Новости партнеров

Одним махом

Владимир Путин упразднил три подразделения силового блока России, сместил их руководителей и вывел из правительства вице-премьера

Слухи о том, что в недрах силовых ведомств России готовятся какие-то перестановки, ходили давно. Однако все ждали, что изменения эти коснутся главным образом хозяйства Бориса Грызлова. В Министерстве внутренних дел действительно в течение последних двух лет шла реорганизация. Так, сначала предполагалось разделить его на три независимые структуры - Федеральную полицию (в нее должны были войти милиция общественной безопасности, в том числе ГИБДД, ДПС и служба участковых инспекторов), Федеральную службу расследований и подчиняющуюся напрямую президенту Национальную гвардию, основой которой должны были стать внутренние войска.

Однако затем решено было МВД не дробить, и в июне 2001 года в его рамках были выделены три основных блока: Служба криминальной милиции, Служба общественной безопасности и Служба тыла. В состав криминальной милиции вошли структуры ГУБОП и ГУБЭП, Главное управление уголовного розыска и оперативные подразделения. Служба общественной безопасности формировалась на базе Управления обеспечения общественного порядка, ГИБДД, паспортно-визовой службы и Государственной противопожарной службы. Наконец, Служба тыла взяла на себя хозяйственную деятельность министерства. Кроме того, в том же июне 2001 года были сформированы особые управления МВД по федеральным округам.

Также около двух лет назад глава Министерства юстиции Юрий Чайка проанонсировал создание единой федеральной службы расследований, которая, по замыслу ее организаторов, должна была объединить в одних руках следственные действия по всем делам, за исключением тех, что заведены против специальных субъектов или касаются государственных преступлений и терроризма. Падкие на сравнения журналисты поспешили даже назвать новую службу российским аналогом американского ФБР.

Затем преобразования прекратились примерно на год. Но вот в сентябре 2002 года Борис Грызлов объявил о создании в рамках МВД еще одной структуры - Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которой предстояло координировать деятельность почти двадцати ведомств, прямо или косвенно занимавшихся борьбой с наркотиками до этого: ФПС, ГТК, Минздрава, Минобразования и других. А 25 сентября Путин подписал указ о создании Государственного комитета по противодействию незаконному обороту наркотиков в России. Указ определял, что в комитете должно быть 200 сотрудников и что руководить ими будет заместитель министра внутренних дел России.

А потом произошли памятные всем события на Дубровке, которые наглядно продемонстрировали: несмотря на все перестановки и переустройства, МВД России пока явно не силах обеспечивать безопасность простых российских граждан. Равно как и ФСБ - еще одна силовая структура, на чьей совести находится рейд боевиков Мовсара Бараева в центр Москвы.

Но если за просчеты разведывательных, аналитических и информационных отделов ФСБ эту службу частично реабилитровали бойцы спецназа "Альфа", в считанные минуты уничтожившие террористов в здании театрального центра на Дубровке, то к МВД у жителей столицы после этого события осталось слишком много претензий. Все ожидали серьезных кадровых решений, отставки высокопоставленных контрразведчиков и милиционеров и были немало удивлены тем, что президент все спустил на тормозах.

Наконец, совсем недавно, в первых числах марта, в прессу попали сообщения о том, что на столе у Владимира Путина лежит указ о создании еще одной силовой структуры - Федеральной службы расследования - того самого российского ФБР, о котором два года назад говорил Юрий Чайка. Назвалось даже имя ее будущего главы. Им должен был стать полпред президента в Северо-Западном федеральном округе генерал Виктор Черкесов. Предполагалось, что основу новой службы составят Следственный комитет МВД, Главное управление уголовного розыска и подразделения Главных управлений по борьбе с оргпреступностью и экономическими преступлениями.

В итоге, когда на заседании правительства 11 марта 2003 года Владимир Путин ознакомил присутствующих с содержанием текстов подписанных им в тот же день указов, направленных на реорганизацию федерального силового блока, оказалось, что МВД и ФСБ устояли, причем еще и усилились за счет других, не имеющих никакого отношения к борьбе с терроризмом, служб.

Путин, кстати, начал свое выступление именно с констатации того факта, что если в области борьбы с преступлениями против личности в России все обстоит более-менее благополучно(?!), то в сфере борьбы с наркоманией и терроризмом наблюдается явное отставание. В целях это отставание ликвидировать и был принят ряд важных решений.

Во-первых, на месте того самого российского ФБР возникла самостоятельная федеральная структура - Государственный комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. Видимо, именно наркотики, по мнению президента, представляют на сегодняшний день главную угрозу для безопасности страны. Руководить комитетом, как и было обещано, назначен именно Черкесов, лишившийся по этому случаю поста полномочного представителя президента по Северо-Западному федеральному округу.

Во-вторых, пострадала Федеральная служба налоговой полиции (ФСНП), которая оказалась расформирована и в полном составе, со всеми своими материально-техническими средствами и штатом, перешла под начало Черкесова - бороться с наркодельцами. Один только бывший глава ФСНП, Михаил Фрадков, поедет в Страсбург - он назначен полномочным представителем России при ЕС в ранге министра.

Какая связь между налогами и наркотиками, остается только гадать, но, очевидно, связь такая есть, раз специалистов по налоговой отчетности волевым решением кидают на поимку наркокурьеров и наркоманов. Что ж, президенту виднее.

В-третьих, под сокращение попала Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ), функции которого поделили между собой Министерство обороны и все то же ФСБ. Теперь уже бывший руководитель этого ведомства Владимир Матюхин возглавит Госкомитет по государственному оборонному заказу, который специально создается при Минобороны.

Наконец, в-четвертых, от вторничного указа президента пострадала еще одна структура - едва ли не самая успешная в силовом блоке российского государства. Федеральная пограничная служба (ФПС) оказалась расформирована, а функции ее унаследовала - нетрудно догадаться с первого раза - Федеральная служба безопасности. Критики президента уже успели заметить по этому поводу, что Путин таким образом возвращает ФСБ подразделения, некогда входившие в приснопамятный КГБ.

Константина Тоцкого, руководившего до вторника пограничниками, переводят в Брюссель - на почетную, но невнятную должность представителя России при НАТО. Теперь у защитников границы будет новый начальник - первый заместитель директора ФСБ Владимир Проничев.

Осталось сказать, что на место полпреда по Северо-Западному округу, освободившееся с уходом Черкесова, перешла теперь уже бывший вице-премьер Валентина Матвиенко. И лишь ее должность - а в правительстве Михаила Касьянова она с 1998 года отвечала за социальный блок - пока остается вакантной. Учитывая последние решения президента, нового заместителя Касьянов получит из Олимпийского комитета. Или из Министерства культуры. Какая, в сущности, разница?

Другие материалы