Новости партнеров

Портрет диктатора: Пациент, скорее, жив, чем мертв

Ведущий аналитик ЦРУ поставил диагноз Саддаму Хусейну

Саддам Хусейн, быть может, опасный и жестокий диктатор, однако не стоит считать его сумасшедшим. С этим утверждением сложно спорить, особенно, если учесть, что сделал его один из лучших аналитиков ЦРУ Джерролд Пост (Jerrold Post), в течение длительного времени изучавший биографию, речи, интервью и политические решения иракского лидера.

К мнению Поста стоит прислушаться уже потому, что именно он является пионером спорной с научной точки зрения дисциплины - политической психологии. В обстановке глубокой секретности с середины 60-х годов он руководил специальным отделом американской разведки, составлявшим психологические портреты мировых лидеров.

Ныне, покинув правительственные структуры и уйдя на покой, Джерролд Пост готов поделиться частью своих исследований с общественностью.

По его мнению, которое он изложил в интервью корреспондентам телеканала ABC, поступки Саддама "вполне адекватны", а сам он "является цельной личностью, в смысле отсутствия серьезный душевных заболеваний".

Однако не являясь сумасшедшим в прямом смысле слова, Саддам обладает свойством, превращающим его в одного из самых опасных национальных лидеров современности. Пост ставит диагноз - болезненный нарциссизм.

Корни этого психологического комплекса уходят в детство будущего багдадского диктатора.

Драма рождения

"Трудно представить себе более тяжелое пришествие в этот мир, чем у Саддама", - утверждает Пост.

Во время беременности матери, практически одновременно умирают отец Хусейна и его старший брат. Последовавшая за смертью мужа и сына тяжелейшая депрессия толкает мать Саддама на совершение нескольких попыток самоубийства и аборта. По утверждению родственников, когда ребенок все-таки родился, она долгое время вообще не могла его видеть.

Первые три года жизни Саддама прошли вдали от матери. Он находился на попечении своего дяди, который, надо отдать ему должное, души не чаял в племяннике. Однако опомнившаяся мать, вышедшая к тому же второй раз замуж, на этот раз за своего кузена, забрала сына к себе.

Тревожное детство

Приемный отец Саддама не отличался кротким нравом и был, по определению Поста, "психологически и физически жесток к пасынку", воспитав в нем крайне болезненные реакции на окружающую его действительность.

"Он до сих пор очень уязвим, несмотря на свой заносчивый вид, - полагает Джерролд Пост. - Он абсолютно не приемлет критики в свой адрес".

Общение с приемным отцом, скорее всего, и сформировало непреклонный нрав Хусейна и помогло ему определить основной жизненный принцип: "Никто и никогда больше не сможет оказывать на меня давление".

В возрасте восьми лет Саддам убегает из дома и возвращается к своему дяде, который полностью заменит ему родителей. Именно он однажды пророчески предскажет племяннику великое будущее, сообщив, что его ждет судьба арабского лидера.

Миражи величия

По мнению Джерролда Поста, вся жизнь Саддама была наполнена ожиданием возможности исполнить героическую роль на мировой политической сцене. Даже его действия в Кувейте в 1991 году могут быть объяснены не простыми экспансивными устремлениями и жаждой наживы, а именно желанием оказаться замеченным.

Власть и ее публичная реализация - вот категории определяющие способ мышления такого человека, как Саддам Хусейн. Отсюда следует неутешительный и угрожающий вывод: Хусейн не мученик. Он никогда не откажется от своего положения и власти, поскольку без них его жизнь просто не имеет смысла.

Менее всего в настоящий момент Саддам хочет открытого противостояния. Однако, если он почувствует, что его дни как национального лидера, сочтены, он не задумываясь применит все имеющееся у него оружие, вплоть до оружия массового поражения, чтобы унести максимально возможную часть мира с собой в могилу.

Горящие нефтяные поля Кувейта свидетельствуют об этом.

Другие материалы