Каннский фестиваль. Янки гоу хоум!

Главный европейский фестиваль стал апофеозом американского кинематографа

56-й Международный фестиваль в Каннах уже стал историческим событием во всех смыслах этого слова: и как самый слабый с точки зрения режиссерских работ, и как один из наиболее насыщенных американскими звездами первой и иной величины, и как самый непредсказуемый в смысле распределения наград. Политкорректнсть - определение, столь полюбившееся кинокритикам в последние годы, вновь объявлено главным аргументом в борьбе за "Золотую пальмовую ветвь". Однако, при ближайшем рассмотрении, решение большого жюри выглядит вполне логично в рамках всего процесса. Голливудский "мейнстрим" просто заслонил собой метания европейского и прочих "арт-хаусов"

"Матрица" как Терминатор высокого киноискусства

Уже 14-мая - день открытия фестиваля, ознаменовался сокрушительным провалом столь рекламируемой ранее новой версии знаменитого французского фильма "Фанфан-Тюльпан" с Пенелопой Крус и Венсаном Пересом в главных ролях. Ни работа режиссера Жерара Кравчика, поставившего неплохие фильмы "Такси-2" и "Такси-3", ни даже участие более именитого Люка Бессона не спасли картину от временами нелепого подражания оригинальному фильму. Характеристика "слабый" стала едва ли не самой лестной в устах и текстах экспертов.

Поражение "Фанфана", возможно, привлекло бы куда больше внимания, если бы не "Матрица". Заявленный скромно вне конкурсной программы сиквел культового не только среди любителей кибер-панка фильма вызвал почти истерический интерес у околофестивальной публики, а пресс-конференции создателей и актеров, собрали журналистов больше, чем все конкурсные показы.

Достоинства фильма еще долго будут обсуждаться поклонниками и ярыми противниками творения братьев Вачовски, однако не оставляет сомнения тот факт, что "Матрица: Перезагрузка" "внеконкурсно" заставила понервничать не одного именитого представителя "истинного киноискусства".

17-мая эстафету из рук неутомимых борцов с миром машин, в котором человеку, как известно, отведена роль батарейки, принял первопроходец этого движения - Арнольд Шварценеггер, прибывший в Канны с рекламой третьей серии саги о похождениях его цельнометаллического персонажа.

Мистер Терминатор явился журналистам в окружении своих братьев по оружию. Все время пока длилась пресс-конференция на открытом воздухе первые и не такие совершенные как Шварценеггер киборги устрашающе поводили тяжелыми пулеметами над головами публики. Если бы на фестивале также внеконкурсно был показан фильм "Терминатор: Восстание машин", организаторам, скорее всего, пришлось изменить весь регламент состязания.

And the Palme d'Or goes to...

Что касается, собственно, претендентов на основные призы Каннского форума, то ни один из них, по утверждению ведущего корреспондента газеты Screen International Аллана Хантера (Allan Hunter), не мог даже в некоторой степени посоревноваться с прошлогодними номинатнами, вроде "Пианиста" Романа Поланского, "Человека без прошлого" или "Танцующей в темноте" Ларса фон Триера.

По признанию критиков, жюри предстояло сделать самый трудный выбор за всю историю проведения фестиваля: выбрать лучших из худших. Во время показов многие эксперты просто вставали и демонстративно уходили из зала, частенько раздавались неодобрительные возгласы и даже свист.

Среди 20 работ, представленных на конкурс, основным претендентом на "Пальмовую ветвь" считался новый фильм все того же фон Триера - "Догвилль". Весомость проекту придавало не только имя самого режиссера, но и исполнительница главной роли в картине - Николь Кидман. Сейчас уже как-то само собой разумеется, что все, пусть даже самые рискованные эксперименты Кидман, обязательно должны быть отмечены соответствующими ее статусу призами.

Действительно, австралийская актриса стала одним из главных "аттракционов" фестиваля. Ее проходы по красной дорожке и любые появления на публике сопровождались повышенным вниманием прессы и повышенными же мерами безопасности. Кидман была великолепна, однако злые языки все же не отказали себе в удовольствии отметить, что по количеству бриллиантов и изысканности туалетов Пенелопа Крус - новая пассия бывшего мужа Кидман Тома Круза - превзошла свою оскароносную соперницу.

Вероятными претендентами на главный приз фестиваля назывались также работы Клинта Иствуда ("Таинственная река"), британского режиссера Питера Гринуэя ("Чемодан Тулсe Лупера"), Гаса Ван-Сента ("Слон") и турецкий фильм "Далеко", который считался самой интеллектуальной картиной фестиваля. Их шансы оценивались критиками, как три к одному.

В списке претендентов значилось также имя японского режиссера Киоши Куросавы, представившего фильм "Светлое будущее" (Bright Future), однако его шансы с самого начала оценивались как незначительные.

Неясной оставалась судьба и еще одной картины - "слезливого" канадского фильма "Вторжение варваров". Несмотря на то, что он не рассматривался в качестве кандидата на "Пальмовую ветвь", критики приняли его крайне благожелательно. Показ "Вторжения" завершился 20-минутной овацией в зале.

Однако жюри, возглавляемое французским режиссером Патрисом Шеро, похоже решило повторить своеобразный рекорд последней церемонии вручения премии Оскар. Тогда одни из фаворитов гонки - фильм Мартина Скорсезе "Банды Нью-Йорка", номинированный на 10 золотых статуэток, в итоге, не получил ни одной.

Ни Ларс фон Триер, ни Николь Кидман, которая сообщала о своем твердом намерении уехать домой с премией, не удостоились внимания каннских "киноакадемиков". Единогласно жюри решило отдать "Золотую пальмовую ветвь" американцу Гасу Ван-Сенту и его притче о природе насилия в американских школах. Однако одной "пальмой" дело не ограничилось, Ван-Сент получил второй по значимости приз за лучшую режиссерскую работу.

Вердикт высокой комиссии был неожиданным решительно для всех и, прежде всего, для самого создателя "Умницы Уилла Хантинга". "Я многие годы привожу на фестиваль свои фильмы. Нынешняя победа - это просто чудо", - прокомментировал Гас Ван-Сент.

Гран-при фестиваля достался турецкому режиссеру Нури Билге Силану (Nuri Bilge Ceylan) за фильм "Далеко". Звание лучшего исполнителя мужской роли разделили Музаффер Оздемир (Muzaffer Ozdemir) и Мехмет Эмин Топрак (Mehmet Emin Toprak) за участие в этом же фильме.

Не доставшийся Кидман приз за лучшую женскую роль получила Мари-Жозе Кроз (Marie-Josee Croze), сыгравшая во "Вторжении варваров". Этот фильм также удостоен приза за лучший сценарий.

Специальным призом жюри была отмечена 23-х летняя Самира Мамалбаф (Samira Makhmalbaf), снявшая фильм "Пять часов после полудня" о жизни афганской глубинки после падения режима Талибов.

Провал Ларса фон Триера критики склонны объяснять различными причинами, в зависимости от степени личных симпатий к маститому режиссеру. Высказывается предположение, что арт-хаус, признанным мастером которого является датский режиссер, надоел даже консервативным европейским деятелям киноиндустрии. Произносится и уже упоминавшийся термин "политкорректность". Дескать, именно таким образом, наградив американского режиссера, Франция расплатилась за свое несогласие с войной в Ираке. Однако истинные причины, скорее всего, намного банальнее. Общий уровень представленных на конкурс работ, даже серьезно покривив душой, нельзя назвать высоким искусством. Причем, тенденция снижения уровня фестиваля отмечается уже не первый год. По кулуарным признаниям организаторов, если этот процесс не удастся остановить, Каннскому международному грозит вырождение.

Другие материалы