прошли параллельно с жизнью главы государства: он просыпался вместе с ним, обедал и отдыхал в то же время, что и Брежнев. «Моя жизнь была подчинена ритму его жизни, его работе. Все годы я работал без выходных, без отпусков. Дочь, сын выросли, по сути, без меня», — вспоминал позже фотограф. И добавлял: «Снимать вождей — тяжелый крест».

Семья Брежневых в день рождения главы семейства, 1977 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Но сближение произошло, и почти 15 лет жизни Мусаэльяна прошли параллельно с жизнью главы государства: он просыпался вместе с ним, обедал и отдыхал в то же время, что и Брежнев. «Моя жизнь была подчинена ритму его жизни, его работе. Все годы я работал без выходных, без отпусков. Дочь, сын выросли, по сути, без меня», — вспоминал позже фотограф. И добавлял: «Снимать вождей — тяжелый крест».

Он самозабвенно отдавался работе и до знакомства с Брежневым. Мусаэльян занимался темой космоса, которую страстно любил. По его собственному признанию, он был готов с утра до ночи торчать на Байконуре или в Звездном городке.


Космическую тему он так и не оставил. Однажды ему позвонили из Москвы, когда он ожидал старта ракеты на Байконуре, и потребовали на следующий день быть в Болгарии на партийном съезде. Мусаэльян летел тремя самолетами, но успел к назначенному времени и отснял все, что нужно. 


Наутро газеты вышли сразу с двумя фотографиями Мусаэльяна: с ракетой на старте и с Леонидом Ильичом на трибуне съезда.

Первый космонавт Юрий Гагарин, советская летчица Надежда Попова и министр промышленности Кубы Эрнесто Че Гевара во время заседания Общества советско-кубинской дружбы, 11 ноября 1964 года

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Он самозабвенно отдавался работе и до знакомства с Брежневым. Мусаэльян занимался темой космоса, которую страстно любил. По его собственному признанию, он был готов с утра до ночи торчать на Байконуре или в Звездном городке.

Космическую тему он так и не оставил. Однажды ему позвонили из Москвы, когда он ожидал старта ракеты на Байконуре, и потребовали на следующий день быть в Болгарии на партийном съезде. Мусаэльян летел тремя самолетами, но успел к назначенному времени и отснял все, что нужно.

Наутро газеты вышли сразу с двумя фотографиями Мусаэльяна: с ракетой на старте и с Леонидом Ильичом на трибуне съезда.

27 марта 1968 года в расцвете сил погиб первый человек в космосе — Юрий Гагарин, что стало настоящей трагедией не только для советского народа, но и для жителей других стран, смотревших на него как на богоизбранного человека. 34-летний космонавт вместе с летчиком-испытателем Владимиром Серегиным разбился, выполняя тренировочный полет на самолете МиГ.


Мусаэльян с коллегой из ТАСС снимали похороны Гагарина, с которым прощались как с настоящим героем мирового масштаба. Поток желавших проститься с космонавтом не иссякал, многие занимали места в очереди к его праху с ночи.

Траурный кортеж с прахом Гагарина и Серегина

Фото: Владимир Мусаэльян; Владимир Савостьянов / ТАСС

27 марта 1968 года в расцвете сил погиб первый человек в космосе — Юрий Гагарин, что стало настоящей трагедией не только для советского народа, но и для жителей других стран, смотревших на него как на богоизбранного человека. 34-летний космонавт вместе с летчиком-испытателем Владимиром Серегиным разбился, выполняя тренировочный полет на самолете МиГ.

Мусаэльян с коллегой из ТАСС снимали похороны Гагарина, с которым прощались как с настоящим героем мирового масштаба. Поток желавших проститься с космонавтом не иссякал, многие занимали места в очереди к его праху с ночи.

Мусаэльян называл Брежнева человеком с большой буквы. К примеру, на отдыхе генсек мог спокойно подать обслуживающему персоналу пиво. Окружение ценило доброе отношение главы государства и старалось не злоупотреблять его доверием. 


По словам фотографа Брежнева, генсек был человеком искренним и неспесивым. Однажды Мусаэльян отснял в Кремле переговоры Брежнева с Хафезом Асадом (отцом нынешнего президента Сирии— прим. «Ленты.ру»), однако, выйдя из кабинета, обнаружил, что фотоаппарат не был заряжен пленкой. Фотокорреспондент признался, что оплошал, однако генсек вошел в его положение, разрешил сделать еще несколько кадров после переговоров и ни разу после не упрекнул его в промахе.

Дочь Брежнева Галина в санатории Барвиха, 1976 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Мусаэльян называл Брежнева человеком с большой буквы. К примеру, на отдыхе генсек мог спокойно подать обслуживающему персоналу пиво. Окружение ценило доброе отношение главы государства и старалось не злоупотреблять его доверием.

По словам фотографа Брежнева, генсек был человеком искренним и неспесивым. Однажды Мусаэльян отснял в Кремле переговоры Брежнева с Хафезом Асадом (отцом нынешнего президента Сирии— прим. «Ленты.ру»), однако, выйдя из кабинета, обнаружил, что фотоаппарат не был заряжен пленкой. Фотокорреспондент признался, что оплошал, однако генсек вошел в его положение, разрешил сделать еще несколько кадров после переговоров и ни разу после не упрекнул его в промахе.

Мусаэльян успел запечатлеть на пленке недолгое правление страной Юрия Андропова и Константина Черненко (на фото). 


При жизни Брежнева Черненко входил в его ближний круг. Генсек ему доверял и часто приглашал на охоту, которую страстно любил. Черненко не разделял увлечение начальника, но на охоту ездил, хоть и каждый раз там простужался.

Секретарь ЦК КПСС Константин Черненко в Подмосковье, 1980 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Мусаэльян успел запечатлеть на пленке недолгое правление страной Юрия Андропова и Константина Черненко (на фото).

При жизни Брежнева Черненко входил в его ближний круг. Генсек ему доверял и часто приглашал на охоту, которую страстно любил. Черненко не разделял увлечение начальника, но на охоту ездил, хоть и каждый раз там простужался.

Личный фотограф Брежнева гордился тем, что работал со многими партийными руководителями. «Я и с Горбачевым работал, и с Ельциным… В моем архиве нет только фото Ленина и Сталина. Я еще не родился, когда они умерли», — шутил он в интервью. 


С Горбачевым Мусаэльян проработал год и пережил, по его словам, мощнейший стресс. «Раиса Максимовна — это нечто, явление в юбке! Даже не сумею описать словами. Вечно ей и то было не так, и это не этак. Ужас какой-то! Она ведь везде Михаила Сергеевича сопровождала, а мне приходилось вынимать перья из задницы… Такое выдержать очень сложно», — так он описывал свой опыт общения с супругой первого и последнего президента СССР.


Мусаэльяну был не близок и темперамент Горбачева. С его точки зрения, он был излишне говорлив, в отличие от Брежнева, который умел слушать.

Президент СССР Михаил Горбачев и премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер на пресс-конференции для советских и иностранных журналистов, 1990 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Личный фотограф Брежнева гордился тем, что работал со многими партийными руководителями. «Я и с Горбачевым работал, и с Ельциным… В моем архиве нет только фото Ленина и Сталина. Я еще не родился, когда они умерли», — шутил он в интервью.

С Горбачевым Мусаэльян проработал год и пережил, по его словам, мощнейший стресс. «Раиса Максимовна — это нечто, явление в юбке! Даже не сумею описать словами. Вечно ей и то было не так, и это не этак. Ужас какой-то! Она ведь везде Михаила Сергеевича сопровождала, а мне приходилось вынимать перья из задницы… Такое выдержать очень сложно», — так он описывал свой опыт общения с супругой первого и последнего президента СССР.

Мусаэльяну был не близок и темперамент Горбачева. С его точки зрения, он был излишне говорлив, в отличие от Брежнева, который умел слушать.

Мусаэльян успел поработать и с Ельциным, однако относился к нему неоднозначно. Ельцин, по его мнению, был и остается первым президентом, который бомбил российские города.


«Все, что он натворил в Чечне, мы до сих пор расхлебываем. И это все последствия политики, начатой Горбачевым», — считал фотокорреспондент.


Ельцин оставил пост на исходе 1999 года. Мусаэльяну тогда было 60 лет, но он продолжал снимать. К примеру, на этом фото он запечатлел олигархов Бориса Березовского и Романа Абрамовича, которые в 2000 году были депутатами. Фотограф застал их в кулуарах обсуждения проекта закона «О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания». Это были первые поправки в закон, внесенные в Госдуму новым президентом России Владимиром Путиным.

Депутаты Госдумы Борис Березовский и Роман Абрамович, 2000 год

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

Мусаэльян успел поработать и с Ельциным, однако относился к нему неоднозначно. Ельцин, по его мнению, был и остается первым президентом, который бомбил российские города.

«Все, что он натворил в Чечне, мы до сих пор расхлебываем. И это все последствия политики, начатой Горбачевым», — считал фотокорреспондент.

Ельцин оставил пост на исходе 1999 года. Мусаэльяну тогда было 60 лет, но он продолжал снимать. К примеру, на этом фото он запечатлел олигархов Бориса Березовского и Романа Абрамовича, которые в 2000 году были депутатами. Фотограф застал их в кулуарах обсуждения проекта закона «О порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания». Это были первые поправки в закон, внесенные в Госдуму новым президентом России Владимиром Путиным.

В прошлом году Владимир Мусаэльян отпраздновал 80-летие. Тогда же Владимир Путин наградил его орденом Почета за вклад в развитие отечественных СМИ. Это не первая награда прославленного фотографа, его высоко ценили и в профессиональном сообществе. Мусаэльян получил четыре премии World Press Photo и, как ни странно, не за фотографии Брежнева. 


Мусаэльян отдал ТАСС почти 60 лет жизни и оставил яркий след не только в отечественной, но и в мировой фотографии.

Владимир Путин после назначения на пост председателя правительства России, август 1999 года

Фото: Владимир Мусаэльян / ТАСС

В прошлом году Владимир Мусаэльян отпраздновал 80-летие. Тогда же Владимир Путин наградил его орденом Почета за вклад в развитие отечественных СМИ. Это не первая награда прославленного фотографа, его высоко ценили и в профессиональном сообществе. Мусаэльян получил четыре премии World Press Photo и, как ни странно, не за фотографии Брежнева.

Мусаэльян отдал ТАСС почти 60 лет жизни и оставил яркий след не только в отечественной, но и в мировой фотографии.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.