Новости партнеров

"ЮКОС" в Зазеркалье

Обратная сделка по разделению двух крупных российских нефтяных компаний началась

Вечером 7 октября компания Millhouse Capital, представляющая интересы чукотского губернатора Романа Абрамовича, объявила о том, что НК "ЮКОС" вернула под ее управление 57,5 процентов акций компании "Сибнефть". Таким образом, обратная сделка по разделению "ЮКОСа" и "Сибнефти", о возможности которой стороны заговорили еще в феврале этого года, началась, но вот станет ли она "зеркальной", то есть возвращающей заинтересованных участников в точности к тем же позициям, с которых они начали сближение весной прошлого года, остается под большим вопросом.

Впервые о намерении слить два нефтяных гиганта - "ЮКОСа" и "Сибнефти" - было объявлено в апреле 2003 года. Ожидалось, что нефтяные запасы объединенной компании составят 19,4 миллиарда баррелей нефтяного эквивалента, а ежегодная добыча нефти, по оценкам специалистов, должна была превысить 100 миллионов тонн сырой нефти в год, что в то время составляло без малого четвертую часть всей добываемой в России нефти. При этом экономисты "ЮКОСа" похвалялись, что новая компания будет ежеквартально выплачивать своим акционерам дивиденды в размере 40 процентов от чистой прибыли (для сравнения, за 2002 год чистая прибыль "ЮКОСа" составила три миллиарда долларов, а "Сибнефти" - 1,16 миллиарда). И даже название для новой НК придумали - "ЮкСи".

Сама сделка по слиянию проходила следующим образом. Предполагалось, что "Сибнефть" фактически перейдет в руки Menatep Group, главного акционера "ЮКОСа", в то время как Millhouse Capital - компания, созданная основными акционерами "Сибнефти", - сохранит за собой малую часть акций как собственной НК, так и "ЮКОСа", получив впридачу солидный денежный куш. Напомним, что в то время главным бенефициарием Menatep Group и одновременно председателем правления НК "ЮКОС" являлся Михаил Ходорковский, а компания Millhouse Capital принадлежала Роману Абрамовичу, поэтому договор об образовании "ЮкСи" средства массовой информации для простоты дела рассматривали как сделку между этими двумя российскими бизнесменами.

Итак, к октябрю 2003 года стороны обменялись акциями и долларами согласно заранее обговоренным условиям. Условия были такими: 20 процентов акций "Сибнефти" компания Ходорковского купила за 3 миллиарда долларов, еще 14,5 процентов акций "Сибнефти" достались "ЮКОСу" в обмен на 8,8 процента его собственных казначейских акций, и, наконец, главный пакет "сибнефтяных" акций (57,5 процента) "ЮКОС" получил за еще 17,2 процента своих, но уже не казначейских, а срочно выпущенных в результате дополнительной эмиссии. Таким образом, по итогам всех этих операций, в руках "ЮКОСа" сосредоточились 92 процента акций "Сибнефти", которая, в свою очередь, завладела 26 процентами акций своего партнера.

Окончательные подписи под всеми финансовыми документами были поставлены 3 октября 2003 года. Оставалось совсем чуть-чуть - объединить руководство обеими компаниями, чтобы на российском нефтяном рынке появился новый, еще более крупный гигант. Причем предварительные договоренности по поводу будущего менеджмента "ЮкСи" тоже были к тому времени достигнуты. Объединенное собрание акционеров, на котором предполагалось утрясти последние кадровые детали, было назначено на 28 ноября. Компаниям вообще приходилось спешить - МАП отвел на слияние двух монополистов всего год, поэтому времени у них оставалось немного.

И все же решено было дать менеджерам "ЮКОСа" и "Сибнефти" возможность закончить 2003 финансовый год порознь, чтобы не путать отчетность, и окончательно объединить компании 1 января 2004 года. Это промедление стало для "ЮкСи" роковым - 25 октября Михаил Ходорковский попал за решетку, и на собрании акционеров 28 ноября присутствовать уже, понятное дело, не смог. А Роман Абрамович, представители которого на собрание попали, инициировал приостановку окончательного слияния "ЮКОСа" и "Сибнефти". Новый нефтяной гигант умер, так и не родившись.

В ходе дальнейшего развития событий судьбы Михаила Ходорковского и его нефтяной компании оказались тесно переплетены, как ни старался акционеры и менеджеры "ЮКОСа" отделить одно от другого (сам Ходорковский, например, уже 3 ноября по собственной инициативе ушел в отставку с поста главы компании). Вслед за уголовными обвинениями в адрес Ходорковского, выдвинутыми Генпрокуратурой, выступило тогдашнее Министерство налогов и сборов (нынешняя Федеральная служба налоговых сборов), которое, в свою очередь, обвинило НК "ЮКОС" в незаконной неуплате налогов за 2000 год на крупную сумму примерно в 1,5 миллиарда долларов. Как ни бились юкосовские юристы и экономисты, с цифрами в руках доказывавшие, что эти обвинения необоснованы, государственная машина по развалу "ЮКОСа" стала набирать обороты.

В этих условиях вопрос об отложенной сделке о слиянии между "ЮКОСом" и "Сибнефтью" приобрел особое значение. Бывшим соратникам и подчиненным Михаила Ходорковского сделка нужна была как воздух - во-первых, для того, чтобы показать, что нападки МНС - явление временное, через которое компания переступит и продолжит свой путь к светлому и богатому будущему, а во-вторых, для того, чтобы воспользоваться активами "Сибнефти" в случае, если с МНС договориться все же не удастся и придется расплачиваться по астрономическим суммам налоговых недоимок.

Но и Millhouse Capital уже не видела смысла в сделке с компанией, над которой навис тяжелый государственный кулак. Поэтому дальновидный Абрамович и его представители приложили максимум усилий к тому, чтобы дать договоренностям по "ЮкСи" задний ход. Так, впервые о намерении сторон совершить обратную сделку было объявлено уже 3 февраля 2004 года, хотя часть менеджеров и акционеров "ЮКОСа" и после этого продолжали утверждать, что дело по-прежнему идет к слиянию компаний.

Для того чтобы добиться своего, Абрамович прибегнул к помощи российских судов. Сначала аффилированные с Millhouse Capital кипрские офшорные компании Nimegan Trading Ltd и N. P. Gemini Holdings Ltd подали иск о признании незаконной допэмиссии акций "ЮКОСа", с помощью которой тот в свое время произвел обмен 17 процентов своих акций на контрольный пакет акций "Сибнефти". Этот иск в суде первой инстанции был удовлетворен уже 1 марта, а 31 мая это решение подтвердил Московский арбитражный суд, и оно вступило в силу. Таким образом, до конца ноября "ЮКОСу" предстояло расстаться с 57 процентами акций "Сибнефти", не получив взамен практически ничего.

Затем тот же Nimegan Trading Ltd подал иск о признании недействительной сделки между "ЮКОСом" и "Сибнефтью" об обмене 8,8 процента коммерческих акций первого на 14,5 процентов акций второй. Этот иск Абрамовичу также удалось выиграть 8 сентября в арбитражном суде Чукотского округа (губернатором которого, кстати, он является до сих пор). Таким образом, в руках у "ЮКОСа" остались лишь те 20 процентов акций "Сибнефти", за которые в свое время было уплачено 3 миллиарда долларов.

К этому времени дела у НК "ЮКОС" пошли совсем из рук вон плохо. Во-первых, оказалось, что с МНС (впоследствии ФСНС) договориться все же нельзя, причем в ходе расследования, затеянного налоговыми органами, долг только за 2000 год вырос с полутора миллиардов долларов до трех с лишним, а затем ФСНС взялась за пересчет налоговой документации и за 2001 год, так что сейчас совокупный долг "ЮКОСа" по этим требованиям составляет уже около 7,5 миллиардов долларов. Во-вторых, под арест попали основные производственные активы "ЮКОСа" - такие предприятия, как "Юганскнефтегаз", "Самаранефтегаз", "Томскнефть", ОАО "Куйбышевнефтеоргсинтез", ОАО "Куйбышевский НПЗ", ОАО "Сызранский НПЗ" и другие. Причем приставы арестовали не только нефтяные вышки и газодобывающее оборудование, но и счета указанных компаний, чтобы забирать с них средства на погашение долгов. Благодаря этим мерам к 1 сентября 2004 года "ЮКОСу" все же пришлось перечислить в государственную казну почти два миллиарда долларов живыми деньгами.

К этому, в-третьих, можно добавить полученные "ЮКОСом" уведомления о дефолтах по предэкспортным кредитам на общую сумму в 2,6 миллиардов долларов. В-четвертых - перспективу дальнейших налоговых проверок за 2002, 2003 и 2004 годы. По мнению экспертов, наблюдающих за "делом "ЮКОСа", общая сумма задолженности компании налоговым органам может вырасти до суммы в 12-13 миллиардов долларов. Чтобы расплатиться с такими долгами, "ЮКОСу" придется расставаться с производственными активами, причем на очень невыгодных для себя условиях. Неудивительно, что руководство НК то и дело заявляет, что "ЮКОС" находится на грани банкротства.

На этом фоне передача контрольного пакета акций "Сибнефти" ее прежнему владельцу выглядит как дальнейшая потеря "ЮКОСом" своих позиций - бывшему нефтяному монстру ничего не остается, как подчиняться требованиям российских судов, которые регулярно принимают решения не в его пользу. Менеджеры "ЮКОСа" даже не стали ждать конца отведенного им срока и решили расстаться с "Сибнефтью" досрочно. На очереди - обмен акциями с "Сибнефтью" по решению чукотского арбитражного суда, о чем представители "ЮКОСа" говорят как о деле решенном. В результате в руках Menatep Group останется 70,5 процентов юкосовских акций и еще 20 процентов акций "Сибнефти", судьба которых пока неясна.

Дело в том, что несмотря на утверждения ряда российских СМИ (в частности, агентства RBC) о "зеркальном" характере развода между "ЮКОСом" и "Сибнефтью", никакой зеркальности не получается. Если в феврале, когда Menatep Group и Millhouse Capital договаривались о разводе, речь и шла о возможности "отыграть" все назад без потерь для обеих сторон, то с тех пор представители Романа Абрамовича постарались выжать максимальную выгоду из бедственного положения своего бывшего партнера. Допустим, согласившись с чукотским арбитражным судом, что "ЮКОС" действительно незаконно провел допэмиссию и должен был вернуть "Сибнефти" ее контрольный пакет. Допустим, что и при обмене коммерческими акциями стороны ничего не проиграют. Но вот добровольно возвращать 3 миллиарда долларов за двадцать процентов акций "Сибнефти" Абрамович, скорее всего, не собирается.

По крайней мере, этого, по-видимому, очень боятся в "ЮКОСе", потому что в конце сентября представители этой компании подали иск к структурам Millhouse Capital в лондонский международный арбитражный суд. "Иск подан на всякий случай — для более надежной гарантии интересов всех акционеров "ЮКОСа", - дипломатично пояснил этот шаг один из членов совета директоров компании. Помимо обмена акций "Сибнефти" на 3 миллиарда долларов юкосовцы требуют от "дочек" Millhouse Capital еще и компенсацию за расторжение сделки об образовании "ЮкСи". Размер компенсации, правда, не сообщается. Неизвестны пока также ни вероятный конечный получатель этих трех миллиардов, ни названия тех компаний, афилированных с Millhouse Capital, с которых "ЮКОС" пытается получить деньги.

Теперь Абрамович, на которого "на всякий случай" подали в суд, может поступить двумя способами. Он может попытаться договориться с "ЮКОСом" о замораживании обратной сделки на данном этапе - то есть оставить себе деньги, а в руках у "ЮКОСа" - 20 процентов акций "Сибнефти". А может ввязаться в суд, который явно не будет так скор, как "басманные" российские суды. Дело может продлиться несколько лет, но даже если лондонский арбитраж решит его в пользу "ЮКОСа", то и тогда Абрамович может отказаться от немедленной выплаты, сославшись на отсутствие у него столь крупных свободных средств. В этом случае на зарубежное имущество чукотского губернатора будет наложен арест, но реализовать его в пользу истца можно будет лишь после новых длительных бюрократических процедур.

А к тому времени, если дела у "ЮКОСа" и дальше будут идти по-прежнему, расплачиваться Абрамовичу, глядишь, будет уже просто не с кем.

Дмитрий Иванов

Другие материалы
Дом00:06Сегодня

Солнечный удар

Россияне скупают жилье в Крыму, не задумываясь о последствиях. Они могут пожалеть