Иран отбил топонимическую атаку США

Вопрос о наименовании спорных территорий ставит в тупик современных географов

В Иране запретили распространение нового "Атласа мира", изданного Национальным географическим обществом США. Официальный Тегеран привело в раздражение то, что название "Персидский залив" в издании продублировано как "Арабский залив". Иран усмотрел в действиях американских географов попытку принизить историческую роль Персии в формировании местной топонимики. Причем дело не ограничилось запретом на распространение журнала - иранские власти запретили въезд в страну репортеров National Geographic. Между тем топонимические проблемы возникают не только на Ближнем Востоке - современный мир скоро столкнется с необходимостью пересмотреть целый ряд привычных географических названий.

Помимо "неправильного" наименования залива, иранские власти возмутил тот факт, что несколько островов в заливе обозначены как "оккупированные" Ираном. Действительно, три острова в Персидском заливе: Абу Мусса, Большой и Малый Томб, - являются спорной территорией. Их принадлежность оспаривают ОАЭ и Иран. И, по мнению иранцев, называть их "оккупированными" неправильно. Официальный представитель Тегерана Абдолла Рамазанзаде выразил по этому поводу протест, в котором обвинил издателей атласа в попытке самовольного изменения исторических и географических фактов.

Пресс-служба Министерства культуры Ирана распространила заявление, в котором атлас, изданный одним из ведущих исследовательских географических центров мира, был назван "фальшивым, незаконным и непрофессиональным". При этом иранские власти не настроены на решительную и бескомпромиссную борьбу с географами, "исказившими" название залива. Мохаммад Хоссейн Хошвагт выразил надежду на то, что руководство National Geographic исправит свою ошибку, "вызывающую удивление и недоумение". Если ошибка будет исправлена, говорится в заявлении, то журнал National Geographic с радостью примут в Иране.

Однако "Атлас мира", издающийся Национальным географическим обществом США (НГО), менее всего заслуживает определения "ошибочный". Этот справочник считается одним из самых точных в мире. Благодаря высокой репутации НГО справочные материалы, подготавливаемые этой организацией, пользуются устойчивым спросом - к ним прибегают правительства ряда стран мира, коммерческие и государственные агентства. Сам атлас представляет собой фолиант из более чем 400 страниц и весит более 5 килограммов.

Суть спора заключается в следующем. Иран настаивает, чтобы журнал называл водный бассейн, омывающий южное побережье страны, исключительно Персидским заливом. Но этот залив омывает также побережья Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ, Омана, Катара и Бахрейна. Начиная с 1950-х годов идеологи панарабского движения, в том числе тогдашний президент Египта Гамаль Абдель Нассер, стали именовать его Арабским заливом. Позже это название распространилось среди жителей стран, примыкающих к заливу.

Различные наименования Персидского залива и прилегающих к нему территорий неоднократно становились поводом для протеста со стороны Ирана. По мнению руководства этой страны, "Персидский залив" является историческим наименованием и менять его непозволительно. У Ирана есть все основания настаивать на такой точке зрения - Иран считает себя наследником древней могущественной Персии, и ему не хочется видеть на картах некий обобщенный "Арабский залив" вместо почетного "Персидского". Не нравится Тегерану и просто "Залив" (the Gulf), как предлагают называть спорный водный бассейн некоторые географы.

Отвечая на обвинения Ирана, главный картограф Национального географического общества Аллен Кэролл заявил: "Мы признавали и признаем "Персидский залив" в качестве основного названия, однако считаем необходимым, наравне с ним, употреблять и "Арабский залив". Это название включено в атлас в первую очередь для удобства поиска".

Чем закончится "топонимическая война" между НГО и Ираном, предсказать сложно, но вряд ли стороны пойдут на уступки. Отзывать тираж атласа НГО не будет - во-первых, это грозит колоссальными убытками, а во-вторых, в этом случае National Geographiс будет завален письмами с требованиями назвать ту или иную территорию определенным образом, причем в 99 процентах случаев предлагаемые названия будут оспариваться. Словом, подобный прецедент грозит обрушением всей принятой картографической системы.

Американцы, называя Персидский залив Арабским, исходят не столько из соображений политкорректности, как могло бы показаться, сколько из необходимости учесть требования времени. Географические названия, как бы ни хотелось кому-то это признавать, не вечны, и со временем, в силу тех или иных причин, меняются. В конце концов, может получиться и так, что все большее число жителей этого региона будет называть залив Арабским, и тогда название де-факто будет принято. Позже оно оформится юридически, и только упрямые ветераны по привычке будут именовать его Персидским.

Иран, однако, тоже имеет право требовать от издателей соблюдения исторической точности. История - это не только предмет национальной гордости, но и та основа, на которой формируется общественное сознание той или иной страны. Изъятие из оборота термина, имеющего историческое значение, либо постепенное замещение его иным (что вполне может произойти в этом случае), воспринимается пострадавшей стороной крайне болезненно. Это в конце концов удар по национальному самосознанию.

Как вы лодку назовете...

В истории с географией примеров спорных наименований хватает. Этим грешат практически все страны, правда дело редко доходит до скандалов на международном уровне. Так например, в СССР в 1970-х годах издавался авторитетный и подробный "Атлас офицера". И с точки зрения некоторых стран он был абсолютно некорректен. Африканская страна Намибия обозначалась там как "территория, оккупированная ЮАР". Однако ни о какой оккупации речь в реальности не шла - ЮАР осуществляла администрирование Намибии еще с 1915 года согласно мандату Лиги Наций, а позже и ООН.

Но из-за того, что вооруженные силы ЮАР подавляли национальные террористические намибийские группировки, предпочитавшие именовать себя "национально-освободительным движением", СССР с трибуны ООН постоянно ставил вопрос "о незаконной оккупации Намибии реакционной юаровской военщиной". Аналогичным образом "Намибия (терр. окуп. ЮАР)" изображалась на всех картах, выпускаемых в Восточном блоке, и по этому поводу ЮАР регулярно вносила протесты - впрочем, остававшиеся без внимания.

Кстати, самое название "Намибия" та же ЮАР признавать долго отказывалась. На ее картах страна упорно именовалась Юго-Западной Африкой и только после 1989 года - Намибией.

Доподлинно неизвестно, заявляла ли Советскому Союзу протесты другая африканская страна - Родезия (современное Зимбабве), но аналогичные споры с британским картографическим управлением она вела постоянно. В 1965 году бывшая британская территория объявила независимость. Однако Великобритания отказалась ее признать и с помощью ООН добилась, чтобы Родезию не признало и мировое сообщество. Поэтому на всех картах, в том числе и советских, вплоть до 1980 года Родезия обозначалась как британская территория или британская колония. Министерство Родезии по делам туризма неоднократно заявляло протесты англоязычному миру по части картографии, но изменений добиться так и не сумело.

Одним из самых известных примеров двойного наименования спорной территории являются Фолклендские (Мальвинские) острова. История названия этого архипелага заслуживает отдельной книги. Острова были открыты еще в 1620 году испанским мореходом Эстебаном Гомесом, а первая серьезная попытка исследовать архипелаг была предпринята позже голландским мореплавателем Себальдом Веертом. В результате острова были названы Себальдинскими и под таким именем нанесены на голландские географические карты.

В 1760 году английский корабль "Уэлфер" под командованием Джона Стронга открыл пролив, разделявший западный и восточный острова, и назвал его именем лорда Фолкленда, казначея британского флота. Несколько позже весь архипелаг получил название "Фолклендские острова".

В XVIII веке в район островов зачастили мореходы из Франции, обычно отплывавшие к архипелагу из порта Сен-Мало, что и дало повод назвать его Мальвинским (Малуинским). В 1764 году на Мальвинских островах высадилась французская экспедиция, возглавляемая известным мореплавателем Луи Антуаном де Бугенвилем, который официально провозгласил острова собственностью Франции.

Однако Великобритания, осуществлявшая колониальную экспансию, попыталась вытеснить Францию с архипелага. Испания, в свою очередь, заявила о том, что острова принадлежат ей. Тогда Франция, втянутая в Семилетнюю войну и нуждавшаяся в деньгах, уступила архипелаг Мадриду за 25 тысяч фунтов стерлингов.

В 1826 году, когда было образовано независимое государство Аргентинская республика, Мальвинские и все другие испанские острова были включены в ее состав. Но в 1833 году Великобритания, по-прежнему считавшая острова своими, заняла их силой и превратила в колонию. Аргентина с потерей островов не смирилась и на протяжении всех последующих лет стремилась их вернуть. Наконец в 1982 году это привело к новой британо-аргентинской войне, окончательно закрепившей английское владычество над архипелагом. Таким образом, на английских картах острова неизменно обозначаются как Фолклендские, Аргентина упорно именует их Мальвинами. Стороны регулярно обмениваются нотами протеста по этому поводу, но воз, как говорится, и ныне там.

Двойные названия в настоящее время имеют также два крупных острова Зондского архипелага в Юго-Восточной Азии - Калимантан и Сулавеси. Первый из них в европейской географии традиционно назывался Борнео, второй - Целебес. В 1945 году Индонезия, получив государственную независимость от Нидерландов, переименовала эти острова (Сулавеси - более точная передача топонима Целебес).

Для Борнео было предложено новое название - Калимантан. Дело в том, что топоним Борнео означал то же самое, что Бруней. Он появился на географических картах в XVI веке. Мореплаватели из Испании и Португалии, вставая на рейд у северной, наиболее посещаемой тогда оконечности острова, называли его по имени прибрежного султаната Бруней (Борнео - другой вариант транскрипции). Султанат же, когда Индонезия получила независимость, не стал ее частью. Он оставался под протекторатом Великобритании до 1984 года, а потом стал самостоятельным государством. Понятно стремление индонезийских властей убрать со своего острова название чужого государства, занимающего лишь небольшую его часть.

На англоязычных картах Дальнего Востока рядом с привычными названиями островов Итуруп и Кунашир в скобках стоит "Эторофу" и "Кунашири". Тем самым западные картографы солидаризируются с японской точкой зрения по поводу спорной принадлежности южных Курильских островов.

Остров Хувентуд (остров Молодежи) у берегов Кубы на многих американских картах до сих пор в скобках именуется Пиносом. Такая же ситуация сложилась и с Тайванем - в скобках его до сих пор называют Формозой. То же самое относится и к бывшей португальской колонии Макао - ныне Аомынь.

Норвегия, стремясь утвердить свое право на Шпицберген и подчеркнуть норвежское происхождение архипелага, на своих картах называет его Свальбардом. Япония, не забывшая того, что с 1905 по 1945 годы ей принадлежала половина Сахалина, именует этот остров Карафуто.

Часто на географических картах (особенно на англоязычных) подписываются и прежнее (обычно в скобках), и новое наименования. В том же "Атласе мира" Национального географического общества 1981 года издания остров Гаити в скобках именуется Эспаньола, Галапагосские острова - архипелагом Колон, а Шри-Ланка - Цейлоном.

Сэр Антонио, как это по-русски?

Во время перестройки в конце 1980-х годов СССР также столкнулся с топонимической проблемой. Эстонская столица Таллин, получившая свое нынешнее название лишь в середине 1920-х годов (до того она называлась Ревель), стала порой по-русски писаться как Таллинн, с двумя буквами "н". Национально настроенные круги эстонской интеллигенции заявляли, что именно такой вариант является правильным.

При этом сами эстонцы не посчитали нужным отказываться от своей традиционной формы названия Пскова - Пихквой или Печор - Петсери. Несмотря на то, что по правилам русского правописания Таллин с двумя "н" не пишется, новшества, по неведомой причине, стали применяться повсеместно. Так, в одном московском академическом институте в 1989 году пришлось исправлять практически всю базу по сериальным изданиям, добавляя в название города второе "н".

Но на английском, латышском, литовском, немецком и многих других европейских языках слово "Таллин" продолжало писаться с одним "н". И почему-то эстонцы не требовали от других государств изменения правил правописания их языков.

После распада СССР независимые постсоветские государства взяли опыт Эстонии, что называется, на вооружение. Представительства стран СНГ требовали, чтобы на русском языке названия их государств и городов писались так, как принято в их языках. Алма-Ата стала Алматы, Чимкент - Шымкентом, Ашхабад - Ашгабадом и так далее.

В итоге в августе 1995 года по этому поводу было издано распоряжение администрации Президента РФ N1495 "О написании названий государств - бывших республик СССР и их столиц". В нем предписывалось в целях обеспечения единообразия в служебной переписке и на официальных переговорах города и республики бывшего СССР именовать в соответствии со списком, приложенным к распоряжению.

Документ требовал именовать города и географические названия в республиках бывшего СССР так, как они назывались до распада Советского Союза, если названия изменились лишь фонетически. В русскоязычных документах не рекомендовалось Кустанай называть Костанаем, Чимкент - Шымкентом, Киргизию - Кыргызстаном. Если же город или географическая точка получили совершенно новое имя, то признавалось корректным следующее написание: "Столица Казахстана - город Астана (бывший Целиноград)".

Еще один спор возник по поводу правильности употребления словосочетания "на Украине". Спор этот не прекращается до сих пор, переместившись из сферы официального делопроизводства на интернет-форумы. Лингвисты из Института русского языка РАН в свое время дали заключение, что выражение "на Украине" соответствует нормам русского языка, а "в Украине" - нет, подобно тому как соответствует нормам выражение "на Филиппинах", "на Кубе" и др. Особо рьяные сторонники национального возрождения Украины с этим не согласились и до сих пор требуют употребления в русском языке предлога "в" вместо "на".

Известна анекдотическая история начала 1990-х годов о том, как к одному известному российскому журналисту, работавшему в Киеве, обратились высокопоставленные украинские чиновники и попросили употреблять сочетание "в Украине" вместо привычного "на Украине". В ответ журналист привел им известное непечатное русское выражение, намеренно изменив предлог "на" на "в". После этого вопросы отпали.

Как, скажи, тебя зовут?

Из недавних примеров "топонимической войны" можно вспомнить Македонию. Независимое государство Македония, образовавшееся после распада Югославии, никак не может быть признано в мире под этим именем. На ее пути встает Греция, считающая, что это название может иметь только историческая область Македония, частично располагавшаяся на территории нынешней Греции, а также на территории Болгарии и нынешнего независимого государства Македония. Афины считают историческую Македонию напоминанием о былом величии древней Эллады и не хотят отдавать это название чужому государству.

На территорию нынешней Македонии современная Греция не претендует, но что касается наименования, то Афины заняли жесткую позицию. Из-за этого страна долгое время именовалась как "Бывшая югославская республика Македония". В итоге США официально решили именовать страну Македонией. Греция осталась страшно недовольна, но, видимо, ей придется смириться с тем, что постепенно это название признают и остальные страны.

От такой топонимической неразберихи устала даже ООН. В августе 2004 года было объявлено, что Организация Объединенных Наций приступила к созданию руководств о том, как стандартизировать топонимы во всем мире. По мнению разработчиков, это позволит избежать многочисленных ошибок.

В русском языке столица Китая называется Пекин, в то время как англоязычный мир именует ее Бейцзином или Бейджином (Beijing). Крупный индийский город Бомбей в доколониальную эпоху назывался Мумбаи. Это имя он носит и сейчас, но по-русски традиционно именуется Бомбеем.

В ЮАР, где официальными считаются 11 языков, город Кейптаун именуется так, как он звучит на каждом из этих языков. Англичане называют его Кейптаун. Буры, использующие язык африкаанс, - Капстад, а народность коса - эКапа. Да и саму страну местное цветное население все чаще называет Азанией, требуя от законодателей, чтобы это имя стало официальным.

Если ООН все же решится на издание подобного единого справочника, то неизбежно столкнется с огромными трудностями. Во-первых, справочник получится очень больших размеров, а то и не уместится в одном томе, но это еще полбеды - на такое издание деньги у ООН найдутся. Но вторая проблема куда более серьезна - ООН придется жестко стандартизировать названия. Но это вступит в противоречие с политикой мультикультурализма и политкорректности, проводимой ООН. Не факт, что все государства согласятся пойти на признание какого-то единого стандарта. И тогда может завариться такая каша, по сравнению с которой нынешний скандал с Ираном - невинный пустяк.

Сергей Карамаев

Другие материалы