Новости партнеров

Свобода с купюрами

18 июня 2004 года вступает в силу закон "О валютном регулировании и валютном контроле"

Герою "Мастера и Маргариты" Никанору Ивановичу такие странные сны снились вовсе не зря. Он и его современники стали последними россиянами, запомнившими времена валютной свободы. Ночной кошмар Никанора Ивановича был навеян вполне реальными событиями конца двадцатых годов: тогда государство решило раз и навсегда монополизировать все валютные операции. Конечно, после распада СССР самые строгие ограничения были сняты, однако настоящая свобода не наступила до сих пор.

Сразу после большевистской революции 1917 года новая власть ввела монополию на проведение всяческих валютных операций, а также операций с драгоценными металлами. Это время запомнилось очевидцам постоянными конфискациями валюты и драгоценностей. Некоторые российские семьи до сих пор в качестве реликвий хранят жестяные банки для муки, в которых "бабушка в гражданскую войну прятала доллары и червонцы".

Однако в начале двадцатых годов, как известно, наступил НЭП. В 1922 году была отменена обязательная сдача валютных ценностей, граждане получили право открывать валютные счета в банках, были созданы первые валютные биржи. При этом Госбанк действовал рыночными методами, регулярно проводя валютные интервенции, направленные на изъятие валюты с внутреннего рынка. Но уже в 1927 году власть перешла к негласному (то есть, законодательно не оформленному) введению валютной монополии. Исключительное право на ведение валютных операций перешло к Госбанку, а хранение валюты дома стало опасным. Именно в это время Никанору Ивановичу и приснился его сон.

О рыночных методах валютного регулирования окончательно забыли после того, как в 1927 году был запрещен вывоз денежных знаков за границу, а в 1928 году - их ввоз в СССР. Государство сохраняло монополию на валютном рынке вплоть до 1986 года. Точнее, внутреннего валютного рынка в России вообще не существовало, так как советская система хозяйствования в нем не нуждалась. Внешторгбанк (позднее - Внешэкономбанк) аккумулировал всю валюту, полученную от экспортных операций. Затем вся валютная выручка распределялась плановым методом. Фактически, советский рубль вообще не котировался - то есть его официальный курс служил всего лишь принятым коэффициентом пересчета иностранной валюты во внутреннюю с учетом полной оторванности советской экономики от мировой.

Эта система начала рушиться в 1986 году. Тогда сначала несколько, а потом - почти все российские предприятия получили право ведения экспортной деятельности. Возникла система валютных фондов, обязывавшая каждое предприятие отчислять государству 40-50 процентов валютной выручки и дававшая директорам право тратить до четверти оставшихся денег на приобретение потребительских товаров и медикаментов для работников предприятий.

Дальнейшая валютная и торговая либерализация, наступившая после распада СССР, привела к беспрецедентному бегству капиталов из страны. Этот процесс являлся неизбежным для государства с сырьевой экономикой и нестабильными условиями ведения бизнеса. Игроки старались как можно быстрее вывезти экспортные товары из России и разместить выручку на офшорных счетах. В результате только зарождающая финансовая система новой России оказалась на грани коллапса. Вступивший в силу в ноябре 1992 года закон "О валютном регулировании и валютном контроле" стал основным механизмом удержания капиталов в стране.

Сам текст закона занимал всего две страницы. Зато за прошедшие годы было принято более 500 разъясняющих его подзаконных актов. До сих пор граждане России и зарегистрированные в РФ организации не имеют права открывать счета в иностранных банках без специального разрешения Центрального Банка России. Соответственно, перевод денег из российских банков в иностранные также ограничен. Что касается валютной выручки, то экспортерам приходилось в обязательном порядке продавать определенную часть (до 30 процентов) полученной за экспортные товары валюты на внутреннем рынке. Валютный контроль может почувствовать на себе каждый обыватель: по закону, обменные операции на территории РФ осуществлялись только по предъявлению паспорта, а для вывоза валюты за границу требовалась специальная "зеленая справка" из "обменника". Закон также запрещает нерезидентам приобретать определенные виды российских государственных ценных бумаг.

Но, как известно, строгость законов компенсируется в России необязательностью их исполнения. Все, кто испытывал потребность открыть счет в Швейцарии или обменять сто долларов без предъявления паспорта, находили и находят способы это сделать. Даже члены правительства признавали, что де-факто закон "О валютном регулировании и валютном контроле" давно не исполняется. При этом наличие в России нерыночных механизмов валютного регулирования является одним из главных препятствий к достижению конвертируемости рубля (а Владимир Путин не раз заявлял, что рубль должен стать конвертируемым к 2007 году).

Кроме этого, старый закон был направлен в первую очередь на ограничение вывода капиталов из России. В то же время с ростом цен на нефть страна столкнулась с обратной проблемой - ежедневно в страну поступает огромное количеств нефтедолларов, что приводит к излишнему укреплению рубля и "перегреву" экономики. Короче говоря, решение о постепенной валютной либерализации (так как будучи проведенной одномоментно, она легко может привести к финансовому кризису) было принято давно. Дума утвердила новый закон о валютном регулировании еще осенью, а 18 июня 2004 года он вступает в силу.

После вступления в силу нового закона любой россиянин получит право открывать счета в зарубежных банках. Правда, это будет касаться только банков, зарегистрированных в странах - членах Организации экономического сотрудничества и развития и FATF (Финансовой комиссии по проблемам отмывания капиталов). Это значит, что европейские, турецкие, южнокорейские и другие банки станут для россиян и российских предприятий абсолютно доступными.

До 19 июня 2005 года открытие счета в иностранном банке все же будет требовать разрешения ЦБ. А после этой даты начнет действовать уведомительный порядок открытия зарубежных счетов, в рамках которого владелец счета должен будет всего лишь сообщать налоговым органам о своих зарубежных накоплениях.

С 18 июня 2004 года для проведения обменных операций не понадобится паспорт - достаточно будет предъявления любого документа, удостоверяющего личность. Навсегда канут в лету "зеленые справки", которые заменит обычный бланк формата А4. А для вывоза из России иностранной валюты в пределах 10 тысяч долларов больше не надо будет подтверждать источник ее происхождения.

Согласно закону, нерезиденты получат право свободного выхода на российский рынок ценных бумаг. Правда, для этого им придется открывать специальные счета. Закон предполагает появление пяти видов счетов для нерезидентов: для операций с государственными ценными бумагами, субфедеральными заимствованиями, корпоративными заимствованиями, акциями российских эмитентов и кредитными операциями.

Больше всего новый закон отразится на деятельности экспортных компаний, так как они получат вполне легальную возможность выводить капиталы за границу. А возвращенную в Россию валютную выручку больше не придется продавать. Если верить чиновникам, то все остающиеся в силе ограничения будут сняты к 2007 году, когда наступит эпоха полной валютной либерализации. Можно было бы ожидать, что скорое освобождение от государственного контроля вызовет радость участников финансового рынка. Однако в действительности дело обстоит несколько иначе.

Начнем с обычных для российской государственной системы проблем. Закон уже принят и вступает в силу 18 июня, однако набор необходимых для него инструкций до сих пор не готов (хотя ЦБ и клялся, что успеет подготовить инструкции вовремя). Это значит, что в течение определенного (точнее, неопределенного) периода времени банкам придется действовать в условиях, когда старые правила уже не работают, а новые пока неизвестны. Если верить Ассоциации российских банков, 20 нормативных актов, уже принятых ЦБ, разрабатывались без учета мнения банкиров, а еще 10, также необходимых для функционирования новой системы, до сих пор находятся в стадии разработки. При этом на банки будет возложена часть функций, которые раньше выполнялись таможенными органами, что потребует затрат и времени на обучение персонала и внедрение новых технологий. Все это заставило Ассоциацию российских банков обратиться к председателю ЦБ РФ Сергею Игнатьеву с просьбой до 1 января 2005 года не применять к коммерческим банкам меры ответственности за нарушение новых правил.

Однако низкая техническая готовность российских банков - не единственная проблема. Не нужно быть серьезным аналитиком, чтобы предположить, что валютная либерализация приведет к увеличению вероятности оттока крупных капиталов за рубеж (такой поворот событий неизбежен в случае неблагоприятного развития событий на российской политической арене). Предприятия получат возможность вести все денежные расчеты за границей, и финансовые потоки уйдут из страны. Правда, услышав об угрозе вывоза капиталов российскими предпринимателями, зампред ЦБ Алексей Улюкаев - один из разработчиков нового закона - отметил, что "у них и так уже все вывезено".

Валютная либерализация также сильно ударит по российской банковской системе. Во-первых, отечественные банки вряд ли смогут выдержать конкуренцию с иностранными - хранить капиталы за границей гораздо выгодней с точки зрения налоговой оптимизации. Во-вторых, либеральность нового закона сочетается с жесткостью принятых в связи с его вступлением в силу нормативных актов. В частности, каждый банк, берущий валютный кредит за границей, будет обязан резервировать (то есть - хранить на специальном счете и не пускать в дело) 3 процента от взятой в долг суммы. Это заставит российские банки повысить стоимость кредитов для отечественных предприятий. В результате предприниматели предпочтут обратиться к иностранным банкам, где кредит окажется более дешевым. Учитывая, что банки России и так страдают от кризисных предчувствий, новый закон может стать для некоторых из них последней каплей.

Пример с трехпроцентным резервированием по кредитам является весьма показательным. Закон дает Центробанку право замораживать на специальных счетах в уполномоченных банках до 20 процентов средств, ввозимых в Россию в рамках какой-либо сделки. При этом задепонированные таким образом средства могут оставаться на счете на срок до одного года. Что касается выводимых из страны капиталов, ЦБ получит возможность замораживать 100 процентов средств на срок до двух месяцев.

Правда, предполагается, что Центробанк будет пользоваться этим правом только в чрезвычайных ситуациях. Сама эта формулировка вызывает у участников рынка определенную тревогу. Какая именно ситуация может считаться "чрезвычайной", нигде не сказано. А это значит, что ЦБ сможет в каждом случае действовать по собственному усмотрению, а предпринимателям придется в очередной раз играть в игру без правил.

Причины происходящего также понятны. Либеральный закон о валютном регулировании очень активно лоббировался членами РСПП - экспортерами, более всего выигрывающими от планируемых изменений. Однако приняв закон, власть поняла, что лишилась серьезных рыночных инструментов регулирования валютного рынка, и решила дать задний ход, прибегнув на этот раз к инструментам административным. Теперь норма резервирования средств, участвующих в иностранных сделках, будет определяться председателем ЦБ Сергеем Игнатьевым совместно с правительством. А он может в один день заявить, что замораживание средств будет использоваться только как "пожарная мера" (именно так предполагалось изначально), а в другой - пообещать "обременить" предпринимателей, введя обязательное резервирование капиталов.

Остается только надеяться, что вышеописанные меры будут использованы не для ограничения вывоза капиталов, а для того, чтобы не допустить на перегретый российский рынок "короткие" (то есть спекулятивные) инвестиции из-за границы.

А лучше вообще не думать о таких вопросах и, ни у кого не спрашивая разрешения, пойти и открыть счет в швейцарском банке.

Елена Любарская

Другие материалы