ФСБ раскрыла сеть виртуальных арабских террористов

Победы спецслужб на Северном Кавказе пока носят случайный характер

Во вторник, 1 февраля, российская газета "Время новостей" опубликовала обширную статью, в которой рассказывалось о последних достижениях российских спецслужб на ниве борьбы с террористами и прочими иностранными наемниками на Северном Кавказе. По данным газеты, упомянутые спецслужбы "раскрыли загадку одного из самых опасных международных террористов" - некоего Абу Хавса, араба по происхождению. Оказывается, раньше о нем мало что было известно, а теперь спецслужбы все-все о нем узнали, и, главное, теперь в их руках оказались не менее 15 качественных фотоснимков этого человека. Почему фотографии и сведения о личной жизни Абу Хавса были так важны, станет ясно, если учесть, что именно этого араба сам глава ФСБ Николай Патрушев всего полтора месяца назад назвал агентом "Аль-Каеды" в России и одним из восьми наиболее опасных врагов нашей страны.

"Время новостей" уже не в первый раз рассказывает об итогах спецоперации в ингушском городе Малгобек, в ходе которой 2 июля прошлого года был уничтожен террорист, впоследствии опознанный как Абу Кутейб, также араб по происхождению. Представители спецслужб утверждали, что он, как и Абу Хавс, был связан с "Аль-Каедой". При этом Абу Кутейба называли руководителем нападения боевиков на столицу Ингушетии, произошедшего незадолго до этих событий, в ночь на 22 июня. Именно в его компьютере, сильно пострадавшем во время штурма дома, где Абу Кутейб укрывался вместе с напарником, удалось обнаружить столь необходимые российским силовикам сведения об Абу Хавсе. Первоначальные данные о том, что содержалось на жестком диске компьютера, газета опубликовала еще в начале октября, а в нынешней публикации содержится более подробный отчет о работе технических экспертов из ФСБ, которым удалось восстановить все данные с террористического жесткого диска.

Что сказал ноутбук

Итак, история о деятельности эмиссаров "Аль-Каеды" на территории России, воспроизведенная газетой "Время новостей" со слов российских силовиков, выглядит следующим образом. Еще в начале 1990-х годов, когда "Аль-Каеда" была мало кому известной организацией, ее лидер Осама бин Ладен, в свое время успевший повоевать с советскими войсками в Афганистане, проявлял повышенный интерес с южным окраинам России и, в частности, направил в Таджикистан несколько человек из своего ближайшего окружения. Среди них были четыре араба: Хаттаб, Абу аль-Валид, Абу Кутейб и Абу Хавс. В 1994 году (по другим данным - в 1995-м) все четверо перебрались из Таджикистана в Чечню.

Именно они осуществляли связь между чеченским сопротивлением и "Аль-Каедой" как центром международной террористической активности, причем по очереди. Сначала "правой рукой" бин Ладена на Северном Кавказе был Хаттаб. Чем занимались в это время аль-Валид и Абу Кутейб, неизвестно, а вот Абу Хавс работал инструктором в лагере боевиков "Кавказ" под Сержень-Юртом, где, среди прочих, террористической деятельности обучались такие знаменитые люди, как Ачемез Гочияев и Павел Косолапов (хотя и неизвестно, удалось ли им поучиться у самого Абу Хавса).

Но в 1996 году бин Ладен, который за всеми своими неприятностями в Судане не забывал о кавказских эмиссарах, приказал Абу Хавсу переехать из Чечни в Грузию. Тот под кличкой Амжет поселился в Панкисском ущелье, где принялся организовывать тренировочные лагеря для террористов-новобранцев и госпитали для боевиков-ветеранов, а также построил мечеть. Тем временем остальные трое арабов продолжали свою деятельность на территории Чечни. Правда, Абу Кутейб в 1995 году успел каким-то образом побывать в Боснии и даже потерять в тамошней гражданской войне левую ногу. Видимо, поэтому Хаттаб перевел его на более спокойную работу в Ингушетию - тогда-то Абу Кутейб и поселился в Малгобеке в частном доме, в подвале которого была устроена мощная радиостанция, обслуживавшая чуть ли не всех боевиков на Северном Кавказе. В этом доме ставленника бин Ладена посещали многие чеченские и арабские боевики, включая Шамиля Басаева и Хаттаба, а российские и ингушские спецслужбы почти десять лет не могли их поймать, потому что по территории республики гостей возили "высокопоставленные сотрудники" ингушского МВД.

При этом информатор "Времени новостей" не объясняет, почему старший оперуполномоченный отдела собственной безопасности (ОСБ) МВД Ингушетии Башир Плиев, замкомандира взвода ОМОНа Алихан Долгиев и сержант ГОВД Магаса Магомед Лолохоев, несколько месяцев назад уличенные в пособничестве боевикам, захватившим школу в североосетинском городе Беслан, могут считаться высокопоставленными и почему их содействие служило для главарей террористов столь надежным прикрытием, но считать информационные дыры в этой истории еще рано. Продолжим повествование.

В марте 2002 года рука ФСБ дотянулась до Хаттаба, подбросив ему отравленное письмо. После кончины главного чеченского араба его место занял соратник по "Аль-Каеде" - Абу аль-Валид. Российские спецслужбы, уяснившие, через кого теперь идут финансовые потоки арабских спонсоров, не раз пытались его убрать, но успехом эти попытки увенчались лишь в апреле 2004 года, да и то благодаря случаю - стоянку боевиков, среди которых был и высокопоставленный эмиссар бин Ладена, российский спецназ расстрелял в погоне за другой бандой, возглавляемой начальником охраны Аслана Масхадова.

Так или иначе, но "крайним" по Чечне из пресловутой четверки остался Абу Хавс, которого аль-Валид еще в 2002 году вызвал из Грузии в Россию на подмогу. К тому времени Абу Хавс уже успел попасть под колпак американских спецслужб, которые 11 сентября 2001 года засекли важный звонок из Афганистана в Грузию, совершенный в промежутке между попаданием второго "Боинга" во вторую башню ВТЦ и падением четвертого угнанного в тот день самолета в полях Пенсильвании. В ходе этого разговора афганский абонент по-арабски сообщил грузинскому, что, мол, одна операция прошла успешно и вот-вот успехом закончится другая.

Итак, возглавив российский отдел "Аль-Каеды", Абу Хавс сразу же развил лихорадочную террористическую деятельность, интенсивностью которой, надо заметить, превзошел своих предшественников Хаттаба и аль-Валида. По крайней мере, российские спецслужбы уверены, что своему ингушскому резиденту Абу Кутейбу Абу Хавс приказал готовить нападение на Назрань, а сам занялся организацией захвата бесланской школы. Когда обе операции были осуществлены, Абу Хавс попытался организовать еще один массовый захват заложников - на этот раз в Дагестане. Но этот теракт российские силовые структуры предотвратили, и тогда Абу Хавс уехал обратно в Грузию, в Панкисское ущелье, где и проживает по сегодняшний день. А вот Абу Кутейбу повезло меньше - он, как уже было сказано, погиб еще в июле, а в его компьютере были обнаружены данные о расчетах главарей боевиков с рядовыми исполнителями терактов и фотоархив погибшего, где, среди прочих фотографий, обнаружились изображения как самого Абу Кутейба, так и Абу Хавса.

Одноногий резидент

История, рассказанная информаторами "Времени новостей", впечатляет своей масштабностью - как-никак речь в ней идет о том, как знаменитый международный террорист Осама бин Ладен в течение десяти лет с помощью своих приспешников вредит России на Северном Кавказе и как российские спецслужбы в меру сил этих самых приспешников изобличают и уничтожают. И счет уже 3:1 в нашу пользу - осталось поймать Абу Хавса, чтобы поставить точку во всей этой истории. Он, кстати, очень вовремя уехал в Грузию, дав повод министру обороны РФ Сергею Иванову незадолго до Нового года пригрозить этой стране превентивным ударом по Панкисскому ущелью. Нужно лишь, чтобы эта история была не просто впечатляющей, но и убедительной. А вот с этим не все так однозначно.

Начать, видимо, следует с обладателя того самого компьютера - убитого в Малгобеке араба, опознанного как Абу Кутейб. Арабский наемник с таким именем действительно существовал - еще в 2000 году, когда в подвале одного из разрушенных административных зданий в Грозном в руки представителей федеральных сил попал архив кадровой службы так называемых "Вооруженных сил ЧРИ", там, среди офицеров "Исламского полка Хаттаба", значился некий Абу Кутейбо, обладатель служебного удостоверения под номером 50, "муджахед", "инструктор". А в 2001 году человек по имени Аль-Кутейба, инструктор в диверсионном лагере Хаттаба "Кавказ", командир подразделения из пяти диверсантов, был, по данным российских СМИ, включен Шамилем Басаевым в состав "высшего военного меджлиса Шуры (совета)" Чечни. Установлено даже его полное имя - Абу Кутейб Джаммаль, 1960-го года рождения, уроженец Саудовской Аравии. Известно, наконец, что этот человек действительно потерял левую ногу во время боевых действий на территории бывшей Югославии и что в Чечню он прибыл в 1995 году.

А вот дальше начинаются странности. ФСБ России называет его организатором и руководителем незаконных вооруженных формирований, действовавших на территории Чечни, Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии. Отряду Абу Кутейба приписывают, в частности, нападение на колонну пермского ОМОНа под чеченским селением Жани-Ведено в 2000 году, в ходе которого погибли 42 российских милиционера, и утверждают, что в последнее время этот отряд действовал в Ножай-Юртовском и Веденском районах Чечни, а также осуществил нападение на Назрань 22 июня 2004 года. Но при этом не уточняется, как человек без ноги ухитрялся непосредственно командовать отрядом, перемещавшимся по столь протяженной, да еще горной, местности. К тому же, пишет газета "Коммерсант", одноногий человек, убитый в Малгобеке на улице Белинского, по данным местных следователей долгое время жил в Дагестане на территории какого-то санатория, после чего перебрался в Ингушетию, где почти не показывался на улице и почти все время сидел дома. Как считают следователи - собирал бомбы и вел переговоры по интернету с зарубежными спонсорами. В его компьютере, помимо фотографий Абу Хавса, нашли и бухгалтерию боевиков, которая, правда, отнюдь не впечатляет крупными суммами. Оперативники установили, что за последний в своей жизни месяц этот человек получил от кого-то пять тысяч долларов, а участники его группы - по тысяче. Трудно предположить, что это плата за организацию нападения на Назрань, в ходе которого было убито более девяноста ингушских милиционеров.

Иными словами, покойный наверняка был боевиком и наверняка был связан с арабским зарубежьем. Но вот являлся ли он тем самым легендарным Абу Кутейбом, засланным в Россию лично бин Ладеном, или мелкой сошкой, чем-то вроде связного, бухгалтера или захудалого полевого командира, точно сказать никто не может. Тем более что, как пишет тот же "Коммерсант", личность убитого была установлена весьма приблизительно. Собственно, 2 июля 2004 года милиционеры явились в дом братьев Балкоевых по улице Белинского с обычной проверкой - никто и не предполагал найти там организатора нападения на Ингушетию. Ведь если бы предполагали, наверняка не дали бы одноногому арабу и старшему из братьев Балкоевых, 25-летнему Адаму, отстреливаться до последнего патрона а потом взорвать себя, а постарались бы захватить их живыми, чтобы выяснить их связи. О том, что сотрудники малгобекского РОВД действительно вели себя беспечно, говорят события, развернувшиеся в тот же вечер в другом районе города - на улице Космодемьянской, куда с такой же рядовой проверкой явилась другая группа местных милиционеров (заметим - не спецназовцев, не сотрудников ФСБ). Там их также встретили очередями из автоматов. В результате двое сотрудников РОВД были убиты, один - тяжело ранен, а уничтожить двоих стрелявших боевиков удалось только после того, как на подмогу был вызван БТР.

На улице Белинского обошлось без жертв со стороны милиционеров и без бэтээра, но от погибших боевиков остались лишь две головы и протез левой ноги. Собственно, по протезу и по арабским чертам лица одного из убитых оперативники и определили, что перед ними - сам Абу Кутейб. Так ли это на самом деле - никто не знает, так как никаких точных примет этого человека у российских спецслужб никогда не было. Тем более неизвестно, имел ли он какое-то непосредственное отношение к событиям в Назрани, особенно учитывая, что Малгобекский район лежал в стороне от вероятного пути следования боевиков (почему оперативные проверки в городе и начались спустя почти десять дней после нападения на столицу Ингушетии). А также учитывая и то, что до 2 июля имя Абу Кутейба ни разу не упоминалось в связи с ингушскими событиями, хотя главарей налетов на Назрань, Карабулак и станицу Слепцовскую представители российских правоохранительных органов назвали почти сразу же. По их версии, это были полевой командир Евлоев по кличке Магас, Доку Умаров, Шамиль Басаев и Аслан Масхадов.

От рицина до Египта

Еще больше вопросов вызывает личность другого арабского наемника, которому спецслужбы отводят роль главного агента "Аль-Каеды" на территории России. Причем основным и едва ли не единственным источником сведений об этом человеке выступает никто иной как... бывший госсекретарь США Колин Пауэлл. Причем в единый узел пресловутого Абу Хавса, "Аль-Каеду" и Россию Пауэлл связал не где-нибудь, а перед лицом Организации Объединенных наций, на что очень любят указывать российские журналисты и представители силовых структур.

При этом, правда, из виду упускают одну деталь. Да, 5 февраля 2003 года Пауэлл действительно делал доклад на заседании Совета Безопасности ООН, в ходе которого рассказывал, какую опасность для европейцев представляет террористическая сеть Абу Мусаба Заркави, непосредственно связанного с самим Осамой бин Ладеном. Да, Пауэлл действительно упоминал в этом докладе и Россию как объект возможных нападений международных террористов. Да, на одном из слайдов, сопровождавших выступление главы Госдепа, действительно, фигурировал человек по имени Абу Хавс, "отвечавший", по мнению американских спецслужб, за Россию. Но при этом следует помнить, что упомянутый доклад был зачитан ровно за полтора месяца до начала военной операции США против Ирака и что главной целью докладчика было любыми средствами оправдать вторжение американцев и их союзников на территорию суверенного государства. Поэтому в ход пошло все: и Заркави, который якобы готовит массированные теракты с применением химических веществ чуть ли не по всей Европе, и связь упомянутого Заркави, с одной стороны, с Хусейном, а с другой - с бин Ладеном, и Панкисское ущелье как место, где располагаются химические лаборатории для производства рицина. Кстати, в тексте самого доклада Пауэлл ни разу не упомянул Абу Хавса - имя этого человека так и осталось лишь на экране слайда. В Панкиси, по данным американцев, "старшим" был другой араб - Абу Атия.

Очевидно, именно Пауэлл подал идею российским спецслужбам, во-первых, привязать Абу Хавса к Панкисскому ущелью, во-вторых, "назначить" его "ответственным" аль-каедовцем по России и, в-третьих, связать его имя с некоей предполагаемой операцией по осуществлению "химического" теракта против федеральных сил в Чечне. Но слова Пауэлла уже тогда очень плохо соотносились с фактами. Никакого "рицинового заговора" в Европе не существовало, и подозреваемые, в горячке арестованные в Англии, Франции и Испании, вскоре были отпущены. В так называемой "чеченской сети", протянувшейся, по словам Пауэлла, по всему континенту, не нашлось ни одного этнического чеченца - подозреваемыми оказались главным образом алжирцами. Да и Панкисское ущелье вряд ли было самым удобным местом на Земле для изготовления рицина в промышленных масштабах. К тому же всего через неделю, 12 февраля, Пауэлл выступил с новыми разоблачениями, согласно которым центр производства рицина переместился из Грузии... в Ирак (союзники-англичане только рты раскрыли от изумления). И, наконец, именно Пауэлл спустя полтора года после того памятного доклада на заседании Совбеза ООН выступил с публичным опровержением своих собственных слов и признал, что у США не было достаточных оснований для нападения на Ирак.

Как отмечают американские аналитики, наличие рициновых лабораторий на территории Панкисского ущелья и чеченской террористической сети "Аль-Каеды" под управлением Заркави в начале 2003 года было выгодно всем (кроме, наверное, одной лишь "Аль-Каеды"): США, Великобритании, России и даже Грузии. Англичане получали возможность оправдать свое участие в непопулярной войне против Ирака, Кремль увязывал Грузию с чечено-"аль-каедовской" террористической сетью и вовлекал Чечню в сферу войны против международного терроризма, американцы пользовались случаем, чтобы на законных основаниях начать в Грузии операцию "Обучение и оснащение", конечной целью которой являлась подготовка местных кадров для охраны будущих нефтепроводов на грузинской территории, а Тбилиси на столь же законных основаниях получал возможность заручиться финансовой и политической поддержкой Вашингтона в своем противостоянии с Москвой...

Далее, ситуация с Абу Хавсом осложняется еще и тем обстоятельством, что под этим именем известны как минимум три международных террориста, двое из которых, помимо "нашего" Абу Хавса - Амжета, также были разрекламированы благодаря усилиям США. Это даже дало повод ряду российских СМИ приписывать "российскому" Абу Хавсу участие в таких терактах, как взрывы у американских посольств в Кении и Танзании 7 августа 1998 года. Между тем эту "выдающуюся" страницу в историю "Аль-Каеды" вписал не Амжет, а Абу Хавс аль-Масри, старинный друг и свойственник бин Ладена. Настоящее имя этого человека - Мухаммед Атиф (или Атеф), а "аль-Масри" по-арабски означает "египтянин" - он был выходцем из Египта. Между тем Абу Хавс Амжет, по данным ФСБ, - иорданец. Абу Хавс аль-Масри еще в 1981 году участвовал в покушении на египетского президента Анвара Садата, а позже плечом к плечу вместе с Осамой бин Ладеном сражался против советских солдат в Афганистане и стоял у истоков создания "Аль-Каеды". Его дочь вышла замуж за одного из сыновей Осамы бин Ладена. Помимо взрывов в Африке, Египтянин имел отношение к целой серии других терактов, которые спецслужбы США связывают с исламскими радикалами. На родине, в Египте, его заочно приговорили к семи годам тюрьмы. ФБР назначало за его голову награду в 5 миллионов долларов. Осама бин Ладен провозгласил аль-Масри своим преемником на посту главы "Аль-Каеды".

Нет ничего удивительного, что наличие двух Аль Хавсов привело к путанице: главного российского "аль-каедовца" тоже стали считать знакомым, а то и личным другом бин Ладена, что сразу повысило статус Амжета в глазах журналистов и простых обывателей. Вот только есть одно обстоятельство: Абу Хавс аль-Масри погиб еще в ноябре 2001 года во время ракетного удара США по территории АФганистана и, следовательно, стать эмиссаром бин Ладена в Чечне в 2004 году просто не мог. Кстати, вскоре после его смерти возникла террористическая группировка радикальных исламистов, которые назвали себя "Бригадами Абу Хавса аль-Масри". Именно эти люди взяли на себя ответственность за серию взрывов, учиненных весной 2004 года в Мадриде.

Наконец, есть еще один Абу Хавс, по кличке Мавританец. О нем известно куда меньше, чем о Египтянине, но 23 сентября 2001 года президент США Джордж Буш внес его имя в список организаций и лиц, подозреваемых в террористической деятельности (так называемый Executive Order 13224). В том же списке, кстати, оказались сама "Аль-Каеда", Осама бин Ладен и Абу Хавс аль-Масри.

А ряд российских СМИ и вовсе утверждают, что Абу Хавс Амжет - никакой не араб и не иорданец, а обычный чеченец, каким-то образом присвоивший себе громкое имя. Так или иначе, это имя упоминается в российской и американской прессе, начиная как минимум с 2002 года, то есть как раз со времен активных военных и дипломатических игр, которые Россия и Грузия устраивали вокруг Панкисского ущелья. По словам представителя Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе Ильи Шабалкина, в то время на стороне чеченских боевиков действовал полевой командир арабского происхождения с таким именем. Рядом с ним регулярно упоминались имена еще двух арабов - Абу Саада и Абу Бастума. А в американских источниках, рассказывающих об операции грузинских спецназовцев в Панкисском ущелье (начатой вскоре после того, как оттуда на территорию России в очередной раз ушел отряд Руслана Гелаева), рядом с иорданцем Абу Хавсом упоминается... одноногий араб. Вот только звали его тогда не Абу Кутейб, а Абу Ияд.

Вместо заключения

Итак, стройная версия, сложившаяся на основе данных, добытых в недрах ФСБ и обожженного компьютера из малгобекского дома, странным образом одновременно "работает" и "не работает". Нельзя отрицать, что на территории Северного Кавказа действуют иностранные наемники, в том числе выходцы из арабских стран. Нельзя отрицать, что часть из них держит в руках финансовые потоки, поступающие от спонсоров "мирового джихада", в том числе, возможно, и от "Аль-Каеды". Нельзя отрицать и того, что время от времени федеральным военнослужащим и российским спецслужбам удается их, что называется, прищучить.

Однако представить эту антитеррористическую деятельность умелой и целенаправленной, построенной на точных разведданых и грамотных аналитических выкладках, у наших спецслужб пока никак не получается. Несомненно, события последних шести месяцев заставили федеральную группировку на Северном Кавказе шевелиться и действовать более активно, чем раньше. Результатом этой активности становятся регулярно появляющиеся сообщения об успешных операциях российских военнослужащих и милиционеров против боевиков. Но всякий раз, как и в истории с одноногим владельцем ноутбука, складывается впечатление, что действуют они скорее наугад, а не в соответствии с твердо установленным планом. А уже потом, задним числом, полученные результаты подгоняются под более-менее непротиворечивую версию, в которой непременно находится место всем "громким" фигурантам информационных сообщений с Северного Кавказа последних месяцев, вроде пресловутых Павла Косолапова или Башира Плиева. Но были ли Хаттаб, аль-Валид, Абу Хавс и Абу Кутейб когда-либо связаны в одну цепочку и имела ли эта цепочка какое-то отношение к бин Ладену, так в итоге и осталось непонятным.

Конечно, своеобразная "стрельба по площади" тоже дает свои результаты. Вот только это, как правило, трупы, а не "языки", которые очень пригодились бы российским спецслужбам в их весьма нелегкой северокавказской войне. А также в деле предотвращения новых крупных терактов на российской территории.

Дмитрий Иванов

Другие материалы