Индийский поход Путина против США

Владимир Путин призовет под свои знамена два с половиной миллиарда человек

Президент России прибыл в Индию. Если бы подобная фраза прозвучала в каком-либо новостном блоке лет десять назад, то за ней, скорее всего, скрывалась бы стандартная дипломатическая рутина в духе "взаимовыгодного сотрудничества и добрососедских отношений". И дело было бы даже не в отсутствии точек соприкосновения - Индия всегда была важным торговым партнером России, - а в отсутствии серьезных стратегических перспектив. Нынешний бросок главы российского государства на юг - случай особый. Путин поехал не только торговать, но и строить союз. Против США.

"Когда вам говорят, что дело не в деньгах, а в принципе, то дело все-таки в деньгах" (Оскар Уайльд)

Если учитывать лишь реальную и выраженную в американских денежных знаках цену взаимоотношений Москвы и Дели, то и она очень велика. Достаточно вспомнить, что до 40 процентов военного экспорта России приходится как раз на Индию, а товарооборот между двумя странами в прошлом году достиг трех с половиной миллиардов долларов. Правда, стоит оговориться, что значительную часть этой суммы составляют доходы от торговли не новейшими системами вооружений, а более прозаическими товарами: бумагой, металлом, удобрениями. Однако очевидно, что все последние годы Кремль стремится нарушить эту традицию за счет участия российских концернов в высокотехнологичных проектах, например, приватизации ведущих индийских телекоммуникационных компаний или организации совместных предприятий в так называемой индийской "силиконовой долине".

Уже в первый день нынешнего визита российской делегации в Индию внушительный десант отечественных бизнесменов и чиновников под присмотром Владимира Путина и индийского премьера Манмохана Сингха подписал с индийскими коллегами целый пакет соглашений: о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, о долгосрочном партнерстве в области совместного развития и использования российской глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС), о взаимных поездках владельцев дипломатических и служебных паспортов, о стратегическом сотрудничестве между "Газпромом" и "Газовым управлением Индии", - и еще целый ряд контрактов в банковской сфере. Среди прочего были и довольно экзотические договоры, вроде протокола о сотрудничестве между администрацией Санкт-Петербурга и города Мумбай или между Российским центром национальной славы (оказывается, есть и такой!) и Университетом имени Джавахарлала Неру.

Что касается системы ГЛОНАСС, то планы по ее совместной эксплуатации как раз и являются тем "технологически прорывом", к которому так стремится Россия во взаимоотношениях с Индией. По планам "Росавиакосмоса", к 2008 году орбитальная группировка ГЛОНАСС будет насчитывать 18 спутников, охватывающих своими сигналами всю территорию России и Индии. А 4 декабря Владимир Путин почтит своим вниманием еще один символ технического сотрудничества - российско-индийское предприятие по производству противокорабельных ракет "БраМос", об успешных испытаниях которых не раз рапортовали высокопоставленные чиновники оборонных ведомств обеих стран. Примечательно, что в задачу данного концерна входит не только обеспечение соответствующими системами армий концессионеров, но и продажа ракет третьим странам. Сей факт вызывает живой и подчас поистине детский в своей наивности интерес у других заинтересованных держав, в частности США, но российские власти уверены, что никаких международных соглашений подобная кооперация не нарушает.

Более того, накануне визита президента России в Индию министр обороны Сергей Иванов заявил, что в ближайшее время может быть подписано постановление об увеличении доли России в этом проекте, хотя сам министр оценивает его экспортные возможности скептически. Что ж, вероятнее всего, "БраМос" действительно является характерным примером сотрудничества более ценного в политическом, нежели коммерческом плане, но и политическая составляющая может принести в будущем вполне ощутимые дивиденды. Особенно, с учетом истинных мотиваций Кремля. И вот на этом стоит остановиться особо.

К последнему морю

Да, и в самом деле, экономическое партнерство с Индией - дело весьма важное и перспективное. Вполне вероятно, что уже в следующем году, как и планируется, товарооборот между самой большой страной в мире и одной из самых густонаселенных достигнет целых пяти миллиардов долларов. Может, если поднапряжется наш ВПК или "Газпром", даже шести миллиардов и двадцати трех центов. Но стоят ли даже столь радужные перспективы участия в этом процессе верховного главнокомандующего, обладающего возможностью одним нажатием "красной кнопки" уничтожить добрую половину мира? Ведь в этом смысле гораздо полезнее съездить, скажем, в соседний Китай, с которым нас связывает не только общая граница и светлое социалистическое прошлое, но и объем торговли, который уже в этом году может достичь 20 миллиардов долларов. Как выясняется, и в Китай тоже.

Если проследить за динамикой последних перемещений Владимира Путина по планете, то станет очевидно, что президент тяготеет к крупнейшим странам обоих полушарий, обладающих к тому же огромными людскими ресурсами, в частности, к Китаю и Бразилии. О Поднебесной и говорить особенно нечего: по темпам роста своего экономического и технического потенциала, не говоря уж о населении, он давно зарекомендовал себя лидером. Своеобразным "южноамериканским Китаем" можно считать и Бразилию - самую большую страну континента с населением в 180 миллионов человек, на долю которой приходится большая часть инвестиций, направляемых в Латинскую Америку. И вот теперь Индия, которая не только является ядерной державой, пристанищем для одной шестой части человечества, но и демонстрирует серьезные успехи в самых наукоемких областях его деятельности.

В каждой из этих стран российские делегации, ведомые Путиным, подписывают договоры о сотрудничестве в космической и военной сфере, в каждой говорят о стратегическом партнерстве. В случае с Китаем президент России даже пошел на беспрецедентные территориальные уступки, не побоявшись взрыва негодования среди части сограждан.

При ближайшем рассмотрении становится очевидно, что все эти визиты связаны между собой и преследуют одну цель. И если предположить, что целью является создание некоего блока государств, способного эффективно противостоять не только американской, но и европейской экспансии, то все становится на свои места. Подобный союз в любой его форме станет одной из главных сил на мировой арене, игнорировать которую будет не просто нецелесообразно, но и опасно. И каждому из своих партнеров России есть что предложить. В случае с Индией это, как говорил Глеб Жеглов, "любовь с интересом". Ведь помимо "БраМоса" и поставок бомбардировщиков, Россия может поддержать ее стремления стать постоянным членом Совета Безопасности ООН с правом вето. Накануне визита Путина министр иностранных дел Индии Натвар Сингх в одном из своих выступлений недвусмысленно дал понять, что только в таком виде широко анонсируемая реформа ООН будет соответствовать интересам его страны. И уже сегодня российский президент заявил о наличии "полного взаимопонимания с индийскими партнерами по этому вопросу".

В свою очередь, Индия может, наконец, признать Россию страной с рыночной экономикой и способствовать ее вступлению в ВТО. Еще в середине ноября текущего года вице-премьер РФ Александр Жуков после серии переговоров с индийскими чиновниками пообещал, что соответствующий договор будет подписан как раз во время "высадки" в Дели Владимира Путина. Но даже столь важное для развивающейся экономики нашей страны событие не может сравниться по значимости с перспективой участия России в строительстве союза, столпами которого могут стать Бразилия, Китай и Индия. Бразилии в такой "корпорации" может быть уготована роль некоего форпоста, из которого влияние союза будет распространяться и на американский материк.

Безусловно, столь грандиозный геополитический проект, если он действительно присутствует в планах Кремля, должен столкнуться с серьезным противодействием со стороны заинтересованных игроков, прежде всего, тех же США. Но есть и куда более прозаическая опасность. У российской правящей элиты никогда не было другой основополагающей доктрины, кроме сохранения самой своей власти любой ценой. Последнее поколение хозяев десяти часовых поясов также пока не замечено в стремлении сформулировать государственную идею, сходную, например, с известной американской "доктриной Монро". А в ее отсутствие столь масштабные планы останутся все теми же уайльдовскими "принципами", за которыми стоят банальные деньги.

Андрей Воронцов

Другие материалы