Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Тихая пощечина Бушу

Нобелевская премия мира досталась самому последовательному и непримиримому критику Джорджа Буша

В пятницу Нобелевский комитет сделал пятое и последнее в этом году объявление. Нобелевская премия мира была присуждена бывшему президенту США Джимми Картеру.

По традиции, имя нового обладателя Нобелевской премии держится в строгом секрете - за всю историю премии утечки информации ни разу не произошло. Между тем, молчание комитета работает лучше любой рекламной кампании. Задолго до октября в СМИ начинают выдвигаться предположения различного рода. И, безусловно, самые жаркие дискуссии обычно ведутся по поводу двух премий - по литературе и премии мира.

Самое интересное, что практически никогда мнение большинства обозревателей не совпадает с мнением Нобелевского комитета. Так, накануне объявления лауреата премии по литературе фаворитами называли Филипа Рота (Philip Roth), Джона Апдайка (John Updike), Милана Кундеру (Milan Kundera), Джойс Кэрол Оутс (Joyce Carol Oates), Салмана Рушди(Salman Rushdie), Джозефа (J.M. Coetzee), Марио Варгаса Льосы (Mario Vargas Llosa), Сьюзен Зонтаг (Susan Sontag) и Нормана Мейлера (Norman Mailer). Имя Имре Кертеса (Imre Kertesz) также упоминалось некоторыми критиками, однако в "первый эшелон" он не входил.

Практически то же самое случилось и с присуждением Нобелевской премии мира - самой почетной, но одновременно вызывающей самые большие нарекания как в адрес комитета, так и в адрес лауреата. Примеров тому множество, исключений - единицы. Очевидно, что когда премию присуждают "Врачам без границ" (1999), Нельсону Манделе с Филиппом де Клерком (1993), Матери Терезе (1971) или Далай-Ламе (1989), у большинства здравомыслящих людей возражений не возникает.

Другое дело, когда премию получает малоизвестная или противоречивая персона или организация - будь то лидер бирманского сопротивления Ан Су Джи, архиепископ Десмонд Туту, миротворческий контингент ООН или лидер Палестинской автономии.

В этом году на премию претендовали 156 человек. Безусловно, в списке оказались имена политиков, проявивших себя в дни после терактов 11 сентября и во время последовавшей за ними военной операции в Афганистане. Так, на премию претендовали президент США Джордж Буш, премьер-министр Великобритании Тони Блэр, глава временной администрации афганистана Хамид Карзай, бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Кроме того, аналитики называли среди возможных лауреатов президента Ирана Хатами, американских сенаторов Ричарда Лугара и Сэма Нанна, Папу Римского, православного патриарха Варфоломея и рок-музыканта Боно. В списке кандидатов присутствовали также несколько благовторительных организаций, в том числе "Миссия милосердия", Международный Красный Крест, Армия Спасения, а также Международный трибунал в Гааге и Миротворческий контингент США.

Понятно, что наличие участников самых громких событий года в списке кандидатов было вполне ожидаемым. Однако было бы странно присуждать премию мира политикам, фактически развязавшим войну, пусть даже освободительную. Если бы премия досталась Бушу, Блэру или, например, Международному трибуналу, Нобелевский комитет тем самым поощрил бы не усилия по сохранению мира, а политику "превентивных ударов" и "справедливого возмездия", объявленную Бушем национальной доктриной.

Нобелевский комитет оказался и мудрее, и хитрее. Премия была присуждена бывшему президенту США Джимми Картеру - последовательному и беспощадному критику Джорджа Буша. Еще во время проведения военной операции в Афганистане Картер называл политику администрации Буша "дорогой в никуда", а многочисленные заявления Джорджа Буша "примитивными и неконструктивными". "Думаю, что на восполнение ущерба, нанесенного международным отнолениям заявлениями президента о странах, образующих так называемую "ось зла", уйдут годы," - завил Картер в тот самый момент, когда практически все союзники США с одобрением восприняли разделение мира на хороших и плохих парней, тем более, что сами оказались в лагере "хороших".

В сентябре этого года, за несколько недель до того, как Джордж Буш объявил о возможности нанесения ударов по Ираку и почти за месяц до одобрения этого решения Конгрессом США, в статье, опубликованной в Washington Post Картер писал: "На наших глазах происходят фундаментальные изменения в политике США в отношении прав человека, нашей роли в мировом сообществе и в мирном процессе на Ближнем Востоке, зачастую без предварительных открытых дебатов (исключая те случаи, когда они происходят в недрах самой администрации)... Некогда наша страна являлась признанным повсеместно эталоном соблюдения прав человека. Теперь же мы стали объектом критики для уважаемых международных организаций, борющихся за эти базовые принципы существования демократического общества. Мы игнорировали или потворствовали злоупотреблениям в тех государствах, которые формально поддержали нашу борьбу с терроризмом, в то же время заключая под стражу без обвинения и суда американских граждан "как вражеских солдат", не предоставляя им права на юридическую защиту."

Картер обвинял Буша в применении двойного стандарта, нарушении гражданских свобод, давлении на общественность с целью убедить ее в существовании реальной угрозы со стороны Саддама Хусейна, пренебрежении к союзникам. Еще одним просчетом президента Буша Картер считает невнятную политику на Ближнем Востоке.

А ведь премия Картеру была присуждена именно за "особый вклад в кэмп-дэвидские соглашения между Израилем и Египтом, а также "за постоянные поиски мирных решений международных конфликтов, укрепление демократии и прав человека, а также за активную деятельность в экономической и социальной сфере". То есть за действия, прямо противоположные нынешним поступкам и речам нового обитателя Белого дома.

Нобелевская премия Картеру - тихая, но отчетливая пощечина Бушу. Решение Нобелевского комитета должно бы напомнить президенту США, что далеко не вся Европа настроена так же воинственно, как он. Что нЗапад не единодушен в стремлении наказать Саддама за пока еще не осуществленные планы. Что любые обвинения должны базироваться не на внутреннем убеждении, а на фактах и доказательствах. Наконец, что доводы техасца европейскую интеллектульную элиту не убедили.

Другие материалы
Культура00:01Сегодня

Галактика в опасности

Этот российский фильм 6 лет снимают на бюджетные деньги. Он стоит миллиард и не окупится