Третья мировая война добралась до Нидерландов

Голландцы поджигают мечети в ответ на убийство режиссера Тео ван Гога

Жители Нидерландов всегда гордились тем, что их страна - одна из самых либеральных в мире. Действительно, все достижения двадцатого века в области прав человека и политической модернизации внедрялись в жизнь в этом государстве раньше, чем во многих других. Это касалось и избирательных прав женщин, и легализации марихуаны, и предоставления гражданам возможности требовать эвтаназии в случае неизлечимой болезни. Голландцы всегда считали себя чуть ли не самой толерантной и открытой новому нацией на земле.

А потом началась война. Условно говоря, сражаться друг с другом начали Запад и Восток, мир христианский и мир мусульманский. Голландцы, конечно, были уверены в том, что их страну, всегда радушно принимавшую иммигрантов из Алжира и Марокко, эта война обойдет стороной. Однако оказалось, что линия фронта третьей мировой не минует ничью территорию.

2 ноября 2004 года был убит голландский кинорежиссер, актер и сценарист Тео ван Гог - правнук брата всемирно известного художника Винсента ван Гога. Сорокасемилетний ван Гог был режиссером-провокатором. Для своих картин он всегда выбирал социально-острые сюжеты, а сами работы Тео балансировали на грани фола.

В конце лета 2004 года Тео ван Гог выпустил на экраны свою очередную работу. Производство картины происходило в тайне от общественности, и режиссер взял на себя все связанные с ним расходы (всего 18 тысяч евро). Лента называлась "Подчинение" ("Submission"), длилась 10 минут и была посвящена тяжелой судьбе мусульманских женщин. Четыре героини фильма рассказывали о том, как собратья по вере насиловали их, а члены семьи - избивали и заставляли выйти замуж. При этом мусульманская община Нидерландов была шокирована не столько этими фактами, сколько полуобнаженными актрисами, на телах которых были написаны суры из Корана.

Фильм "Подчинение" вызвал в Голландии огромный резонанс. Его обсуждали в каждой мечети, а группа молодых марроканцев даже написала рэп, в котором Тео ван Гог был назван лжецом. Сразу после премьеры режиссер начал получать угрозы от людей, называвших себя правоверными мусульманами и обещавших убить его и сценариста ленты - депутата парламента Нидерландов Айян Хирси Али.

Итак, в понедельник, 2 ноября, Тео ван Гог ехал на велосипеде по улице Амстердама, когда неизвестный выстрелил в него, а затем ударил раненого ножом в грудь. Произошло это в середине рабочего дня, и все очевидцы заметили, что убийца был одет в джаллабу - традиционный марроканский костюм. Последние же сомнения в религиозной принадлежности преступника были развеяны после того, как на груди ван Гога обнаружили приколотое ножом письмо - в нем повторялись угрозы в адрес Айян Хирси Али и цитировались суры Корана.

А очень скоро полиция сообщила, что в соседнем с местом происшествия парке был после непродолжительной перестрелки арестован подозреваемый - двадцатишестилетний обладатель двойного (голландского и марроканского) гражданства. Допрашивавшие подозреваемого сотрудники правоохранительных органов сообщили журналистам о его радикальных исламистских убеждениях. Вскоре в Нидерландах были арестованы еще восемь человек, связанных то ли с предполагаемым убийцей, то ли с радикальными мусульманскими организациями.

На этом с хваленой толерантностью жителей Нидерландов было покончено. Уже 3 ноября голландские интернет-форумы наполнились сообщениями типа "вчера я стал расистом" и "надо возродить дело Гитлера". Особо впечатлительные жители страны тюльпанов начали требовать немедленной депортации всех иностранцев. Серия хакерских атак прервала работу сайтов, принадлежавших марроканской общине Нидерландов. Член парламента Геерт Вайльдерс пообещал основать партию, которая будет бороться за ограничение или запрещение въезда в страну иммигрантов.

Так что у голландских марроканцев появились все основания беспокоиться за свое будущее. 9 ноября, когда родные и близкие ван Гога собрались на гражданскую панихиду в крематории Амстердама, а сочувствующие голландцы пришли к его зданию, чтобы наблюдать за транслировавшейся на огромных экранах церемонией, несколько сотен марроканцев устроили демонстрацию на площади неподалеку. На многих из них были оранжевые футболки с надписью "Мы не хотим мириться с экстремизмом".

Неясно, какого рода экстремизм имели в виду демонстранты - исламский фундаментализм или расизм, волна которого прокатилась по стране. Уже через несколько дней после похорон ван Гога в СМИ стали поступать сообщения о ночных нападениях на мечети и мусульманские школы в Амстердаме, Утрехте и еще нескольких голландских городах. В большинстве случаев речь шла всего лишь о "коктейлях молотова". Однако в ночь с понедельника (8 ноября) на вторник в мусульманской начальной школе в городке Айндхофен произошел настоящий взрыв. К счастью, в школе в этот момент никого не было, так что обошлось без жертв. Зато взрыв разрушил все окна в здании. Некоторый ущерб был нанесен также домам, расположенным неподалеку.

А поздно вечером во вторник кто-то поджег еще одну мусульманскую школу - в городке Уден. Пожарным пришлось тушить ее несколько часов, само здание теперь требует ремонта, а на его стене были обнаружены граффити "Покойся с миром, Тео". Таким образом, связь волны антиисламского экстремизма с убийством Тео ван Гога получила фактическое подтверждение.

Мусульмане Нидерландов потребовали, чтобы правительство предоставило принадлежащим общине объектам дополнительную охрану. Они заявили, что уже начали охранять мечети во время молитв, но никогда не смогут оплатить работу профессиональных служб безопасности. Мэр города Айндхофен Александр Саккерс уже организовал круглосуточное патрулирование всех городских мусульманских школ и мечетей.

Тем временем на сайте малоизвестной исламской экстремистской организации "Иламские бригады Таухид" появилась угроза в адрес голландского правительства. Экстремисты пообещали устроить в Нидерландах настоящие теракты, если не прекратятся нападения на мусульманских граждан этой страны. Пока что счет в мусульмано-христианской войне в Голландии составляет 6:2 в пользу "христиан". По имеющеся информации, всего от нападений за последние дни пострадало шесть мечетей. В то же время, нам известно всего о двух случаях, когда неизвестные пытались поджечь христианские церкви. Произошло это утром во вторник в Утрехте и Амерсфурте.

Голландские власти пытаются реагировать на происходящее настолько адекватно, насколько это возможно. Премьер-министр Нидерландов Ян Петер Балкененде выступил по национальному телевидению и заявил, что его страна всегда отличалась уважением к различным культурам и что волну насилия необходимо сейчас же прекратить. Выступление это прозвучало достаточно беспомощно, и трудно ожидать, что все участники беспорядков мгновенно прислушаются к словам главы правительства.

Хотя бы потому, что они сформулированы на языке мира, а в стране, как и на всем земном шаре, идет война.

Елена Любарская

Другие материалы