Новости партнеров

За Беслан ответят три милиционера

Ингушским и осетинским милиционерам предъявили обвинения в халатности

27 октября заместитель генерального прокурора в ЮФО Николай Шепель сделал триумфальное заявление. Он сообщил о том, что людям, которые, по мнению следователей, виноваты в захвате террористами школы в Беслане, предъявлены, наконец, обвинения. Речь шла о заместителях начальника Правобережного РОВД Северной Осетии Таймуразе Муртазове и Георгии Дряеве, а также о заместителе начальника Малогбекского РОВД Ингушетии Ахмеде Котиеве. Наверняка, господин Шепель ожидал, что российская общественность возликует от оперативности, проявленной прокуратурой в поиске ответа на вопрос "Кто виноват?". А чтобы радость была абсолютно всеобъемлющей, замгенпрокурора пообещал предъявить обвинения еще двум должностным лицам - начальникам обоих РОВД. Сегодня этого сделано не было потому, что оба чиновника по странному стечению обстоятельств находятся на лечении в стационаре.

Известие о том, что сотрудники Малгобекского РОВД будут привлечены к уголовной ответственности в связи с Бесланскими событиями, впервые появилось 8 октября. Правда, в тот момент прокуратура отказалась назвать имена возможных фигурантов уголовного дела. Также в начале октября стало известно, что обвинения в адрес милиционеров будут связаны в первую очередь с тем фактом, что захватившие школу террористы проходили подготовку на некоей базе, спрятанной в лесах Ингушетии.

О тайном лагере по подготовке боевой группы первым миру рассказал Нур Паши Кулаев - единственный из захвативших школу террористов, оставшийся в живых после штурма. Кулаев рассказал, что в лагере группа жила достаточно долгое время, и что боевикам удавалось не только провозить туда продовольствие и оружие, но и выходить "на гражданку" и вербовать молодых людей для участия в акции.

А 21 октября президент Северной Осетии Александр Дзасохов раскрыл даже название населенного пункта, возле которого располагался лагерь. Он сообщил иностранным журналистам, что террористы базировались в лесу возле села Псидах - на границе Ингушетии и Чечни. Звучало это заявление вполне реалистично, тем более что расстояние от деревни Псидах до Беслана легко преодолимо за 15-20 минут.

История с боевиками, готовившими захват школы под боком у ингушских милиционеров, очень хорошо вписалась в сюжет о предателях и просто недобросовестных сотрудниках в правоохранительных органах Ингушетии. Дело в том, что, когда 22 июня группа боевиков совершила рейд на Назрань, всем стало понятно, что операция эта не могла пройти столь легко и успешно без помощи кого-то из местных милиционеров. Так что зачистка в их рядах началась еще летом. Правда, никто из высокопоставленных сотрудников милиции арестован не был. Задержать смогли лишь сержанта патрульно-постовой службы ГИБДД МВД Ингушетии Магомеда Лолохоева.

Вполне естественно, что информация о наличии лагеря под деревней Псидах (а, по мнению некоторых компетентных лиц, лагерь мог располагаться и в самой деревне) активизировала усилия по поиску "пятой колонны" в Ингушетии. Правда, на этот раз ни о каких обвинениях в пособничестве террористам" речь не шла. Вместо этого в Ингушетии стали искать милиционеров, проявивших преступную халатность.

11 октября замгенпрокурора РФ Владимир Колесников сообщил о возможном привлечении к уголовной ответственности начальника Малгобекского РОВД Мухажира Евлоева и его заместитель по общественной безопасности Ахмеда Котиева. Он сказал, что именно эти люди и "просмотрели" террористическую базу в республике. Тогда Евлоев и Котиев отказались признать свою вину и вообще выразили сомнение в том, что лагерь по подготовке боевиков когда-либо существовал во вверенном им районе.

Примерно в это же время зашла речь и о возможных обвинениях в адрес осетинских милиционеров - Муртазова и Дряева, а также начальника Правобережного РОВД Мирослава Айдарова. Говорилось, что эти люди не смогли должным образом организовать работу патрульно-постовой службы (в результате чего боевики попали в Беслан), а также неправильно действовали, получив известие о захвате школы.

Видимо, узнав о возможных обвинениях, начальники вышеупомянутых РОВД спешно отправились на лечение в стационар. Их подчиненные, способные похвастаться более крепким здоровьем, остались на месте, чтобы ждать повестки из прокуратуры. Надо отметить, что, говоря о предъявлении им и их шефам обвинений, Николай Шепель заявил, что список обвиняемых может расшириться. Правда, в его словах ничего не указывало на то, что фигурантами дела могут стать люди, более высокопоставленные, чем главы районных отделений милиции.

По опыту расследования других терактов известно, что обвинения в халатности обычно не касаются кого-либо, кроме представителей "среднего звена" сотрудников правоохранительных органов. После августовских взрывов самолетов фигурантом уголовного дела стал капитан Михаил Артамонов - оперуполномоченный отделения по борьбе с терроризмом ЛОВД аэропорта "Домодедово", отпустивший без проверки террористок. После теракта в Моздоке был арестован ответственный за безопасность госпиталя подполковник Аракелян.

Сомнительно, чтобы жители Беслана успокоились, узнав, что за случившееся в их городе несут ответственность несколько милиционеров районного уровня. Тем более что такой вывод вступает в противоречие даже с известными общественности сведениями о работе парламентской комиссии по Беслану. Еще 12 октября депутат Госдумы и член этой комиссии Юрий Савельев заявил, что ее выводы, возможно, навсегда останутся в секрете, так как "правда может оказаться настолько страшной, что вызовет новые кровавые конфликты". Впрочем, и без помощи депутата можно догадаться, что захват школы в Беслане - не случайность, обусловленная недобросовестностью пяти или шести милиционеров.

Елена Любарская

Другие материалы
Наука и техника00:02Сегодня

Еще полетаем

Почему Америка уступила России и пустила к себе самолеты-разведчики