Греф покусился на святая святых

Глава МЭРТ выступил против покупки "Газпромом" "Юганскнефтегаза"

Известно, что глава Минэкономразвития Герман Греф просился в отставку несколько раз за свою карьеру, однако его просьба ни разу не была удовлетворена. Наверное, министр уже давно достиг того внутреннего состояния, когда человек перестает держаться за свое место, а, может быть, и вообще отрешается от всего земного. Другим образом объяснить настойчивость, с которой Греф делает заявления, диаметрально противоположные политике Кремля, достаточно трудно.

Вчера, например, он покусился на святое. Точнее - на святая святых. Если самым священным предприятием для российской власти является "Газпром", неприкосновенность монополии которого была неоднократно доказана на практике, то самым священным проектом "Газпрома" на данный момент является слияние с "Роснефтью" и приобретение "Газпромнефтью" "Юганскнефтегаза" - самого крупного нефтедобывающего подразделения некогда процветавшей компании "ЮКОС". Как известно, несмотря на все альтернативные предложения менеджмента "ЮКОСа", судебные приставы решили выставить "Юганскнефтегаз" на торги, которые пройдут 19 декабря.

Как и любой сакральный проект, покупка "Газпромом" "Юганскнефтегаза" долгое время находилась под покровом тайны. То есть аналитики еще летом предполагали, что власть планирует создание сырьевой супер-монополии под названием "Госнефть", которая позволит ей навязывать свои правила всем игрокам сверхдоходного сырьевого рынка. Власть в этом можно было понять - контроль над нефтью и газом значил бы для нее почти полный контроль над экономикой России.

Даже тогда, когда всем было ясно, что "Газпром" хочет купить юганское месторождение, сами представители "Газпрома" об этом не знали. И только 29 ноября директор "Газпромнефти" Сергей Богданчиков заявил об этом во всеуслышание. Более того, оказалось, что в "Газпроме" уже подготовлен альтернативный инвестиционный план на 2005 год, в котором были учтены расходы, связанные с приобретением "Юганскнефтегаза". Дело оставалось за малым - за согласием совета директоров "Газпрома" с мнением Богданчикова и за правительственным одобрением инвестиционного плана.

Тут-то Греф и совершил свое покушение. Совет директоров "Газпрома" встречался в понедельник вечером. Никто не сомневался, что решение директоров по "Юганскнефтегазу" будет положительным. Тем более что 29 ноября Богданчиков выступал не от своего имени, но на основании решения правления "Газпрома". Что именно произошло на совете - никто не знает. Известно, что Греф, глава президентской администрации Дмитрий Медведев и глава правления "Газпрома" Алексей Миллер на какое-то время уединились для обсуждения вопроса о будущей покупке. А потом вопрос об инвестиционных планах "Газпрома" вдруг оказался отложенным.

В том, что в этом был виноват именно Греф, можно не сомневаться. Уже на следующий день он подробно разъяснил свою позицию. О "Газпроме" Греф говорил вещи банальные и одновременно поразительные.

Банальными они казались потому, что касались в первую очередь курса правительства на уход государства из экономики и реформу естественных монополий. Курс этот уже давно был объявлен официальным курсом государства, и о его смене никто не объявлял.

Поразительными же высказывания Грефа казались на фоне реальных действий государства в сфере экономики. Он сообщил, что "есть раздел приватизации госимущества. Надеюсь, что этот принцип будет соблюдаться. Правительство должно справиться с главной задачей, суть которой - в создании конкурентоспособной экономики". После этого Греф заявил, что такая монополия, как "Газпром", конкурентоспособной не может быть по определению. Впрочем, и без него известно, что себестоимость одного кубометра газа, добытого "Газпромом", в десятки раз превышает себестоимость кубометра, добытого менее крупной частной компанией.

Короче говоря, в момент, когда укрупнение "Газпрома" и усиление его монопольной политики неделями не сходит со страниц газет, Греф, как ни в чем не бывало, продолжает напоминать о принятой некогда властью доктрине либерализации. Учитывая, что он не человек с улицы, а глава экономического министерства, выглядит это довольно беспомощно. Фактически, выступая сейчас против укрупнения "Газпрома", Греф признается в том, что на реальный экономический курс государства он никакого влияния не оказывает.

Впрочем, сорвать вчерашнее заседание правительства Грефу все же удалось. Изначально планировалось, что на нем будет рассматриваться как раз инвестиционный план "Газпрома". Однако речь шла о плане, не учитывавшем покупку "Юганскнефтегаза". Утром во вторник, то есть за несколько часов до заседания, правительству был представлен новый план, с учетом активов "ЮКОСа". Днем во вторник Михаил Фрадков понял, что единой позиции по "Газпрому" у членов правительства нет, и в срочном порядке отменил заседание.

Так что под напором Германа Грефа святая святых все же слегка пошатнулась. Правда, 2 декабря пресс-секретарь правительства распространил сообщение, согласно которому "члены совета директоров ("Газпрома") получили материалы заседания Совета по вопросу участия в аукционе в заочной форме". Он также отметил, "позиции всех представителей государства, включая министра экономического развития и торговли, по этому вопросу совпадают".

Трудно предположить, что государство вдруг решило отказаться от покупки "Юганскнефтегаза". Такой отказ лишил бы дело "ЮКОСа" с таким трудом найденной прагматической развязки. Так что, скорее всего, сдать позиции пришлось Герману Грефу. Еще раз проиллюстрировав этим фундаментальную разницу между экономическими доктринами правительства и реальными действиями государства.

Елена Любарская

Другие материалы