Новости партнеров

Дежурный по "ЮКОСу"

Леонид Невзлин получил от Ходорковского трудный подарок

Хотя бывший глава "ЮКОСа" Михаил Ходорковский попал в тюрьму еще осенью 2003 года, до сих пор он оставался негласным лицом этой компании - человеком, с именем которого НК продолжала ассоциироваться даже после того, как он заявил, что уходит из бизнеса. Однако время шло, а "первый человек НК" оставался в тюрьме и общался с окружающим миром исключительно через своих адвокатов.

12 января стало известно, что право управления 60 процентами акций Group Menatep (то есть - основного владельца НК) перешло от Ходорковского ко "второму человеку" в компании - Леониду Невзлину. Об этом бывший глава "ЮКОСа" сообщил, добавив, что "после продажи "Юганкснефтегаза" избавлен от ответственности за оставшийся бизнес и деньги группы вообще". Журналисты же решили, что автоматическая смена главного рулевого после потери основного актива была прописана в документах трастового фонда Group Menatep.

Таким образом, с середины января Леонид Невзлин официально стал основным представителем "ЮКОСа". Что незамедлительно сказалось на его поведении. Дело в том, что в апреле 2004 года Невзлин официально заявил, что прерывает любые контакты с прессой, прекращает всю политическую и общественную деятельность и отказывается публично обсуждать проблемы своей компании. Сделано это было по просьбе уже находившегося в тюрьме Михаила Ходорковского. Теперь же все изменилось, и за несколько дней Леонид Невзлин успел произнести немало значительных слов. К 19 января стало окончательно ясно, что именно он будет в ближайший период времени озвучивать позицию владельцев "ЮКОСа" по всем основным вопросам.

В принципе, этого следовало ожидать, так как Леонид Невзлин может считаться отцом НК "ЮКОС" не в меньшей степени, чем Михаил Ходорковский. До того, как будущие миллиардеры познакомились в 1987 году, Невзлин успел с золотой медалью окончить школу, с красным дипломом - Московский институт нефтехимической и газовой промышленности (бывший в те далекие годы одним из немногих мест, куда мог поступить еврей) и поработать программистом во внешнеторговом объединении "Зарубежгеология". Бывшие преподаватели Невзлина позже рассказывали, что в институте ему больше всего нравилось находить оригинальные решения сложных задач.

Одна из таких задач и встала перед ним очень скоро, когда в середине восьмидесятых оказалось, что, чтобы нормально жить дальше, уже недостаточно просто ходить на службу. В 1987 году Леонид Невзлин, недавно успевший обзавестись второй женой, искал работу. В газете он наткнулся на объявление Центра научно-технического творчества молодежи, которому требовался программист, и решил отправиться именно туда. Сейчас всей России известно, что под комсомольским названием скрывалось организованное Михаилом Ходорковским небольшое коммерческое объединение - будущий МЕНАТЕП.

Самый первый второй

Как гласит легенда, через месяц Леонид Невзлин пришел к директору центра и своему будущему партнеру и предложил себя на должность начальника договорного отдела, заявив, что "простым сотрудником быть не согласен". Неизвестно, до или после этого Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин превратились в одну из самых сплоченных команд в России. Результат же очевиден - с тех пор, как оба они стали публичными фигурами, недоброжелатели говорили, что "Невзлин и Ходорковский обманывают только чужих" а доброжелатели - что "они работают с очень тесной спайке". Вне зависимости от позиции комментатора, смысл оставался одним и тем же - тандем Ходорковский-Невзлин был построен на взаимном доверии.

Если верить СМИ и комментариям очевидцев, то функции в этой команде распределялись следующим образом: Ходорковский отвечал за бизнес в чистом виде, обдумывал экономические вопросы и просчитывал деловую стратегию компании, а Невзлин брал на себя роль коммуникатора - отвечал за кадровые вопросы, за общение с партнерами, лоббирование и пиар. Кстати, во множестве специализированных рейтингов именно Невзлину из года в год отводилось место одного из лучших пиарщиков России. И неудивительно - непроверенные источники утверждают, что именно он обеспечивал "ЮКОСу" поддержку в Думе и правительстве.

Возможно, именно этой профессиональной особенностью ближайшего партнера Михаила Ходорковского можно объяснить тот факт, что в должностных списках их общих предприятий он всегда оказывался вторым. Вполне вероятно, что такая позиция импонировала Леониду Невзлину и лучше всего отвечала его личным предпочтениям.

Таким образом, с 1989 по 1991 года Невзлин занимал должность президента только что созданного Коммерческого инновационного банка научно-технического прогресса, с 1991 года - директора по связям банка МЕНАТЕП и начальника Управления природных ресурсов МФО МЕНАТЕП. При этом с 1993 года и в совете директоров МЕНАТЕПа, и в его правлении, и в управляющих органах других организаций, созданных им совместно с Ходорковским, Невзлин всегда оказывался первым заместителем председателя, первым вице-президентом, короче - вторым человеком в фирме. Такая расстановка сил сохранилась и в приобретенном МЕНАТЕПОМ в 1996 году АО "НК ЮКОС".

Разносторонне развитый

Ставшая недавно печальной история этой компании общеизвестна. Что касается самого Невзлина, то он почти никогда не ограничивался заботой о своем бизнесе. В 1997 году - в период, когда каждая крупная ФПГ считала своим долгом приручить или приобрести в собственность какое-нибудь СМИ, Леонид Невзлин стал заместителем генерального директора ИТАР-ТАСС. В этом качестве он курировал вопросы развития агентства, а также занимался подготовкой его акционирования. Однако превратить ИТАР-ТАСС в такое же средство коммуникации для "ЮКОСа", каким НТВ стало для Гусинского, не удалось, и в 1998 году Невзлин подал в отставку.

Следующим серьезным "неюкосовским" постом Невзлина стала должность президента Российского еврейского конгресса. Занял он ее в 2001 году, закрыв кадровую дыру, образовавшуюся после вынужденного отъезда за границу предыдущего президента - Владимира Гусинского. Пост президента РЕКа позволил Леониду Невзлину оказаться ближе не только к своей национальной общине, но и к западной, в первую очередь - американской и израильской, бизнес-тусовке, многие представители которой являлись членами иностранных аналогов РЕКа.

Этот этап жизненного пути Леонида Невзлина продлился всего девять месяцев - в конце 2001 года он покинул свой пост, став сенатором от Мордовии, что сделало его еще более публичной фигурой, чем прежде. А в 2003 году Невзлин занял еще одну общественную должность - ректора РГГУ, получившего от "ЮКОСа" грант на 100 миллионов долларов. Хозяева НК не просто собирались выдавать университету эти деньги несколькими долями в течение десяти лет, но и лично участвовать в развитии ВУЗа в рамках программы "РГГУ - ЮКОС".

При этом Невзлин никогда не оставлял свою основную работу. Скорее всего, его судьба и дальше развивалась бы подобным образом, если бы не таинственные события лета 2003 года, после которых для НК "ЮКОС" наступило начало конца.

Вовремя уехавший

До сих пор высказывается много версий того, что именно стало толчком, заставившим власть приступить к разрушению компании и начать сажать ее акционеров и сотрудников. Что касается Невзлина, то 4 июля он пришел на допрос в Генпрокуратуру по делу задержанного двумя днями ранее Платона Лебедева, а вскоре уехал в Израиль и получил израильское гражданство.

В течение еще нескольких месяцев Леонид Невзлин изредка комментировал ситуацию вокруг НК "ЮКОС, которая развивалась все более стремительно, и продолжал интересоваться российской политикой и общественной жизнью, в частности - заниматься деятельностью созданного "ЮКОСом" фонда "Открытая Россия" и финансировать президентскую избирательную кампанию Ирины Хакамады. В ноябре 2003 года в РГГУ разразился скандал из-за его ректорства. Минобразования недвусмысленно заявило руководству ВУЗа, что опального олигарха необходимо отправить в отставку, и основатель университета Юрий Афанасьев - демократ первой волны - оказался в весьма щекотливом положении. Ситуацию спас сам Невзлин, добровольно отказавшийся от должности 17 ноября.

А еще через несколько месяцев - после того, как Михаил Ходорковский опубликовал свое открытое письмо "Кризис либерализма в России", Леонид Невзлин объявил о своем уходе с "политической сцены". В своем последнем интервью газете "Известия" он заявил: "Я вынужден считаться с его (Михаила Ходорковского - примечание Vip.Lenta.Ru) мнением, как не с просьбой, а если хотите, как с приказом. Я не хочу ему мешать в то время, когда я не могу ему доказать свою правоту или он мне свою". Речь шла о негативной оценке политической активности российских либералов и их спонсоров, прозвучавшей в письме Ходорковского.

С тех пор большая часть поступавшей в СМИ информации о Невзлине касалась его разбирательств с Генпрокуратурой и Басманным судом, успевшим несколько раз выдать санкцию на его арест. С зимы 2004 года Леонид Невзлин находится в международном розыске, хотя все знают, что живет он в Израиле. А адвокаты этого совладельца НК "ЮКОС" уже несколько месяцев пытаются засудить следователя Генпрокуратуры, мешающего им ознакомиться с материалам его уголовного дела.

Теперь же Леониду Невзлину придется, кроме всего прочего, заниматься делами НК "ЮКОС". Это обещает принести ему больше забот, чем удовольствия - дела компании, стоимость которой после смены собственника "Юганскнефтегаза" ниже, чем ее долги перед налоговиками, будут сводиться теперь к многочисленным разбирательствам с РФ в иностранных судах. Узнав, что управление акциями "ЮКОСа" перешло к Невзлину, другой опальный российский бизнесмен - Борис Березовский - высказал уверенность в том, что теперь защита прав акционеров будет вестись более агрессивно. Сам Невзлин тоже заявил, что "намерен действовать в интересах всех акционеров НК "ЮКОС", используя для их защиты максимально эффективные механизмы".

Какие именно механизмы он имел в виду, мы узнаем в ближайшее время.

Елена Любарская

Другие материалы