Генеральная репетиция для ближневосточной демократии

В Палестинской автономии прошли выборы преемника Ясира Арафата

Выборы высших государственных руководителей путем всеобщего тайного голосования - явление, не слишком распространенное в арабских странах Ближнего Востока. В таких "вестернизированных" государствах, как Кувейт и Иордания, подобным образом избираются члены парламента, но это скорее исключение, чем правило. Правилом в арабском мире остаются авторитарные формы правления. Поэтому выборы нового руководителя Палестинской автономии, проходившие 9 января на "западный" манер, должны были не просто подтвердить, что преемником Ясира Арафата стал его ближайший сподвижник Махмуд Аббас, но и доказать, что истинная демократия способна переступать через любые географические и культурные границы.

По крайней мере, так предпочитает думать глава Белого дома в Вашингтоне, для которого палестинские выборы - генеральная репетиция перед всеобщими выборами в Ираке, назначенными на 30 января. Джордж Буш, как известно, сам формально вступает в президентскую должность 20 января и во время второго срока своего пребывания у власти намерен доказать, что не ошибался во время первого, когда в ответ на удар террористов по Нью-Йорку и Вашингтону 11 сентября 2001 года направил американские войска сначала в Афганистан, а затем в Ирак. При этом Буш не раз публично объяснял, что главная цель этих действий - не просто наказать конкретных преступников, но вырвать у международных террористов почву из под ног, уничтожить саму среду, которая их взращивает. Для этого, утверждает Буш, требуется одно: сменить форму политического правления в тех странах, где вместо демократии западного типа процветает деспотия на восточный манер.

Вы все еще не верите в демократию?..

Трудно сказать, каким замысловатым образом Буш пришел к выводу о том, что между авторитарными методами правления в той или иной стране и международным терроризмом существует прямая зависимость. Американское вторжение в Афганистан было оправдано хотя бы тем, что у США были все основания именно там искать непосредственных организаторов нападения на Нью-Йорк и Вашингтон, а также тем, что режим талибов, правивший Афганистаном в то время, не был признан мировым сообществом. Действия Пентагона зимой 2001-2002 года со скрипом, но укладывались в рамки здравого смысла.

Правда, пресловутый Осама бин Ладен так и не был пойман, а политический режим, установившийся в Афганистане после падения правительства талибов, назвать демократическим - несмотря на прошедшие в этой стране всеобщие выборы - язык как-то не поворачивается. Ну и, понятное дело, мира в этой стране стало не больше, чем было при талибах, когда они окончательно захватили власть, оттеснив войска Северного альянса к границе с Узбекистаном и Таджикистаном. США по-прежнему вынуждены держать в Афганистане значительный военный контингент, и работы ему пока хватает.

А вот в случае с Ираком здравый смысл буквально куда-то испарился. Мало того, что к "Аль-Каеде" и Осаме бин Ладену бывший диктатор этой страны Саддам Хусейн отношения не имел, так еще и формальный предлог для вооруженного вторжения в Ирак стран коалиции, возглавляемой США, - наличие у Саддама оружия массового поражения - оказался блефом. Никто в мире, в общем, не сомневался в том, что Хусейн был типичным диктатором, но почему свергать его должны были американцы, да еще под лозунгом борьбы с международным терроризмом, для многих, в том числе для членов Совета Безопасности ООН, так и осталось загадкой.

В результате США и возглавляемая ими коалиция попали в трудную ситуацию. Саддама свергли, но без мандата ООН на ведение боевых действий против суверенной страны. Война с режимом Хусейна давно объявлена законченной, но в Ираке вот уже полтора года идет другая война - партизанская, которая не только не утихает, но и становится все более жестокой. Американская гражданская администрация уступила место иракскому правительству переходного периода, и даже всеобщие выборы уже назначены, но есть все основания полагать, что после их проведения в Ираке не наступят ни мир, ни демократия. То есть или США вторглись в Ирак не ради демократии, а ради, например, богатых нефтяных запасов этой страны, или глава Белого дома, искренне заблуждаясь, переоценил силы своей страны, которой пока явно не удается установить западную демократию там, где ее отродясь не было и где она по сути никому не нужна.

В любом случае, отступать Джордж Буш не намерен. По словам американских журналистов, хозяин Овального кабинета в приватных разговорах утверждает, что демократизация Ближнего Востока - в случае, если она увенчается успехом, - станет тем историческим деянием, в связи с котором потомки будут вспоминать 43-го президента США и через пятьдесят лет. Что ж, Буш - не единственный и далеко не первый человек, кто готов на многое ради того, чтобы войти в историю.

С этой точки зрения, нынешние выборы на территории Палестинской автономии очень важны для Джорджа Буша. Во-первых, он не раз повторял, что "демократический" Ирак должен стать примером для других арабских стран, и вот, пожалуйста, - на другом краю Ближнего Востока вопрос о легитимной передаче власти решается с помощью демократической процедуры, которая использовалась здесь всего однажды в уже далеком 1996 году (тогда Ясир Арафат стал временным председателем автономии - предполагалось, что его статус будет уточнен в ходе дальнейших переговоров с Израилем, но переговоры сменились интифадой, и Арафат из временного председателя стал пожизненным). Во-вторых, хотя сам Буш к организации этих выборов прямого отношения не имел, они могут стать важным подспорьем в проводимой им политике урегулирования арабо-израильского конфликта, если новый председатель Палестинской автономии окажется более сговорчивым партнером на переговорах с израильской стороной, чем Ясир Арафат. Ну и в-третьих, если это произойдет и ближневосточный мирный процесс сдвинется с мертвой точки, то весь мир увидит, насколько прав был нынешний американский президент, когда говорил, что демократия и мир - это одно и то же.

Палец Баргути и административный ресурс Аббаса

Сами выборы на палестинских территориях прошли в полном соответствии со всеми необходимыми демократическими процедурами, хотя без некоторых нарушений не обошлось. В семь часов утра по местному времени в воскресенье на территории Западного берега, сектора Газа и в Восточном Иерусалиме открылись около 2 тысяч избирательных участков. Предполагалось, что участки, как и положено, будут работать двенадцать часов, но ближе к вечеру Центральная избирательная комиссия Палестинской автономии приняла решение продлить время их работы еще на два часа из-за того, что многие избиратели, которым, чтобы попасть к урнам для голосования, необходимо было преодолеть израильские блокпосты, не успели сделать это вовремя.

Всего для участия в выборах ЦИК зарегистрировала 1757756 избирателей, хотя, как оказалось, подсчитать точное количество арабов, проживающих на палестинских территориях, - дело очень непростое. Еще три недели назад в списках ЦИК числилось лишь 1092407 избирателей, но затем Законодательное собрание Палестинской автономии постановило, что из-за мер безопасности, предпринятых Израилем, не все избиратели сумели вовремя зарегистрироваться, и увеличило этот список еще на 662883 человек, опираясь на данные последней переписи населения. Правда, эта новая цифра вызвала недовольство у ряда международных наблюдателей, которые указали, что данные переписи ко времени голосования не просто устарели, но и вряд ли были верны с самого начала. У наблюдателей даже возникло подозрение, что несколько десятков тысяч избирателей были внесены в списки на различных участках по несколько раз. Кстати сказать, в голосовании не принимали участия ни те палестинцы, которые являются гражданами Израиля, ни те, что проживают в сопредельных с Израилем странах и считаются беженцами.

ЦИК разбила Западный берег на 11 избирательных округов, а сектор Газа - на пять. Труднее всего голосование проходило в Восточном Иерусалиме, где изначально было зарегистрировано около 160 тысяч палестинских избирателей. Власти Израиля, считающие весь Иерусалим своей территорией, весьма неохотно согласились на то, чтобы шесть почтовых отделений в этой части города превратились во временные избирательные участки. Бюллетени при этом должны были складываться не в урны, а в стандартные красные ящики для приема почтовой корреспонденции - по мнению израильских властей, это должно было символизировать факт "пересылки" бюллетеней (точнее - открепительных талонов) куда-то за пределы Иерусалима, чтобы сам факт голосования палестинцев на его территории не использовался потом в качестве подтверждения их претензий на особый, палестинский статус древнего города.

Но главное недовольство арабских жителей Восточного Иерусалима вызвало даже не это, а то, что в списки для голосования на почтах была внесена меньшая часть избирателей - примерно по шесть тысяч в каждом из отделений связи. Остальным было предложено выехать за пределы города, на другие избирательные участки. Учитывая, что это было связано с необходимостью миновать кордоны безопасности израильской армии, многие избиратели стали выражать протест, обвиняя израильские власти в желании сорвать выборы в Иерусалиме. Сами израильтяне утверждали, что не имеют отношения к спискам палестинских избирателей и что все вопросы надо адресовать в ЦИК. Скандал удалось замять лишь ближе к середине дня после вмешательства главы миссии иностранных наблюдателей на выборах - бывшего президента США Джимми Картера. Картер настоял на том, чтобы все жители Восточного Иерусалима смогли проголосовать по месту жительства, в одном из шести отведенных для этого отделений связи.

Для контроля за явкой избирателей в ПА, как и в Афганистане, были использованы так называемые несмываемые чернила, с помощью которых на руках проголосовавших избирателей оставляли специальные знаки. Впрочем, довольно скоро выяснилось, что чернила эти благополучно смываются обыкновенной водой, что на собственном пальце продемонстрировал журналистам один из кандидатов на пост президента Мустафа Баргути.

Но в целом ни члены ЦИК Палестинской автономии, ни сотни международных наблюдателей во главе с Картером, ни тысячи местных наблюдателей не зафкисировали серьезных нарушений, которые в перспективе позволили бы поставить под сомнение результаты выборов. Думается, это произошло потому, что имя победителя было известно заранее, и всех интересовало только одно - с каким перевесом он обгонит своих соперников.

Вопрос о том, кто станет следующим председателем Палестинской автономии, был решен уже тогда, когда ближайший сподвижник покойного Ясира Арафата Махмуд Аббас (известный также под партийной кличкой Абу Мазен) занял место своего патрона на посту председателя Организации освобождения Палестины - структуры, объединяющей под руководством одного человека множество различных политических сил, действующих на территории автономии (в свое время Организация освобождения Палестины специально была создана "под Арафата"): партию ФАТХ, "Народный фронт освобождения Палестины", "Демократический фронт освобождения Палестины" и ряд других. На палестинских территориях нет более мощного административного ресурса, а если учесть, что на выборы Аббаса выдвинула партия ФАТХ, которая в сознании рядовых палестинцев прочно ассоциируется с именем покойного Арафата, то победа Абу Мазену была, можно сказать, обеспечена заранее.

69-летний Махмуд Аббас большую часть своей политической жизни провел в тени Ясира Арафата, который в течение многих лет занимал все ключевые посты в автономии. Среди простых палестинцев Аббас успел завоевать репутацию человека, беззаветно преданного делу своего патрона, хотя и не наделенного такой же харизмой, а международные партнеры, в том числе из Израиля и США, знают Аббаса как трезвого политика, с которым можно вести переговоры и договариваться. Аббас считается одним из "архитекторов Осло" и вообще сторонником мирного разрешения арабо-израильского конфликта. Хотя в последние дни перед выборами в риторике Махмуда Аббаса замелькали слова и выражения, привычные, скорее, для представителей наиболее радикальных террористических группировок, наблюдатели сочли их не более чем предвыборным ходом, направленным на привлечение к себе симпатий палестинских боевиков и сочувствующих им. В целом Аббас уже пообещал публично, что в случае своего избрания готов вернуться к "дорожной карте" и сторого соблюдать все ее пункты. Аббас также заявлял, что готов работать с нынешним премьером автономии, Ахмедом Куреи (Абу Али), который также считается приверженцем переговоров с Израилем.

Единственным из противников Аббаса, способным составить ему на выборах более-менее серьезную конкуренцию, был независимый кандидат Мустафа Баргути (не путать с Марваном Баргути, отбывающим пять пожизненных сроков в израильской тюрьме). Однако Мустафу можно было назвать бледной копией самого Аббаса, так как он тоже выступает за реформы и за ненасильственные методы урегулирования арабо-израильского конфликта. За ним, как и за Аббасом, стоят люди из "Народного фронта освобожения Палестины", то есть по сути все из той же ООП. Остальные пять кандидатов, претендовавших на пост Ясира Арафата, никакого внимания к себе ни со стороны наблюдателей, ни со стороны избирателей не привлекли. Это Тайсер Халид из "Демократического фронта освобождения Палестины", Бассам аль-Салхи из прокоммунистической Народной партии Палестины и три независимых политика: бывший лидер "Исламского джихада" Сайед Барака, юрист из Газы Абдул Карим Шубаир и Абдул Карим Ашкар - человек, пребывающий в настоящее время в США под домашним арестом в связи с подозрением в том, что он помогал собирать деньги для ХАМАС.

Согласно предварительным данным, полученным из Центральной избирательной комиссии Палестинской автономии и по результатам так называемых exit-polls, в голосовании на палестинских территориях 9 января 2005 года приняли участие как минимум 66 процентов избирателей, причем примерно две трети из них отдали свои предпочтения Махмуду Аббасу. Когда об этом стало известно в Рамалле - городе, где находится комплекс административных зданий автономии, местные жители, как и положено, устроили по поводу победы своего кандидата шумное веселье, сопровождаемое стрельбой в воздух. Аббас, не дожидаясь объявления официальных итогов выборов, во всеуслышание объявил себя победителем.

А ХАМАС против

Возможно, нынешний глава ООП столь легко победил на выборах потому, что от борьбы с ним на этом этапе отказались его главные политические конкуренты - непримиримые палестинские радикалы из таких террористических группировок, как ХАМАС или "Исламский джихад". Это не значит, что они вообще устранились из политической жизни - просто в публичной политике ближайшие соратники Арафата пока сильнее. Но в ПА еще при Арафате повелось, что публичные процессы охватывают лишь одну, причем меньшую, часть политической жизни, которая больше чем наполовину состоит из деятельности террористического характера. Тот же ХАМАС давно стал здесь самостоятельной политической силой, и никакие всеобщие выборы этого не изменят.

Но, во-первых, ХАМАС все еще не может прийти в себя после того, как Израиль уничтожил его духовного лидера шейха Ахмеда Ясина, а во-вторых, ХАМАС отказался от участия в выборах еще и потому, что официально не поддерживает саму идею существования Палестинской автономии, считая ее уступкой ненавистному Израилю. В день голосования радикалы объявили выборам бойкот, но примечательно, что это коснулось лишь непосредственных членов ХАМАС - нескольких тысяч руководителей, боевиков и аппаратчиков. Официальный представитель этой организации Сами Абу Зухри специально подчеркнул, что запрет на участие в голосовании не касается так называемых "сторонников" ХАМАС, к числу которых можно причислить от 20 до 25 процентов всех жителей палестинских территорий, имеющих право голоса. К тому же ХАМАС прислал на участки своих наблюдателей - по словам Абу Зухри, для обеспечения "демократического характера выборов", а на самом деле - чтобы не дать Аббасу победить со слишком большим преимуществом.

По сути это означает, что ХАМАС не собирался срывать победу Аббаса, а хотел лишь продемонстрировать свою политическую независимость, чтобы посмотреть, каким будет ответ нового лидера автономии. И руководство ХАМАС, и представители "Исламского джихада" уже заявили, что собираются сотрудничать с новым правительством, если оно не пойдет на слишком уж явную сделку с Израилем. Фактически у преемника Арафата, от которого Иерусалим и Вашингтон ждут настоящего прорыва в ближневосточном мирном урегулировании, поле для политического маневра остается не слишком широкое.

Надежды США и Израиля на то, что Аббас окажется более удобным партнером на предстоящих переговорах, строятся на его широко известном негативном отношении к террористическим методам борьбы. Аббас, оставаясь подчеркнуто мирным человеком, всегда утверждал, что вооруженным путем палестинцам израильтян не одолеть. Но при этом те, кому приходилось принимать участие в переговорах с ним, отмечают, что конечные политические цели Аббаса по сути мало чем отличаются от целей Арафата. Аббас, как и Арафат, настаивает на том, что суверенное палестинское государство должно существовать в границах тех территорий, на которых палестинцы проживали до арабо-израильской войны 1967 года, причем столицей его должен стать Восточный Иерусалим, а палестинским беженцам, покинувшим свои дома еще в 1948 году, должно быть предоставлено право вернуться на родину. И то, и другое, и третье не входит в условия "дорожной карты" и совершенно неприемлемо для израильтян.

Впрочем, пока Израиль и США ждут от Аббаса не глобальных договоренностей о дальнейшей судьбе ПА, а конкретных шагов по пресечению терактов на Ближнем Востоке. В воскресенье, когда голосование на территориях еще шло полным ходом, министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом заявил, что новый председатель автономии "уже завтра" должен объявить "войну палестинским террористам". Израильское руководство дало понять, что готово вернуться за стол переговоров, освободить из тюрем ряд палестинских заключенных и снять часть запретов, действующих на территории Израиля в отношении палестинцев, если Аббас сумеет прекратить обстрелы Сдерота и других израильских населенных пунктов в западной части пустыни Негев, до которых долетают "кассамы" - самодельные ракеты арабских боевиков, которые запускают их с территории сектора Газа. Израиль уже разработал список мер, которые, по его мнению, предстоит принять Аббасу - в частности, с помощью разведывательной информации, предоставленной израильтянами, в принудительном порядке закрыть все мастерские по производству ракет.

Формально такая возможность у Аббаса есть, так как палестинские силы безопасности насчитывают несколько десятков тысяч вооруженных сотрудников, подчиняющихся руководству ПА. Но пока что еще никому из палестинских политиков не удавалось заставить их всерьез бороться с местными террористами. Тот же Аббас в свое время, будучи премьер-министром автономии в течение четырех месяцев в 2003 году, пытался это сделать и вынужден был отступить. Правда, тогда Аббас обвинил в провале своих попыток Ясира Арафата, который не позволил премьеру надавить на террористов - именно по этой причине Аббас ушел со своего официального поста. Есть ли основания надеяться, что теперь, освободившись от опеки Арафата, Аббас все же применит силу против своих, чтобы удержать их от терактов на территории Израиля?

В Иерусалиме и Вашингтоне очень хотели бы верить в это. Известно, что США уже пообещали, что весной этого года выступят одним из главных участников и спонсоров международной конференции доноров, которые ежегодно будут выделять на нужды Палестинской автономии полмиллиарда долларов. Да и сам Аббас неоднократно заявлял, что "все незаконное оружие на палестинских территориях должно быть поставлено под контроль руководства автономии". И все же у независимых наблюдателей есть основания полагать, что войну против террористов из ХАМАС и других радикальных группировок Аббас не развяжет. Скорее всего, как и в 2003 году, Аббас будет действовать путем переговоров, пытаясь через египетских посредников договориться с ХАМАС о заключении так называемой удны, или перемирия, в его войне с Израилем. К чему приведут эти усилия, сказать сложно, но известно, что на сегодняшний день позиция ХАМАС остается прежней: интифада не прекратится до тех пор, пока Израиль не прекратит оккупацию палестинских территорий. Поскольку эта позиция непримиримая и нереалистичная, то и конца арабо-израильскому противостоянию пока не видать.

Таким образом, от способности Махмуда Аббаса договориться с радикалами будет зависеть, чем станут первые демократические выборы на Ближнем Востоке - ширмой для усиления позиций арабских террористов или началом нового этапа по-настоящему мирного урегулирования. По словам ближневосточных наблюдателей, жители того же сектора Газа очень устали от многолетних беспорядков на территории автономии, отсутствия уверенности в завтрашнем дне, экономической нестабильности, отсутствия политических свобод. Вот только, несмотря на все демократические процедуры, внедряемые на Ближнем Востоке, от простых людей там мало что зависит. Поэтому выборы 9 января, безусловно, должны продемонстрировать, способна ли демократия западного типа прижиться в местах, мало для этого приспособленных, и есть ли вообще какая-нибудь связь между демократическими процедурами и прекращением террористической активности.

Заодно эта генеральная ближневосточная репетиция покажет, если ли у великих исторических планов Джорджа Буша какое-нибудь будущее. Ведь выборы в Ираке - не за горами.

Дмитрий Иванов

Другие материалы