Мир

«Моя матка — это не гроб» В Польше запрещают аборты. Почему церковь и политики лишают женщин права распоряжаться своим телом?

10 фото

Польша — страна с самыми жесткими в Европе ограничениями на проведение абортов. Но Конституционный суд намерен ужесточить их еще больше: запретить прерывать беременность в случае патологий развития плода. Это можно считать полным запретом, так как исключение оставят только для тех случаев, когда беременность угрожает жизни женщины.

Постановление, которое поддерживают представители церкви и консервативные политики, вызвало массовые протесты по всей стране. Демонстрации и митинги прошли даже в регионах, которые традиционно поддерживают действия властей. На фоне всенародного недовольства новые запреты пока не вступили в силу, однако медики все чаще отказывают женщинам в праве на аборт. Как польки борются за право распоряжаться своим телом и на что готовы пойти в этой борьбе — в галерее «Ленты.ру».

По действующим законам в Польше можно делать аборт лишь в трех случаях. Первый — беременность в случае изнасилования или инцеста. Второй — беременность угрожает жизни матери. Третий — наличие у плода тяжелого дефекта развития или болезни, которые угрожают его жизни.

22 октября Конституционный суд решил запретить третье из этих условий. И это при том, что именно дефект развития плода (чаще всего — синдром Дауна) был причиной примерно 98 процентов всех легальных абортов в стране. А их было около 1,1 тысячи.

Недовольные таким поворотом событий женщины и мужчины массово вышли на акции протеста — демонстрации считаются крупнейшими за три десятилетия. Они требуют свободного доступа к абортам для всех желающих женщин до 12-й недели беременности.

Изначально свой гнев протестующие выливали на церковь: поскольку подавляющее большинство жителей страны религиозно, ее давление по подобным вопросам крайне сильно. Недовольные срывали службы, выкрикивали непристойности в адрес священнослужителей и писали на фасадах церквей номера горячих линий по абортам. Однако из-за негативной реакции общества такие провокационные акции были прекращены. В то же время уличные протесты, несмотря на пандемию коронавируса, продолжились.

Малгожата Бялобжицка с плакатом «Мое тело — мой выбор»

Фото: Agata Grzybowska / AP

По действующим законам в Польше можно делать аборт лишь в трех случаях. Первый — беременность в случае изнасилования или инцеста. Второй — беременность угрожает жизни матери. Третий — наличие у плода тяжелого дефекта развития или болезни, которые угрожают его жизни.

22 октября Конституционный суд решил запретить третье из этих условий. И это при том, что именно дефект развития плода (чаще всего — синдром Дауна) был причиной примерно 98 процентов всех легальных абортов в стране. А их было около 1,1 тысячи.

Недовольные таким поворотом событий женщины и мужчины массово вышли на акции протеста — демонстрации считаются крупнейшими за три десятилетия. Они требуют свободного доступа к абортам для всех желающих женщин до 12-й недели беременности.

Изначально свой гнев протестующие выливали на церковь: поскольку подавляющее большинство жителей страны религиозно, ее давление по подобным вопросам крайне сильно. Недовольные срывали службы, выкрикивали непристойности в адрес священнослужителей и писали на фасадах церквей номера горячих линий по абортам. Однако из-за негативной реакции общества такие провокационные акции были прекращены. В то же время уличные протесты, несмотря на пандемию коронавируса, продолжились.

На фоне протестов в МВД предупреждали, что «не будут терпеть революцию, проводимую силовыми методами», самих демонстрантов же разгоняли слезоточивым газом и задерживали. При этом правительство официально постановление суда не выполнило и о введении новых мер по вопросу абортов не сообщало.

Стоит отметить, что еще в 2016 году власти хотели запретить в стране любые виды абортов, но отказались от этой идеи. «Протесты женщин заставили нас задуматься и научили смирению», — говорил тогда министр науки и высшего образования республики Ярослав Говин.

Считается, что сейчас сторонником жестких решений по абортам является лидер правящей партии Польши «Право и справедливость» и вице-премьер Ярослав Качиньский — его называют самым влиятельным политиком страны. Именно он, в частности, говорил, что даже нежизнеспособный плод необходимо доносить, чтобы его затем можно было покрестить, дать ему имя и похоронить. 

В то же время сторонником компромисса считается президент Анджей Дуда, а его дочь Кинга вообще открыто критиковала решение Конституционного суда. Глава государства заявил, что закон не может требовать от женщины героизма и подал на рассмотрение в парламент свой законопроект: в нем предлагается разрешить аборты плода с патологией, неизбежно ведущей к его смерти. Таким образом прервать беременность при синдроме Дауна все равно бы не вышло. Предложение не устроило ни одну из сторон: ни представителей католической церкви, ни консервативных политиков, ни протестующих.

Протесты против запрета абортов в Варшаве в середине ноября. На плакате отсылка к популярной в стране песне: «Теперь я знаю, почему Агнес больше здесь не живет»

Фото: Agata Grzybowska / AP

На фоне протестов в МВД предупреждали, что «не будут терпеть революцию, проводимую силовыми методами», самих демонстрантов же разгоняли слезоточивым газом и задерживали. При этом правительство официально постановление суда не выполнило и о введении новых мер по вопросу абортов не сообщало.

Стоит отметить, что еще в 2016 году власти хотели запретить в стране любые виды абортов, но отказались от этой идеи. «Протесты женщин заставили нас задуматься и научили смирению», — говорил тогда министр науки и высшего образования республики Ярослав Говин.

Считается, что сейчас сторонником жестких решений по абортам является лидер правящей партии Польши «Право и справедливость» и вице-премьер Ярослав Качиньский — его называют самым влиятельным политиком страны. Именно он, в частности, говорил, что даже нежизнеспособный плод необходимо доносить, чтобы его затем можно было покрестить, дать ему имя и похоронить.

В то же время сторонником компромисса считается президент Анджей Дуда, а его дочь Кинга вообще открыто критиковала решение Конституционного суда. Глава государства заявил, что закон не может требовать от женщины героизма и подал на рассмотрение в парламент свой законопроект: в нем предлагается разрешить аборты плода с патологией, неизбежно ведущей к его смерти. Таким образом прервать беременность при синдроме Дауна все равно бы не вышло. Предложение не устроило ни одну из сторон: ни представителей католической церкви, ни консервативных политиков, ни протестующих.

Одной из серьезных причин для недовольства запретом стал и тот факт, что свое решение Конституционный суд принял в разгар эпидемии коронавируса. 21-летняя студентка Нина Михник отмечает, что постановление заставило женщин чувствовать себя хрупкими и одинокими.

 «Они сделали это в критический момент, когда все боялись пандемии. Они подловили нас в такой болезненный момент. Поэтому мы и разозлились так сильно», — отметила Михник. Она добавила, что с началом протестов возобновила тренировки по боксу и присоединилась к группе, которая выискивает на акциях крайне правых радикалов.

Польская студентка Нина Михник, выступающая против запрета абортов

Фото: Agata Grzybowska / AP

Одной из серьезных причин для недовольства запретом стал и тот факт, что свое решение Конституционный суд принял в разгар эпидемии коронавируса. 21-летняя студентка Нина Михник отмечает, что постановление заставило женщин чувствовать себя хрупкими и одинокими.

«Они сделали это в критический момент, когда все боялись пандемии. Они подловили нас в такой болезненный момент. Поэтому мы и разозлились так сильно», — отметила Михник. Она добавила, что с началом протестов возобновила тренировки по боксу и присоединилась к группе, которая выискивает на акциях крайне правых радикалов.

Хоть формально решение Конституционного суда не вступило в силу, в действительности многие государственные больницы сразу же начали отказывать женщинам даже в плановых операциях по прерыванию беременности — пациенток в некоторых случаях просто выписывали без объяснения причин. Министерство здравоохранения даже выпустило специальное разъяснение: до публикации решения новые запреты не действуют. 

Однако многие больницы все равно с большой вероятностью откажут женщине, обратившейся за помощью, отмечает глава неправительственной Федерации по делам женщин и планирования семьи Кристина Кацпура. По ее словам, официально причиной назовут коронавирус, заполненность больницы или отсутствие оборудования.

Еще одним серьезным препятствием называют движение пролайферов, «защитников жизни». Активисты, выступающие за полный запрет абортов, часто проводят свои акции возле клиник: устраивают молитвенные стояния, пригоняют фургоны с плакатами, приходят с транспарантами и громкоговорителями. В итоге больницы пытаются не привлекать к себе внимание, а женщины не могут получить полагающуюся по закону услугу.

Студентка Нина Михник с телефоном юриста на руке

Фото: Agata Grzybowska / AP

Хоть формально решение Конституционного суда не вступило в силу, в действительности многие государственные больницы сразу же начали отказывать женщинам даже в плановых операциях по прерыванию беременности — пациенток в некоторых случаях просто выписывали без объяснения причин. Министерство здравоохранения даже выпустило специальное разъяснение: до публикации решения новые запреты не действуют.

Однако многие больницы все равно с большой вероятностью откажут женщине, обратившейся за помощью, отмечает глава неправительственной Федерации по делам женщин и планирования семьи Кристина Кацпура. По ее словам, официально причиной назовут коронавирус, заполненность больницы или отсутствие оборудования.

Еще одним серьезным препятствием называют движение пролайферов, «защитников жизни». Активисты, выступающие за полный запрет абортов, часто проводят свои акции возле клиник: устраивают молитвенные стояния, пригоняют фургоны с плакатами, приходят с транспарантами и громкоговорителями. В итоге больницы пытаются не привлекать к себе внимание, а женщины не могут получить полагающуюся по закону услугу.

Многие польские женщины в этом году присоединились к протестам впервые. Однако для актрисы и певицы Каролины Микулы отстаивание права распоряжаться своим телом — теперь уже обычное дело. В 2017 году во время выступления во Вроцлаве в качестве протеста она частично разделась и выкрасила свои грудь и лицо в белый и красный — цвета национального флага. 

Этой осенью Микула также не осталась в стороне: во время акции протеста вместе с подругой разделась до пояса и стояла на крыше машины на оживленном перекрестке в Варшаве. При этом она держала сигнальную ракету и показывала средний палец.

«Тело женщины стало местом политической битвы, — отмечает 32-летняя певица. — Мой жест означал, что я буду делать со своим телом все, что захочу. Если я хочу стоять голой перед людьми, я буду это делать, потому что это мой выбор».

Подруга Микулы, с которой они разделись на акции, недавно прошла курс физиотерапии после двойной мастэктомии. Она хотела подбодрить других протестующих, показав свою татуированную грудь, — в нарушение сразу двух табу польского общества.

Актриса и певица Каролина Микула с платком, на котором написано «Безопасные, бесплатные и легальные аборты»

Фото: Agata Grzybowska / AP

Многие польские женщины в этом году присоединились к протестам впервые. Однако для актрисы и певицы Каролины Микулы отстаивание права распоряжаться своим телом — теперь уже обычное дело. В 2017 году во время выступления во Вроцлаве в качестве протеста она частично разделась и выкрасила свои грудь и лицо в белый и красный — цвета национального флага.

Этой осенью Микула также не осталась в стороне: во время акции протеста вместе с подругой разделась до пояса и стояла на крыше машины на оживленном перекрестке в Варшаве. При этом она держала сигнальную ракету и показывала средний палец.

«Тело женщины стало местом политической битвы, — отмечает 32-летняя певица. — Мой жест означал, что я буду делать со своим телом все, что захочу. Если я хочу стоять голой перед людьми, я буду это делать, потому что это мой выбор».

Подруга Микулы, с которой они разделись на акции, недавно прошла курс физиотерапии после двойной мастэктомии. Она хотела подбодрить других протестующих, показав свою татуированную грудь, — в нарушение сразу двух табу польского общества.

Протестующие польки в беседах с журналистами часто отмечали, что чувствуют связь с женщинами из соседней Белоруссии, которые стали движущей силой протестов после президентских выборов. В то же время массовые акции в Польше решили не делать ежедневными. Как пояснила Микула, такое решение было принято, чтобы люди не устали. 

Певица надеется, что сейчас в Польше зарождается новое, лучшее общество. По ее словам, что бы ни происходило в политике страны в краткосрочной перспективе, в долгосрочной «мы выигрываем». «Социальная революция уже идет. Общество меняется», — указала Микула.

Элеонора Бучинска с плакатом «Бог: создал свободу воли. Лицемеры: нет»

Фото: Agata Grzybowska / AP

Протестующие польки в беседах с журналистами часто отмечали, что чувствуют связь с женщинами из соседней Белоруссии, которые стали движущей силой протестов после президентских выборов. В то же время массовые акции в Польше решили не делать ежедневными. Как пояснила Микула, такое решение было принято, чтобы люди не устали.

Певица надеется, что сейчас в Польше зарождается новое, лучшее общество. По ее словам, что бы ни происходило в политике страны в краткосрочной перспективе, в долгосрочной «мы выигрываем». «Социальная революция уже идет. Общество меняется», — указала Микула.

Осенние протесты, которые возглавила группа активисток из неформальной организации «Общепольский страйк женщин», оказались не просто недовольством против запрета абортов. Они политически пробудили современную молодежь, а также, по сути, стали символом более широкой борьбы за права человека и демократию.

Дело в том, что лицом борьбы за права в Польше в последние годы были активисты ЛГБТ-сообщества. Правительство и церковные лидеры постоянно осуждают их и называют угрозой общества, а вопросы отношения к однополым бракам являются важными для привлечения избирателей на выборах. На всех последних протестах против абортов высоко поднимались и радужные флаги: недовольство людей консервативными ценностями слилось воедино.

К декабрю масштаб протестных акций снизился, однако это не значит, что недовольство испарилось. «Очевидно, что власть хочет переждать протест. Им кажется, что его можно замять... Но и мы не настолько глупы, чтобы во время эпидемии выводить людей на улицы каждый день», — заявила одна из координаторов «Общепольского страйка женщин» писательница Клементина Суханова. По ее словам, организация планирует «играть вдолгую», поскольку за несколько недель результатов достичь невозможно.

Женщина говорит с сотрудником спецподразделения полиции во время протестов в Варшаве. 18 ноября 2020 года

Фото: Agata Grzybowska / AP

Осенние протесты, которые возглавила группа активисток из неформальной организации «Общепольский страйк женщин», оказались не просто недовольством против запрета абортов. Они политически пробудили современную молодежь, а также, по сути, стали символом более широкой борьбы за права человека и демократию.

Дело в том, что лицом борьбы за права в Польше в последние годы были активисты ЛГБТ-сообщества. Правительство и церковные лидеры постоянно осуждают их и называют угрозой общества, а вопросы отношения к однополым бракам являются важными для привлечения избирателей на выборах. На всех последних протестах против абортов высоко поднимались и радужные флаги: недовольство людей консервативными ценностями слилось воедино.

К декабрю масштаб протестных акций снизился, однако это не значит, что недовольство испарилось. «Очевидно, что власть хочет переждать протест. Им кажется, что его можно замять... Но и мы не настолько глупы, чтобы во время эпидемии выводить людей на улицы каждый день», — заявила одна из координаторов «Общепольского страйка женщин» писательница Клементина Суханова. По ее словам, организация планирует «играть вдолгую», поскольку за несколько недель результатов достичь невозможно.

19-летняя Габи Вильчинска — одна из тех, кто в этом году выходил на митинги. Она присоединялась в том числе к акциям за права ЛГБТ-сообщества, расовую справедливость в США и против сексуального насилия. За участие в осенних протестах против запрета абортов она получила пять судебных исков. 

Вильчинска, которую в школьные годы изнасиловал мальчик, сейчас идентифицирует себя как лесбиянка и небинарная личность. На протестах она, в частности, переодевалась в красный костюм служанки, показывая таким образом правительственные «попытки контролировать тела» женщин. Кроме того, она присоединилась к группе активистов, которые по ночам расклеивали на стенах в Варшаве надписи «Моя матка — это не гроб» и «Аборт — это право, а не одолжение».

Габи Вильчинска в футболке с изображением папы римского Бенедикта XVI

Фото: Agata Grzybowska / AP

19-летняя Габи Вильчинска — одна из тех, кто в этом году выходил на митинги. Она присоединялась в том числе к акциям за права ЛГБТ-сообщества, расовую справедливость в США и против сексуального насилия. За участие в осенних протестах против запрета абортов она получила пять судебных исков.

Вильчинска, которую в школьные годы изнасиловал мальчик, сейчас идентифицирует себя как лесбиянка и небинарная личность. На протестах она, в частности, переодевалась в красный костюм служанки, показывая таким образом правительственные «попытки контролировать тела» женщин. Кроме того, она присоединилась к группе активистов, которые по ночам расклеивали на стенах в Варшаве надписи «Моя матка — это не гроб» и «Аборт — это право, а не одолжение».

В общей сложности протесты против ограничений на аборты прошли в 600 населенных пунктах по всей стране. Затронули они и обычно спокойные маленькие города в юго-восточной Польше, которая традиционно поддерживает правящую «Партию и справедливость». 

«Церковь лезет во все сферы нашей жизни. (...) Правительство не сделало ничего, чтобы избежать второй волны коронавируса. И в этой ситуации они делают что? Указывают, что женщине делать с ее телом!» — возмущается жительница польского городка Любачув Марина. По ее словам, она никогда не участвовала в протестах, но в этот раз «ужасно разозлилась».

Марина объясняет, что в небольших городах и селах к протестам не привыкли, и после них от окружающих постоянно слышны оскорбления и порицания. В частности, грешницами активисток называют на проповедях священники.

Наталья Бронярчик из организации Abortion Dream Team, которая помогает женщинам советами по абортам, с плакатом «Спасибо Богу за аборты»

Фото: Agata Grzybowska / AP

В общей сложности протесты против ограничений на аборты прошли в 600 населенных пунктах по всей стране. Затронули они и обычно спокойные маленькие города в юго-восточной Польше, которая традиционно поддерживает правящую «Партию и справедливость».

«Церковь лезет во все сферы нашей жизни. (...) Правительство не сделало ничего, чтобы избежать второй волны коронавируса. И в этой ситуации они делают что? Указывают, что женщине делать с ее телом!» — возмущается жительница польского городка Любачув Марина. По ее словам, она никогда не участвовала в протестах, но в этот раз «ужасно разозлилась».

Марина объясняет, что в небольших городах и селах к протестам не привыкли, и после них от окружающих постоянно слышны оскорбления и порицания. В частности, грешницами активисток называют на проповедях священники.

В данный момент ситуация с ограничением абортов в Польше зависла: официально решение в силу не вступает, но и никакого компромисса или заявлений о его отмене нет. Соцопросы показывают, что около 70 процентов граждан страны считают, что необходимо провести референдум по связанным с прерыванием беременности вопросам, однако эта тема на официальном уровне также не обсуждается. И пока ситуация не разрешена, раскол общества в достаточно консервативной Польше лишь усугубляется.

Тем временем активистки и участницы протестов опасаются, что решение Конституционного суда рано или поздно опубликуют, и это приведет к переходу абортов в «серую зону». При этом, скорее всего, начнет активно развиваться так называемый абортивный туризм.

Кроме того, активистки боятся и другого последствия — исчезновения в Польше пренатальной диагностики в целом, против которой и сейчас выступает множество пролайферов. «Пренатальную диагностику могут вычеркнуть из списка общедоступных медицинских услуг, и она станет роскошью для богатых людей, способных платить за это, — говорит Юстына Выджинская из «Женщин в сети». — Этого мы боимся еще больше, чем того, что в Польше невозможно будет сделать аборт».

Протестующие в масках с изображением красной молнии — символа движения за право на аборт

Фото: Agata Grzybowska / AP

В данный момент ситуация с ограничением абортов в Польше зависла: официально решение в силу не вступает, но и никакого компромисса или заявлений о его отмене нет. Соцопросы показывают, что около 70 процентов граждан страны считают, что необходимо провести референдум по связанным с прерыванием беременности вопросам, однако эта тема на официальном уровне также не обсуждается. И пока ситуация не разрешена, раскол общества в достаточно консервативной Польше лишь усугубляется.

Тем временем активистки и участницы протестов опасаются, что решение Конституционного суда рано или поздно опубликуют, и это приведет к переходу абортов в «серую зону». При этом, скорее всего, начнет активно развиваться так называемый абортивный туризм.

Кроме того, активистки боятся и другого последствия — исчезновения в Польше пренатальной диагностики в целом, против которой и сейчас выступает множество пролайферов. «Пренатальную диагностику могут вычеркнуть из списка общедоступных медицинских услуг, и она станет роскошью для богатых людей, способных платить за это, — говорит Юстына Выджинская из «Женщин в сети». — Этого мы боимся еще больше, чем того, что в Польше невозможно будет сделать аборт».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.