Палестинская автономия потеряла голову

11 ноября 2004 года врачи официально констатировали смерть Ясира Арафата

Ситуация с объявлением о смерти Ясира Арафата дошла до такой степени, что стала напоминать скверный анекдот. 4 ноября 2004 года появилось первое сообщение о смерти палестинского лидера, позже не подтвердившееся. И целую неделю после этого новые известия о смерти Арафата сменялись все новыми опровержениями. Наконец утром 11 ноября факт его ухода в мир иной был подтвержден официально. Теперь основным игрокам на ближневосточном поле придется ломать голову - что будет дальше с Палестинской автономией, которая, по сути, на одном Арафате и держалась.

Почти неделю весь мир гадал, умер он на самом деле или нет? И если умер, то когда? Журналисты круглосуточно дежурили у ворот госпиталя под Парижем. "Из авторитетных источников, пожелавших остаться неизвестными", постоянно появлялась "абсолютно достоверная информация", опровергающая предыдущую. Наконец, когда тянуть далее стало практически невозможно, поскольку слова "необратимая кома четвертой степени" понятны даже для несведущего в медицине человека, палестинские власти решились признать скорбный факт.

Смерть Арафата уже вызвала многочисленные отклики. Арабский мир предается скорби, западные лидеры выражают сдержанные соболезнования. При этом акцент делается на то, что конфликт между израильтянами и палестинцами придет к урегулированию и стороны выработают соглашения, приемлемые для всех. Ораторы дружно выражают надежду на то, что терроризму если и не придет конец, то уж по крайней мере его уровень упадет.

Но насчет последнего прогнозы строить трудно. Палестинская автономия - это целиком и полностью творение Арафата. Он шел к идее независимой Палестины всю жизнь и создавал государство в соответствии со своим видением. И вольно или невольно замкнул все на себя. Арафат был не только главой администрации Палестинской автономии, но еще и главой ООП, главой ФАТХ и держал в своих руках финансы и силовые структуры ПА.

Поэтому после смерти Арафата образовался громадный вакуум, который необходимо срочно чем-то и кем-то заполнить. Это прекрасно понимают как в Израиле и ПА, так и во всем остальном мире.

По конституции Палестины президентский пост в случае ухода главы администрации ПА должен занять спикер парламента. Так что формально главой ПА сейчас стал Рухи Фатух. Он будет оставаться на этом посту в течение переходного периода сроком в 60 дней. По истечении этого времени должны пройти всеобщие выборы. Но Фатух серьезным влиянием не обладает, поскольку не пользуется большой популярностью в ФАТХ. Большинство наблюдателей склоняется к тому, что реальная власть будет сосредоточена у Махмуда Аббаса, бывшего правой рукой Арафата в Организации освобождения Палестины, а теперь ее возглавившего.

Премьер-министр ПА Ахмед Куреи не будет претендовать на единоличное лидерство, а, по всей вероятности, станет поддерживать Аббаса. Не в последнюю очередь потому, что на стороне Аббаса находится Мухаммед Дахлан, контролирующий Службу общей безопасности ПА. Тот же Дахлан имеет влияние на боевиков "Бригад мучеников Аль-Аксы". Формально мученики входят в состав ФАТХа, но на деле пытаются проводить независимую политику. Есть мнение, что Арафат оказывал "Бригадам" негласную поддержку, что вполне укладывается в основной принцип любого правителя - разделяй и властвуй. Опытного участника подковерных игр Арафата такое положение дел устраивало как нельзя более. Теперь же Дахлан может попытаться навести порядок, а отколоться "Бригады" не рискнут - на голом энтузиазме много не навоюешь.

Остается проблема с ХАМАСом и "Исламским джихадом", не входящими в ООП. Эти группировки радикальны даже по меркам палестинцев, но, как и в случае с "Бригадами", слушались они только Арафата. ХАМАС, по всей вероятности, примет участие в выборах, поскольку для его представителей это - шанс пробиться к властным рычагам в ПА. Но гибель шейха Ясина ХАМАС фактически обезглавила - как и в случае с Арафатом, найти второго такого харизматичного лидера очень трудно.

В любом случае перед Аббасом сейчас стоит сложнейшая задача. С одной стороны, у него есть определенное влияние и власть, но с другой - по популярности до Арафата ему очень далеко. В Палестинской Автономии многие считают Аббаса соглашателем, который заигрывает с властями Израиля. Достаточно высокой популярностью пользуется один из лидеров ФАТХа Марван Баргути, который мог бы выставить свою кандидатуру на выборах, если бы не одно "но": Баргути сейчас сидит в тюрьме за причастность к совершению терактов и не выйдет оттуда, прежде чем не отбудет пять пожизненных заключений. Хотя, как говорят, на Ближнем Востоке, все течет и все изменяется - Баргути может и выйти на свободу, если возникнет необходимость задействовать его в политических играх.

Неудивительно, что в Израиле и в Палестинской автономии у всех ключевых фигур голова сейчас идет кругом. Но аналогичные проблемы возникают и у лидеров других государств. Нетрудно предположить, что во всех аналитических управлениях и отделах от Москвы до Вашингтона сейчас лихорадочно просчитываются шансы того или иного палестинского политика.

Несомненно, что страны, интересы которых связаны с Ближним Востоком, будут вести свою игру под флагом ослабления сложившейся там напряженности. Просто каждый понимает эту разрядку по-своему, и мнения, например, Израиля и США по этому вопросу можгут порой кардинально различаться.

Ну а перспектива превращения ПА в полноценное независимое государство пока отодвигается в неопределенное будущее. Автономия - это детище Арафата, и с людьми, пришедшими на его место, переговоры начнутся едва ли не с нуля. При этом в ход, как водится, пойдет все - подкуп, шантаж, увещевания и лесть. А торг, как известно, дело долгое, и за это время много что может произойти. Одно можно сказать с уверенностью - Ариэль Шарон наверняка не станет в ближайшем будущем предлагать Палестинской автономии независимость.

В жизни Арафата при желании можно усмотреть параллели с художественными фильмами о сильных людях, преступивших закон. Арафат, как и герой сериала "Бригада" Саша Белый, двигался к вершинам власти постепенно. Далеко не сразу заявив о себе как о сильном лидере, он не пренебрегал "грязной" работой, оставаясь в тени более могущественных на тот момент деятелей освободительного движения.

Став же формальным лидером Палестины, Арафат сосредоточил основные нити влияния в своих руках, создав вокруг себя преданный клан соратников из участников политических и экстремистских группировок, действовавших на территории автономии. А когда к нему пришло признание со стороны дружественных зарубежных политиков, он стал по-настоящему видной фигурой в мировых и ближневосточных политических кругах.

При этом стилем правления он напоминал героя другого сериала - вора в законе Антибиотика из "Бандитского Петербурга". Кого-то он наказывал, кого-то приближал или отлучал, кому-то подкидывал лакомые кусочки, параллельно раздумывая над тем, как решать проблемы с оппонентами и общественным мнением. Вот только в кино режиссер всегда волен оставить финал открытым - нигде не говорится, во что превратилась "Бригада" после гибели Белого, да и в "Бандитском Петербурге" Антибиотик остался при своих. А Арафат умер, и что теперь будет с его автономией?

Сложно с определенностью сказать, произойдет ли в ближайшие дни новый всплеск палестинского террора. Опасаться следует не его, а того, что система управления, замкнутая на Арафата, начнет потихоньку разбалтываться. Арафат до последнего момента правил железной рукой, выступая одновременно и посредником в разногласиях в собственном окружении и переговорщиком с Израилем. Со смертью сильного лидера построенное им образование, будь это "бригада" или страна, всегда впадает в период нестабильности. А в таком взрывоопасном регионе, как Израиль, любые потрясения, как правило, повода для оптимизма не дают.

Сергей Карамаев

Другие материалы

Вор в короне

Он стал криминальным боссом России. Но за методы 90-х его посадили надолго