Московский студент озадачил банкиров и саперов

"Банк Москвы" второй раз за месяц становится объектом минирования

Взрыв в центре Москвы - дело нешуточное. Особенно когда речь идет о целенаправленном минировании здания, где в течение дня бывает большое количество граждан. Поэтому происшествие, имевшее место во вторник на Кузнецком мосту, привлекло к себе столь пристальное внимание СМИ и правоохранительных органов. И те, и другие на этот раз сработали как надо: журналисты вовремя проинформировали граждан о случившемся, а милиционеры и сотрудники спецслужб вовремя локализовали взрывное устройство и задержали злоумышленника. И все бы хорошо, если бы этот случай не оставил после себя больше вопросов, чем ответов.

Итак, все началось днем во вторник, когда два сотрудника отдела экспедиции центрального отделения "Банка Москвы" - "Рождественка", что на Кузнецком мосту - обнаружили у себя в помещении стандартный крафт-пакет с логотипом одной из международных компаний, которые занимаются переправкой корреспонденции. Как сообщают журналисты газеты "Коммерсант", в этом не было ничего необычного: всю корреспонденцию, включая посылки, курьеры сваливают прямо на пол в экспедиционном помещении банка, которое имеет отдельный не охраняемый выход на улицу Рождественка. Непосредственно к экспедиторам курьеры обращаются только в том случае, если им нужна расписка в получении, а так через эту дверь каждый день проходят сотни человек, на которых обычно никто не обращает внимания.

На пакете, который экспедиторы взяли в руки вскоре после часа дня, стоял лишь адрес самого банка, а вот адреса и реквизитов отправителя не было. Решив узнать, что там внутри, чтобы определить, кому передать содержимое пакета, экспедиторы вскрыли посылку и обнаружили небольшую картонную коробку вроде тех, в каких продают мобильные телефоны. На коробке также не было никаких надписей, поэтому въедливые экспедиторы открыли и коробку.

"Через 45 минут произойдет взрыв"

Дальше, по словам экспедиторов, произошло нечто странное. В коробке оказалась еще одна коробка, только на этот раз пластиковая и наглухо запаянная, и записка, извещающая о том, что через три четверти часа должен произойти взрыв. Чтобы никаких сомнений в том, с какой минуты следует вести отсчет времени, не осталось, пластиковая коробка, когда ее вытаскивали из картонной, издала громкий щелчок, после чего внутри нее заработал таймер.

Сотрудники экспедиции опешили и решили на всякий случай поднять тревогу. Вызванные ими охранники "Банка Москвы" прихватили с собой специально натасканную на взрывчатку овчарку, но та не отреагировала на таинственную посылку. Тем не менее подозрительную коробку вынесли из помещения экспедиции во внутренний двор-колодец банка, положили возле мусорных баков и прикрыли деревянным щитом. А вскоре на место происшествия прибыли взрывотехники ФСБ и МВД.

Поскольку к тому моменту до предполагаемого взрыва оставалось меньше получаса, саперы бегло осмотрели пластиковую коробку и, убедившись, что конструкция ее сделана хитроумно, решили не испытывать судьбу: людей, находившихся поблизости, эвакуировали и стали ждать. Ровно через указанный промежуток времени, около двух часов дня, коробка взорвалась. Взрыв был маломощным и благодаря принятым мерам никому не причинил вреда.

Позже работавшие с бомбой саперы рассказали журналистам "Коммерсанта", что взрывное устройство явно собирал профессионал. Дело было не только в том, что неизвестный диверсант постарался сделать так, чтобы взрывчатку в пластиковой коробке не учуяла собака. Он также установил в крышке коробки такой замыкатель электроцепи "на открывание", с каким саперам МВД и ФСБ сталкиваться раньше не приходилось. Да еще, судя по всему, и подстраховался - внутри коробки катался металлический шарик, который вполне мог играть роль запасного замыкателя.

Левый студент

Поначалу Мещанская прокуратура возбудила по факту взрыва уголовное дело по статьям 167, пункт 2, УК РФ "умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенное путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом", и 222-й "незаконные приобретение, хранение и перевозка взрывчатых веществ и взрывных устройств", но затем переквалифицировала предварительное обвинение по статье 205 "Терроризм". Делами о терроризме у нас, как известно, занимается ФСБ, куда прокуратура и отправила все свои материалы.

А уже утром на следующий день, в среду, в СМИ поступило сообщение о том, что у правоохранительных органов имеется и подозреваемый, личность которого установлена, а сам он задержан. Имя его пока держится в тайне, но известно, что это студент четвертого курса одного из московских вузов. Из источников в МВД агентству "Интерфакс" удалось выяснить, что данный молодой человек - "член одной из левацких радикальных организаций" и что он пока никаких показаний давать не хочет, ссылаясь при этом на 51-ю статью Конституции РФ. А еще известно, что молодого человека опознали свидетели (видимо, те самые экспедиторы, узнавшие в "левацком" студенте одного из своих вчерашних посетителей).

Появление информации о студенте-террористе, задержанном буквально по горячим следам, вроде бы снимает все вопросы по поводу взрыва, произошедшего среди бела дня в центра Москвы. Коль скоро речь идет о радикалах левого толка, на память сразу приходят пресловутые национал-большевики, которые за последние месяцы успели отметиться целой серией громких антиобщественных акций и даже удостоиться излишне сурового приговора со стороны российской Фемиды.

Тем более что и нынешняя акция носила какой-то чересчур демонстративный характер: взрывное устройство мощностью в 50 граммов в тротиловом эквиваленте явно не было предназначено для причинения серьезного вреда, да и записка с предупреждением, очевидно, служила для того, чтобы свести риск для окружающих людей к минимуму. И все же случай этот заставляет задаться вопросами, ответов на которые пока нет.

Прицельное минирование

Во-первых, до сих пор те же национал-большевики мишенью для своих акций избирали не коммерческие структуры, каковой является "Банк Москвы", а общественные приемные органов государственной власти. И самое главное, лимоновцы не действуют втихаря, анонимно - напротив, обычно они всеми силами стремятся привлечь внимание к себе и своей организации. К тому же после известного судебного процесса, на котором лидер НБП Эдуард Лимонов и ряд его товарищей обвинялись в хранении оружия и взрывчатки, вооруженные методы борьбы эти люди пока не практикуют.

Во-вторых, даже если предположить, что у лимоновцев появились малообщительные конкуренты, готовые осуществлять политический террор анонимно, то уровень их диверсионной подготовки мало соответствует привычным представлениям о студентах-четверокурсниках. Получается, что в Москве завелась молодежная политическая группировка, способная своими минно-техническими решениями поставить в тупик саперов из ФСБ. Неприятная перспектива.

В-третьих, в СМИ упоминается, но почему-то почти никак не комментируется тот факт, что попытка взрыва центрального офиса "Банка Москвы" на Рождественке - уже второе покушение именно на этот столичный банк с применением взрывных устройств. Ровно месяц назад, 25 декабря прошлого года, в полдесятого вечера произошел взрыв возле входа в другое отделение того же банка - "Киевское", расположенное по адресу улица Раевского, дом 3/6. Тогда взрыв тоже носил показательный характер, не был рассчитан на причинение ущерба или на поражение людей - пострадала лишь фанерная обшивка входной двери в банковский офис.

Следственно-оперативная группа, работавшая в декабре на улице Раевского, вообще была склонна считать, что под дверь "Банка Москвы" заложили пиротехническое устройство, а прокуратура Западного АО тогда завела уголовное дело лишь по статье 167-й. Но, очевидно, служба охраны банка восприняла тот инцидент всерьез, раз месяц спустя под руками у охранников в центральном офисе оказалсь специально натренированная на поиски взрывчатки собака.

К тому же после второго взрыва неназванные сотрудники правоохранительных огранов в интервью радиостанции "Эхо Москвы" выразили уверенность, что и этот взрыв - не последний. Правда, они предупредили, что, по их информации, новым нападениям с применением взрывчатки подвергнутся "офисы московских банков", но понимать это, скорее всего, надо так, что прежде всего беспокоиться следует именно "Банку Москвы".

А это значит, что неизвестные недоброжелатели-террористы завелись именно у этого столичного коммерческого учреждения, 64 процента акций которого принадлежат правительству Москвы. Следовательно, 25 февраля во всех 37 столичных отделениях банка следует предпринять особые меры безопасности. И надеяться, что на этот раз злоумышленники в очередной раз обойдутся взрывным устройством, рассчитанным лишь на демонстративный эффект.

Дмитрий Иванов

Другие материалы