Новости партнеров

Россиянам в апелляции отказать

Теперь дальнейшая судьба Анатолия Белашкова и Василия Богачева зависит от катарского эмира

В четверг, 29 июля, апелляционный суд Катара поддержал первоначальный приговор, вынесенный 30 июня 2004 года двум сотрудникам российских спецслужб, обвинявшимся в убийстве одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. Это означает, что россияне останутся в тюрьме. Вопрос только в том, сколько им придется сидеть и где? Последнее слово в этой истории может сказать эмир Катара.

История с судом над россиянами в Катаре тянется уже полгода. Сотрудники российских спецслужб были арестованы 18 февраля 2004 года. Им в вину вменялся целый букет: совершение преднамеренного убийства зверским способом (принятая в Катаре формулировка), покушение на убийство (от взрыва пострадал сын Яндарбиева), контрабанда оружия, изготовление взрывчатых веществ, попытка посеять смуту в государстве Катар и мошеннические действия в отношении компании по найму автомобилей. Первопричиной всех этих обвинений послужило то, что 13 февраля 2004 года бывший лидер чеченских сепаратистов Яндарбиев, постоянно проживавший в столице Катара Дохе, был взорван в собственной машине по пути из мечети домой. Как потом оказалось, к днищу джипа "Тойота Лэндкрузер" была прикреплена 2-килограммовая бомба. Находившийся в машине вместе с отцом 13-летний сын Яндарбиева Дауд выжил, но остался инвалидом: он получил сильные ожоги и практически потерял слух.

Через несколько дней по просьбе властей Катара в Объединенных Арабских Эмиратах по подозрению в убийстве Яндарбиева были арестованы три российских гражданина. Среди задержанных был первый секретарь посольства России в Катаре Александр Фетисов, но поскольку он обладал дипломатической неприкосновенностью, то позднее его отпустили. А вот двух других, Анатолия Белашкова и Василия Богачева, катарские власти отпустить отказались.

С самого начала МИД РФ четко обозначил свою позицию: российские граждане невиновны. Но попытки добиться их освобождения успехом не увенчались. Игорь Иванов, в начале этой истории министр иностранных дел РФ, а впоследствии секретарь Совета Безопасности, несколько раз приезжал в Катар просить за россиян. 27 июля 2004 года у него состоялась встреча с наследным принцем государства Тамимом бен Хамадом бен Халифой Ат-Тани. К переговорному процессу подключался и российский президент, который вел телефонные переговоры с эмиром Катара. Но, несмотря на все усилия, 30 июня россиян приговорили к пожизненному заключению.

Местные представители защиты не скрывали, что такой исход дела - это лучшее из всего, что могло быть. По словам бывшего министра юстиции Катара аль-Наюми, за последние 30 лет местные судьи ни разу не выносили приговора, который сохранял бы жизнь человеку, признанному виновным в предумышленном убийстве. Но российские адвокаты подсудимых продолжали надеяться, что в этом случае приговор является промежуточным этапом перед возвращением россиян на родину.

Поскольку апелляционный суд в Катаре является высшей судебной инстанцией, то в четверг приговор россиянам автоматически вступил в силу. В этой стране пока нет кассационного суда - он будет создан в соответствии с уже принятым решением о его учреждении только в октябре 2004 года. Но уже известно, что адвокаты осужденных намерены ходатайствовать об экстрадиции своих подзащитных в Российскую Федерацию.

Поскольку катарский суд считает вину россиян доказанной, то власти Катара не могут выдать россиян на родину иначе как на основании двустороннего соглашения. Но его между Россией и Катаром не существует. Поэтому даже в самом оптимистичном случае, россияне смогут попасть на родину не ранее, чем через год. Но даже если такое и случится, то Белашков и Богачев на свободу на родине выйти все равно не смогут: за их содержанием под стражей будет следить комиссия ООН.

Если Россия будет продолжать открыто настаивать на выдаче своих граждан, то Москве официально придется признать правомочность решения катарского суда. Это щекотливый вопрос - ведь тогда России придется признать и то, что ее спецслужбы практикуют незаконные операции по устранению террористов на территории других стран. В отличие от Израиля, где подобная практика не скрывается, Россия всегда подчеркивала, что такие мероприятия не проводит.

То, что сотрудники российских спецслужб действительно могли организовать взрыв, обычных граждан нашей страны не волнует. "Даже если это они - все равно, правильно сделали, жаль только, что прокололись", - примерно такова точка зрения, которой придерживается рядовой россиянин.

Но даже если Москва будет добиваться освобождения Белашкова и Богачева по неофициальным каналам, последнее слово все равно остается за катарским эмиром шейхом Хамадом бен Халифой Аль Тани. Только он может отменить приговор. Кстати, по словам Аль-Наюми, сами россияне смогут обратиться к нему с соответствующей просьбой только через 10 лет.

Обращения третьих лиц к эмиру, по всей видимости, желаемого результата не принесут - тем более что не все просители настаивают на смягчении приговора. Так, в апреле 2004 года группа правозащитников из разных стран и представителей "законного" правительства Ичкерии обратилась к катарскому эмиру с просьбой казнить находящихся под судом россиян. В открытом письме они выражали надежду, что эмир не пойдет на поводу у российских властей и "найдет в себе силу и мужество противостоять их беспрецедентному давлению".

А в июне 2004 года с обращением к эмиру Катара выступил заместитель главы Центрального духовного управления мусульман России Мухаммедгали Хузин. Он отметил, что "сегодня Россия стремится к сближению с исламским миром… поэтому судебные действия в отношении граждан России в Катаре негативно отразятся на отношениях большей части россиян к исламу и мусульманам". Муфтий призвал власти Катара "задуматься о том, что подобная мера может негативно отразиться на миллионах мусульман России".

Эти и другие обращения остались без ответа, хотя, возможно, эмир и принял их во внимание. Катарский владыка находится сейчас в довольно сложном положении. Эмир должен был проявить жесткость: убитый Яндарбиев был его личным гостем, и мусульманский мир не понял бы снисхождения к убийцам. С другой стороны, эмир стремится выглядеть либералом и реформатором. Отсюда довольно гуманный по катарским мерками приговор, а также некая надежда на высылку осужденных в Россию.

Эмир как верховный правитель, безусловно, имеет право на помилование. Возможно, он его реализует, тем более что портить отношения с Россией Катару невыгодно. Однако и прямых рычагов давления на Катар - ни силовых, ни экономических - у России нет. Поэтому в любом случае ей придется поступиться чувством национальной гордости. По словам представителя российских спецслужб, пожелавшего остаться безымянным, эмир, помиловав россиян, тем самым покажет Москве, что "в своей стране я - хозяин, я сам решаю, с кем и как мне сотрудничать, и если я и помиловал ваших людей, то исключительно из милости к униженным и оскорбленным".

С февраля 2004 года между Катаром и Россией навсегда пролегла тень Яндарбиева. В лучшую сторону на отношения двух стран, а в теории, и всего исламского мира к России, это не повлияет.

Хроника процесса

13 февраля 2004 года в столице Катара Дохе в результате взрыва автомобиля убит экс-президент Чечни Зелимхан Яндарбиев и ранен его сын.

18 февраля в Дубае (Объединенные Арабские Эмираты) по просьбе властей Катара задержаны три человека "европейской наружности".

25 февраля министр иностранных дел Игорь Иванов официально подтвердил, что задержанные являются представителями российских спецслужб.

26 февраля власти Катара подтвердили информацию об аресте, сообщил, что задержанные являются гражданами России. Россия выразила протест.

26 февраля глава департамента Ближнего Востока МИД РФ Михаил Богданов на встрече с главой МИД Катара добился освобождения одного из задержанных - первого секретаря посольства (без права покидать Катар).

26 февраля в московском аэропорту Шереметьево-2 в Москве за незаконный провоз валюты были задержаны гражданин Катара, член сборной эмирата по греко-римской борьбе Ибад Ахмедов, его тренер гражданин Белоруссии Александр Дубровский и член совета Национальной федерации борьбы Катара Насер Ибрагим Мидахи.

23 марта Владимир Путин говорил по телефону с эмиром Катара, после чего катарцев отпустили из СИЗО. Первый секретарь посольства Росиии покинул Катар.

6 апреля дело россиян в Катаре передано в суд.

11 апреля на первом заседании суда впервые оглашены имена россиян и зачитаны пункты обвинения. Россияне вину не признали.

25 апреля процесс объявлен закрытым. Допрошен первый свидетель обвинения. Адвокаты заявили, что признания подсудимых получены под пытками.

26 апреля показания в суде дала вдова экс-президента Чечни Малика Яндарбиева.

28 апреля в вызванном в суд обвинением сотруднике местных спецслужб подсудимые узнали пытавшего их человека.

2 мая в суде показана видеозапись следственного эксперимента: обвиняемые рассказывают о подготовке убийства.

5 и 6 мая россияне заявили о пытках в ходе следствия и отказались отвечать на вопросы обвинения.

30 мая и. о. гендиректора НТВ Александр Герасимов распорядился снять из программы "Намедни" интервью с вдовой Зелимхана Яндарбиева "по просьбе спецслужб". Автор и ведущий "Намедни" Леонид Парфенов предал этот факт огласке, после чего был уволен.

8 июня прокуратура Катара объявила вину россиян доказанной и потребовала для них смертной казни. Суд назначил оглашение приговора на 30 июня 2004 года.

30 июня суд огласил приговор - пожизненное заключение. Адвокаты защиты подают апелляцию.

21 июля состоялось первое заседание апелляционного суда. Решение по делу было перенесено на 29 июля.

29 июля апелляционный суд огласил решение: апелляцию отклонить, приговор считать вступившим в силу.

Сергей Карамаев

Другие материалы
Культура01:39Сегодня
Эдуард Успенский

Не тратил время зря

Он придумал Гену, Чебурашку и кота Матроскина: каким запомнят Эдуарда Успенского