В Минске убита журналистка Вероника Черкасова

Убийство журналистки, работавшей в оппозиционном издании, — террор властей или бытовое преступление?

В столице Белоруссии убита известная журналистка Вероника Черкасова. Ее тело было обнаружено в ее квартире вечером 20 октября 2004 года. Металлическая дверь квартиры не была взломана, а из квартиры, по предварительным данным, ничего не похищено. По словам представителей органов внутренних дел, на теле были обнаружены следы многочисленных ножевых ранений. В свете происходивших недавно в Минске событий, не исключено, что убийство могло быть связано с профессиональной деятельностью. Но пока что следователи придерживаются бытовой версии происшедшего.

Известно, что накануне журналистка вернулась из командировки в Мядельский район и утром должна была появиться на работе. После того, как этого не произошло, коллеги связались с ее родственниками.

45-летняя Вероника Черкасова по образованию - журналист, выпускница Белорусского государственного университета. После выпуска она работала в молодежной редакции белорусского телевидения. Через 10 лет она ушла из тележурналистики, после чего работала в газете "Голос Родины ", с 1995 года - в "Имени", затем в изданиях "Белорусская деловая газета", "Белорусская газета", "Труд в Белоруссии". В последнее время журналистка работала в оппозиционной Лукашенко газете "Солидарность" и сотрудничала с российским журналом "Новое время", занимаясь, в основном, социальными темами.

В 2003 году выпуск газеты в Белоруссии вынужденно приостанавливался дважды. В первый раз ему в июне отказала в полиграфических услугах минская типография "Красная звезда". Затем "Солидарность" печаталась в типографии "Светоч", но уже в декабре оппозиционному еженедельнику вторично было отказано в выпуске тиража.

В 2004 году выпуск газеты был возобновлен в России, в Смоленске. Главный редактор "Солидарности" Александр Старикевич сообщил, что издавать газету в России учредителю пришлось "в связи с невозможностью издаваться в Белоруссии".

У Вероники Черкасовой остался 15-летний сын.

По данным правоохранительных органов, "почерк убийства свидетельствует, что преступление совершил человек с глубоким криминальным прошлым". Коллеги убитой Вероники Черкасовой рассказали, что в числе прочих тем она работала над материалами о деятельности сект на территории Белоруссии.

"Деликатное" обращение с журналистами в Минске

Для журналистов Минск в последнюю неделю стал настоящей "горячей точкой". Страсти накалились после референдума о продлении полномочий Александра Лукашенко, на котором президента поддержали 77,3 процента граждан. В ответ на объявление результатов референдума белорусская оппозиция начала проводить акции протеста, обвинив власти в фальсификации итогов голосования.

19 октября несанкционированная демонстрация была разогнана правоохранительными органами, а более 50 ее участников, в том числе и лидеры белорусской оппозиции, задержаны.

Оппозиция между тем заявила, что за первой акцией протеста последуют другие. По их словам, акции будут продолжаться каждый день и крупнейшая ожидается в 23 октября. Свои меры предпринимает и власть - дополнительно к имеющейся уже в Минске милиции в столицу из регионов привезли еще двадцать грузовиков с солдатами.

В результате разгона митинга оппозиции 19 октября в Минске пострадали несколько журналистов российских телеканалов. Операторы российских телеканалов НТВ и REN-TV Константин Морозов и Владимир Костин были избиты сотрудниками ОМОНа в тот момент, когда пытались заснять задержание милицией одного из лидеров белорусской оппозиции Анатолия Лебедько. Их камеры были разбиты, а фотокорреспондент агентства Associated Press Сергей Гриц был незаконно задержан.

Нападение на журналистов произошло во вторник. Вначале омоновцы затащили в ресторан Patio Pizza на проспекте Скорины одного из лидеров оппозиции Анатолия Лебедько. Тогда толпа, собравшаяся возле ресторана, потребовала вернуть задержанного. Несколько журналистов, в том числе и телеоператоры российских каналов НТВ и Ren-TV, прорвались в ресторан. Там их избили, а затем выбросили на проспект.

Также бюро всех российских телекомпаний в Белоруссии были лишены возможности перегонять видеоматериалы из Минска в Москву. Обычно они это делают, пользуясь услугами межгосударственной телерадиокомпании "Мир". Однако представители "Мира" заявили, что в связи с технической неполадкой не могут продолжать оказывать такие услуги. Российские телекомпании были вынуждены возить видеокассеты в Смоленск и передавать материал оттуда.

МИД России обратился с официальным запросом к белорусским властям в связи с инцидентом с журналистами российских телеканалов. "Российская сторона ожидает проведения тщательного расследования и получения исчерпывающей информации о происшедшем", - отметили в МИД России. В сообщении Департамента информации и печати МИД РФ с сожалением указывается также, что "в последнее время это не первый случай подобного рода в отношении российских корреспондентов в Минске".

МИД Белоруссии, в свою очередь, обвинил российские телеканалы в крайне недружественном и тенденциозном освещении событий в Белоруссии. По словам пресс-секретаря МИДа Андрея Савиных, репортажи сопровождаются необъективными и оскорбляющими белорусскую сторону комментариями московских журналистов о событиях в Минске после референдума.

В МИДе Белоруссии подтвердили, что получили ноту внешнеполитического ведомства России, касающуюся избиения российских журналистов 19 октября представителями правоохранительных органов.

Кому мешала журналистка?

На фоне такой картины, известие, что в Минске убили журналистку, естественно, воспринимается, как очередное преступление "кровавой диктатуры Лукашенко". Во всяком случае, в большинстве новостных сообщений подчеркивается, что Черкасова работала не где-нибудь, а в оппозиционной белорусской газете.

В качестве косвенного подтверждения версии приводится сообщение, что около месяца назад у журналистки вышел большой материал под названием "КГБ все еще следит за тобой", посвященный всяким "прослушкам", которые практикуются в Белоруссии.

В данном случае, по мнению оппозиции, проблема в том, что гибель и исчезновение людей в республике уже не всегда напрямую "заказываются" сверху, а могут стать и инициативой какого-то отдельного ведомства или человека, интересы которого затронула журналистка.

Но дело в том, что никаких особенных доказательств политической подоплеки этого убийства нет. Вероника Черкасова, могла работать в трижды оппозиционной прессе, но занималась она в первую очередь "социалкой".

Естественно, что и освещение социальных вопросов может власти иногда надоесть хуже горькой редьки. И не только в Белоруссии. Подтверждением тому служит история белгородской журналистки Ольги Китовой.

С 1995 года она работала в областной газете "Белгородская правда". Писала о самых обычных человеческих проблемах: социальных пособиях, стройках, квартирном вопросе. За довольно короткое время стала одним из самых заметных журналистов области. В 1998 году она была избрана депутатом областной думы. Но журналистскую деятельность не оставила.

После ряда статей, в которых она задавала неприятные вопросы к власти, областное начальство крепко невзлюбило дотошную журналистку. Несколько раз она подвергалась избиениям, а впоследствии, фактически по прямому указанию руководства области, была осуждена на 2 года условно - за "нанесение побоев группе офицеров милиции и их оскорбление при исполнении ими служебных обязанностей". Верховный Суд России этот приговор отменил. Закончилось это тем, что Китова из Белгорода была вынуждена уехать.

После примера с Китовой вполне логично предположить, что раз уж в демократической России творится такое, то в авторитарной Белоруссии - как говорится, сам Бог велел. Но даже в условиях нынешнего белорусского режима 20 ударов ножом в живот журналистке, которая пишет об экологии - это чересчур.

Более вероятно другое. Поскольку Черкасова собирала материалы о деятельности в Белоруссии различных религиозных сект, то не исключен вариант, что следы ведут как раз в эту сумеречную сферу.

Тоталитарные секты, в отличие от традиционных религий, стремятся к духовному порабощению человека, к максимальной власти над ним. Именно поэтому они носят деструктивный характер. У человека, состоящего членом тоталитарной секты, в большинстве случаев в психике происходят серьезные изменения. Секта для него становится тем самым миром, наполненным смыслом, к которому человек подсознательно стремится в поисках идеала. Начиная себя отождествлять с общиной (сектой), такой человек крайне болезненно реагирует на любую критику в ее адрес, и даже невинный сбор информации способен истолковать как потенциальную угрозу секте - а значит и себе.

Жестокий характер убийства позволяет сказать, что в квартире Черкасовой действовал человек не вполне здоровый психически. Обычные убийцы, действующие по "заказу", как бы ни цинично это ни звучало, не убивают изощренно.

Одно можно сказать с уверенностью - белорусской власти гибель Черкасовой невыгодна в первую очередь и, скорее всего, следователи будут из кожи вон лезть, чтобы раскрыть это убийство. Белорусская оппозиция, похоже, и сама слабо верит, что гибель Черкасовой - дело рук "кровавого режима". Но не верить - не значит не делать многозначительных намеков. Слухи порой оказываются куда как эффективнее официальных сообщений.

Лукашенко, естественно, не подарок. Но он и не "кровавый диктатор", каким выглядит по словам белорусской оппозиции. Тот же Пиночет был куда как кровавее. Лукашенко - обычный авторитарный правитель. И особо шокирующего в этом обстоятельстве ничего нет, в мире хватает ему подобных. Что же касается учиняемых им политических репрессий, то за иными российскими губернаторами можно найти репрессии в отношении своих противников и покруче.

Беда в том, что белорусская оппозиция, будучи разрозненной и малочисленной, жестко настаивает на точке зрения: "власть не то, чем она кажется", считая ее единственно верной, когда речь заходит об обстановке в стране. И такая мистическая вера в данный тезис убивает всякую надежду на попытку получить объективную картину происходящего. Если вдруг случится чудо, и власть решит сказать правду, то привычка винить во всем государство все равно окажется сильнее, и на поверхность полезут конспирологические версии.

Естественно, не стоит во всем безоговорочно верить белорусской власти: слишком часто она врала. Но из данного факта никак не следует тот вывод, что она врет постоянно и по любому случаю.

И если власть считает, что убийство Черкасовой носит, по всей вероятности, бытовой характер - то, возможно, что так оно и есть. Жизнь в Белоруссии не сводится к бесконечной борьбе оппозиции с авторитарным режимом и к ударной посевной на белорусских полях. Случаются и личные трагедии, совпадающие по времени с общереспубликанскими референдумами.

Сергей Карамаев

Другие материалы