Война без начала и конца

Палестинские боевики взорвали израильский блокпост. Израильтяне ответили вертолетной атакой.

На Ближнем Востоке произошла очередная вспышка насилия. Палестинские боевики выкопали тоннель под армейским блокпостом в районе Гуш-Катиф в секторе Газа и привели в действие радиоуправляемое взрывное устройство, спрятанное под землей. В результате этого теракта, совершенного поздно вечером 28 июня 2004 года, один солдат Армии обороны Израиля погиб, еще четверо получили ранения. Прибывшие на место теракта военные и медики были обстреляны из минометов и стрелкового оружия. Несколькими часами позже, утром в понедельник, израильские вертолеты нанесли ракетные удары по оружейным мастерским в секторе Газы. Вооруженное противостояние между Израилем и Палестиной вступило в фазу подземной войны. Спасет ли защитная стена от таких подкопов?

Ответственность за теракт взяли на себя одновременно две организации: радикальное движение ХАМАС и подразделение партии ФАТХ Ясира Арафата "Бригады мучеников Аль-Аксы". Представитель "бригад" Абу Мухаммед рассказал, что палестинцы прокопали подземный ход длиной в 300 метров и доставили под блокпост 150 кг взрывчатки. Абу Мухаммед расценил этот взрыв как послание Шарону. По его словам, "бойцы продолжат священную борьбу до полного изгнания израильтян с наших земель". Нынешнюю акцию боевики считают местью за убийство лидера ХАМАСа шейха Ахмеда Ясина.

Новый обмен ударами между израильтянами и палестинцами - верный признак дальнейшего усиления напряженности в регионе. Палестинцы заявляют, что намерены продолжать освободительную борьбу, израильтяне - что не намерены потакать террору. Эти заявления звучали неоднократно, новостью является то, что боевики поставили себе на службу новые методы ведения войны. Хотя в истории мировых войн есть многочисленные примеры использования тоннелей для уничтожения объектов противника с помощью подземных взрывов, обычно такие ходы роют для скрытой переброски оружия и живой силы. Объясняется это чисто практическими резонами: скрытно прокопать тоннель - дело долгое и хлопотное, так что подземный ход стараются использовать по максимуму. Строительство же столь длинного (300 метров) туннеля для уничтожения блокпоста израильтян наводит на мысль, что у палестинских боевиков в запасе не один такой подземный ход.

Если палестинцы перейдут к такому способу ведения боевых действий, то забот у израильской армии прибавится. Ей придется контролировать не только наземное, но и подземное пространство. А израильскую защитную стену, видимо, придется строить не только вверх, но и вниз тоже, что не всегда является выходом из положения - и под Берлинской стеной существовали тоннели, о которых узнали только после её разрушения в 1989 году. Стена, на которую сейчас уповает премьер-министр Израиля Ариэль Шарон - это укрепленный забор, строящийся с целью отделения территории собственно Израиля от Палестинской автономии. За основу строительства защитной стены была взята государственная граница Израиля до 1967 года. В 1967 году в результате Шестидневной войны Израиль оккупировал арабские территории, включая сектор Газа и Западный Берег реки Иордан. Сейчас там находится Палестинская автономия, где проживает Ясир Арафат и большинство палестинцев. Однако за границами защитной стены существуют также и еврейские поселения, с наличием которых палестинцы мириться не желают.

Стена, кстати, не следует точно по границам 1967 года, а отклоняется от нее в некоторых местах, что дает палестинцам повод обвинять Израиль в аннексии территорий, принадлежащих, по их мнению, автономии. Если защитная стена в ее нынешнем виде будет закончена, то палестинцы потеряют часть Западного Берега.

Против строительства этой стены выступают как арабы, так и еврейские поселенцы, которые, согласно плану строительства, оказываются за ней. Позиция Шарона по вопросу поселенцев ясна - их необходимо переселить в Израиль, что обойдется дешевле, чем постоянно их защищать. В этом отношении Шарон настроен жестко. 28 июня 2004 года, выступая перед членами комитета Кнессета по безопасности и международным делам, Шарон заявил, что каждый, кто окажет сопротивление солдатам или полицейским, проводящим эвакуацию поселений, получит компенсации в меньших размерах, нежели те, кто эвакуируется добровольно. Сложнее обстоит дело с израильскими арабами. Часть их живет непосредственно в Израиле, часть - на палестинских территориях. Сейчас эти арабы так или иначе включены в нынешнее израильское общество. Полностью переселяться в Израиль они не стремятся - неизвестно куда их поселят и как там к ним отнесутся. Но и менять свое нынешнее положение ради того, чтобы оказаться в бедной, неуправляемой и переполненной ненавистью ко всему израильскому Палестине они вряд ли захотят.

И то и другое я видел не раз

Строительство защитной стены - попытка выйти из патовой ситуации, в которой сейчас находятся Израиль и Палестина. До тех пор пока не будет создано независимое палестинское государство, палестинцы террор не прекратят. И не факт, что прекратят после этой. По той причине, что программа-максимум радикальных палестинских группировок - а именно они определяют сейчас политику автономии - заключается в том, чтобы сбросить израильтян в море. Израильтяне же пытаются всеми силами сохранить существование своего государства как такового. Проще говоря: одна сторона бьётся до полной и абсолютной победы над врагом, не считаясь ни с какими жертвами. Другая сторона обороняется, потому что не желает гибели противника en masse, а хочет просто жить нормально. Кто победит?

История показывает, что в долгосрочной перспективе победа остается за тем, кто ни перед чем не останавливается и в итоге заваливает противника трупами. Страна с ограниченными ресурсами не может позволить себе вести войну на истощение - она неминуемо проиграет. Например, африканское государство Родезия (нынешнее Зимбабве) в период своей независимости в 1965 - 1980 годах вело непрерывную войну против террористических группировок, устраивавших нападения на мирных поселенцев. Ее небольшая армия совершала порой невозможное. Однако противостоять непрерывному напору террористов она все же не смогла. Как сказал бывший главнокомандующий ВС Родезии генерал Питер Уоллс: "Мы не проиграли ни одного сражения, но проиграли войну". Под жесточайшим давлением мирового сообщества родезийцы были вынуждены прекратить контртеррористические операции и передать власть черному радикальному большинству. Помимо того, что для белых это означало демографическую смерть, страна постепенно начала скатываться в экономический хаос. В результате исхода белых из страны сейчас их количество в Зимбабве составляет менее 0,1 процента населения.

Пример с Родезией показателен, поскольку исторические параллели между двумя странами расцениваются как очень близкие даже с точки зрения израильтян. Во второй половине ХХ века Родезия вела непрерывную войну с террором - Израиль ведет ее сейчас. Родезия находилась в окружении враждебно настроенных к ней африканских государств. Нынешние арабские государства, окружающие Израиль, относятся к нему также враждебно. По отношению к террористам Родезия придерживалась принципа "око за око". Для Израиля этот принцип составляет основу государственной политики, когда речь заходит о методах борьбы с террористами. Как окружавшие Родезию африканские страны тогда, так и арабские страны сегодня расценивают этот принцип как государственный терроризм. Родезийские партизаны считали правящий режим оккупантами, насильно захватившими их исконные территории. Палестинцы смотрят на Израиль так же. И, наконец, в Родезии боевики умело апеллировали к мировой общественности, упирая на "террор военных в отношении мирного населения" - именно этим сейчас занимаются палестинцы.

Правда, Израиль, в отличие от Родезии, в международной изоляции не находится, но испытывает серьезное давление мирового общественного мнения, которое вынуждает его проводить двойственную политику: с одной стороны, немедленно реагировать на теракты, с другой - пытаться показать миру, что Иерусалим ищет пути к примирению. Но попытка соединить кобру с жар-птицей и таким образом получить гибрид в виде Георгия-Победоносца редко приводит к позитивному результату. Уступить требованиям палестинцев Израиль не может - это означает его смерть как государства. Довести контртеррористические меры до максимума, а, говоря проще - начать открытую войну, Израиль также не может - во-первых, экономически это неподъемно, а, во-вторых, это окончательно настроит против него мировое сообщество, которое и в настоящее время относится к Израилю без особой симпатии.

Отдаленный дым призывной трубки мира

Возведение защитной стены кажется логичным выходом из сложившейся ситуации. Палестина де-факто получает независимость, а Израиль - дополнительную защиту против боевиков. Однако в перспективе и этот путь выглядит тупиковым. Многочисленные блокпосты британских войск и разделительные стены в Белфасте не предотвратили террористических вылазок как со стороны радикальных католических, так и протестантских военизированных группировок. Опыт ЮАР с политикой апартеида (раздельного проживания этнических групп) также был признан негодным - попытки создания отдельных государств-бантустанов "только для черных" в итоге провалились. А защитные стены и полицейские блокпосты не мешали боевикам из Африканского Национального Конгресса устраивать теракты на "белых" территориях. Практика показывает, что насильственное разделение территории на "проблемную" и "спокойную" общую ситуацию с терроризмом если и улучшает, то ненамного. К тому же не исключено, что спустя некоторое время после постройки защитной стены развернется широко поддержанное мировым общественным мнением движение за её полный и окончательный демонтаж - современная политкорректная идеология не любит открытые проявления обособленности.

Выход у Шарона, по-видимому, один - пытаться договориться, вопрос только - с кем? В Палестине есть умеренные политики, как, например, премьер Палестинской автономии Ахмед Куреи, но ситуацию на территориях они контролировать не могут и большим авторитетом не пользуются. Переговоры с группировками типа ХАМАС Израиль вести не намерен, поскольку цель радикалов очевидна, да и сами они не пойдут на переговоры с "оккупационным режимом". Есть еще формальный глава Палестинской автономии Ясир Арафат, который от терроризма публично открещивается, но, тем не менее, исподволь потворствует террористическим актам. С точки зрения Шарона, Арафат ничего не делает для прекращения нападений на израильтян, а посему Шарон переговоры с ним вести не намерен.

Переговоры, однако, необходимы, поскольку этот путь - единственный, при котором можно сохранить хоть что-то. "Южноафриканский Горбачев", бывший премьер ЮАР Фредерик Де Клерк, человек, при котором была демонтирована система апартеида, в свое время был вынужден признать необходимость переговоров: "Мы проводили переговоры под огнем. Южная Африка была охвачена пожаром войны, однако никому из нас не приходило в голову, что нужно отложить переговоры до того, как прекратится насилие".

План Шарона по возведению защитной стены чреват одним серьезным изъяном. Просто так отпустив Палестину на все четыре стороны, Израиль рискует получить дикую "территорию команчей" под самым боком. Этот вариант грозит обернуться постоянными проблемами, подобными нынешним - "свободная Ичкерия" периода 1996-1999 годов тому пример. Израиль не собирается отказываться от прекращения "по мере необходимости" контртеррористических операций по ликвидации террористов на территории Палестинской автономии. Но и этот вариант рано или поздно способен привести Израиль к повторной оккупации Палестины, если количество терактов в Израиле, несмотря на разделительную стену, возрастет. А возрасти оно может - вряд ли жизнь на палестинских территориях сразу же станет сытой и благополучной, а значит недовольство, перерастающее в ненависть, неизбежно.

Нынешняя ситуация между Израилем и Палестиной, похоже, окончательно завязалась в тугой узел. Разрубить его, подобно Александру Македонскому, ни одна из сторон не в состоянии. А любое принципиальное решение будет сопровождаться болезненными для обеих сторон противоречиями, способными привести к новой эскалации напряженности.

Сергей Карамаев

Другие материалы