Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

"Юганскнефтегаз" утопили в "Байкале"

Лучший актив "ЮКОСа" продан компании-однодневке

Прежде чем делать какие-либо выводы об итогах прошедших 19 декабря торгов по "Юганскнефтегазу", необходимо отдать должное анонимным авторам этого спектакля - свою работу они выполнили красиво. До самого окончания аукциона все были уверены, что добывающая 10 процентов российской нефти компания достанется "Газпромнефти". Название "Байкалфинансгруп" начало фигурировать в сообщениях РФФИ еще в пятницу, но сделано это было так ненавязчиво, что почти никто не заметил появления в списке желающих купить ЮНГ четвертого претендента.

Поэтому исход начавшихся в воскресенье в 16:00 торгов оказался для наблюдателей сюрпризом. Собравшиеся у больших экранов в здании РФФИ журналисты ожидали увидеть на них представителей четырех компаний - "Газпромнефти", "Первой венчурной компании" (ПВК), "Интеркома", и "Байкалфинансгруп". Об участии в аукционе первых трех организаций было известно еще за неделю, при этом никто не сомневался в "подстраховочной" роли ПВК и "Интеркома".

В воскресенье же в зоне для участников торгов оказались занятыми всего два стола. За одним из них в обществе своего коллеги сидел и. о. заместителя гендиректора "Газпромнефти" Николай Борисенко. За другим - два человека, которых не смог идентифицировать никто из присутствовавших.

Если бы представители "Байкалфинансгруп" пришли на аукцион в черных масках, это вполне вписалось бы в стиль происходившего. Ибо с самого начала торгов (а "Байкал" оказался участником № 1 и получил право первого хода) они заявили не стартовую цену (246 миллиардов 753 миллиона 447 тысяч 303 рубля), а сумму, превышавшую ее на пять шагов (260 миллиардов 753 миллиона 447 тысяч 303 рубля 18 копеек). Это, судя по всему, удивило даже аукциониста Валерия Суворова, который объявил, что "была заявлена стартовая цена" и лишь потом исправил свою ошибку.

Здесь хотелось бы написать о том, как Николай Борисенко побледнел или покрылся испариной, однако на самом деле он просто попросил разрешения сделать звонок и, получив его, вышел из-за стола. После возвращения представителя "Газпромнефти" торги продлились не более двух минут. Борисенко просто отказался делать заявку, аукционист три раза произнес названную ранее цену, и одна из самых богатых в Европе коллекций нефтяных месторождений вместе с офисами и оборудованием отошла к "Байкалфинансгруп" - компании, для которой девятимиллиардная покупка стала первой сделкой с момента ее создания. Представители этой таинственной организации подписали договор с РФФИ и поспешно удалились, отказавшись общаться с журналистами.

Последним же не осталось ничего лучшего, чем ждать назначенной на понедельник пресс-конференции "Байкала", смаковать впечатления и делать первые выводы.

Длинные руки судьи Кларк

Когда 16 декабря было впервые объявлено о том, что НК "ЮКОС" направила в суд Южного округа штата Техас заявление о реорганизации, все российские чиновники и даже многие российские эксперты в один голос заявили, что никакого влияния на торги по ЮНГ американские слушания оказать не смогут. Хотя НК "ЮКОС" и просила хьюстонский суд наложить мораторий на любые операции с активами компании, казалось очевидным, что юрисдикция американского суда не будет распространяться на Россию. Однако очень скоро стало понятно, что судья Летиция Кларк располагала достаточным количеством рычагов воздействия на ход российского аукциона.

Еще до того, как 17 декабря техасский суд запретил проводить торги по ЮНГ до окончания слушаний, консорциум западных банков отложил подписание с "Газпромом" договора о предоставлении кредита на покупку "Юганскнефтегаза". Если бы банки оказали российской монополии содействие в покупке имущества НК "ЮКОС", их ждал бы арест активов и другие санкции на территории США, а в будущем - и прочих стран, готовых признать решение американского суда.

Когда же в пятницу суд удовлетворил требования "ЮКОСа", банки заявили, что выходят из игры. Таким образом, за два дня до аукциона "Газпром", уже успевший внести залог в размере 1,7 миллиардов долларов, оказался без денег на покупку ЮНГ. По имеющейся информации, глава компании Алексей Миллер в пятницу начал вести переговоры о займах с представителями китайской нефтяной компании CNPC и Citigroup. Кроме них предоставить "Газпрому" финансирование мог также Внешторгбанк.

Однако и вышеназванным структурам, и самому "Газпрому" в случае покупки ЮНГ грозили серьезные неприятности. И все заявления чиновников, утверждавших, что решение судьи Кларк Россия будет просто игнорировать, оказались блефом. Даже премьер-министр Фрадков в пятницу признался, что правительство было занято анализом сложившейся ситуации и что решение найдено не было. А уже в субботу "Газпром" на деле подтвердил свою кровную заинтересованность в отмене судебного решения, подав в американский суд апелляцию и проиграв дело. "ЮКОС" продолжил угрожать покупателям ЮНГ арестом нефтяных и газовых поставок, имущества и другими санкциями. Накануне аукциона положение "Газпрома" было настолько плачевным, что отмена торгов казалась лишь делом времени.

И хотя аукцион состоялся, факт остается фактом - что бы ни говорили об ограниченности юрисдикции техасского суда, "Газпром" не решился открыто принять участие в торгах. В воскресенье его представитель хоть и присутствовал при процедуре, но не сделал ни одной заявки. Купила же ЮНГ компания, которая не рискует ни деловой репутацией, ни заграничными активами, так как ни того, ни другого у нее просто нет.

Непрозрачнее не бывает

О "Байкалфинансгруп" известно немногое. Компания эта зарегистрирована в Твери по адресу Новоторжская, дом 12-б. Уже второй день российские СМИ наперебой рассказывают о том, что по тому же адресу зарегистрировано еще 150 компаний, и что ни вывески, ни офиса "Байкалфинансгруп" в здании обнаружить не удалось. По всем признакам, вышеназванная компания была создана специально для участия в аукционе по ЮНГ. Вопрос только - кем?

Благодаря усилиям судьи Летиции Кларк и адвокатов "ЮКОСа" "Юганскнетегаз" превратился в "меченый" актив. Ясно, что чьи бы интересы ни представляла компания "Байкалфинансгруп", признаваться в этом реальные покупатели "Юганскнефтегаза" пока не собираются. При этом круг возможных покупателей ЮНГ достаточно узок, так как речь идет о девяти миллиардах долларов - сумме, которой располагают считанные структуры из числа хотя бы потенциально заинтересованных в подобном приобретении.

О своей непричастности к покупке ЮНГ в воскресенье уже успели заявить Millhouse Capital, "Сургутнефтегаз" (единственная российская компания, обладающая требуемой суммой) и, само собой, Menatep Group. В числе других "подозреваемых" - китайская национальная нефтяная компания CNPC. Правда, по сообщению газеты "Время Новостей", глава российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества Сергей Санакоев заявил, что интересов китайских компаний в прошедшем аукционе не было.

Большая часть наблюдателей, естественно, склоняется к тому, что за "Байкалфинансгруп" стоит "Газпром". Вполне возможно, что, едва успев купить ЮНГ, компания перепродаст его "Газпромнефти". По идее, это избавит "Газпром" от претензий "ЮКОСа", так как монополия станет уже не участником заблокированного аукциона, а добросовестным покупателем. Само собой, "Газпром" наличие особых отношений с купившей ЮНГ компанией отрицает. Правда, адвокаты "ЮКОСа" утверждают, что факт связи "Байкала" с "Газпромом" или любой другой заинтересованной структурой можно будет легко доказать в суде.

Однако это - не единственный вариант развития событий. Во-первых, у "Байкалфинансгруп" есть две недели для того, чтобы перечислить в РФФИ семь с лишним миллиардов долларов. В противном случае она потеряет залог, а акции вернутся судебным приставам, которые смогут заново распорядиться ими. Не исключается, что в таком случае акции "Юганскнефтегаза" будут просто переданы государству в счет погашения налоговой задолженности "ЮКОСа". Пока неясно, будет ли РФ в таком случае считаться субъектом коммерческой деятельности, на которого распространятся предписания техасского суда.

Во-вторых, "Байкалинвестгруп" может представлять интересы не "Газпрома" в целом, а кого-либо из его директоров, являющихся по совместительству сотрудниками администрации президента. Известно, что еще до начала проблем с американским судом в администрации существовало несколько схем отъема "Юганскнефтегаза" у НК "ЮКОС". Как сообщил газете "Коммерсант" руководитель крупной московской инвестиционной компании, схема, избранная первоначально, явно провалилась. Теперь же авторы проекта "Байкалинвестгруп" могут предложить альтернативный вариант создания нефтяной госмонополии на основе ЮНГ и получить за это соответствующие коммерческие и политические дивиденды.

Впрочем, вопрос о том, кто именно больше всего выиграет от происходящего сейчас передела собственности, для дальнейшей судьбы России не принципиален. Гораздо важнее, что в момент продажи одного из крупнейших активов компании-однодневке российская экономика достигла пика своей непрозрачности.

В последний раз этот пик был пройден в середине девяностых - как раз тогда, когда Михаил Ходорковский создавал "ЮКОС".

Елена Любарская

Другие материалы