Осторожно — искусство!

Суд признал вину организаторов провокационной выставки "Осторожно — религия!"

В январе 2003 года Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова организовал выставку "Осторожно - религия!", на которой были выставлены работы художников, представляющих так называемое "актуальное искусство". Выставка проработала недолго - через несколько дней ее посетила группа людей, которые, возмутившись, по их словам, глумлением над православием, уничтожили все экспонаты. Происшествием занялась прокуратура, которой предстояло квалифицировать случившееся либо как погром, и в этом случае обвинить посетителей выставки, либо как разжигание религиозной розни, и тогда уже выдвинуть обвинения против ее организаторов.

На выставке "Осторожно - религия!" экспонировались работы около 40 художников. Произведения были, мягко говоря, эксцентричными: это и изображение лика Христа на фоне логотипа "Кока-кола" и надписи на английском языке This is my blood ("Это кровь моя"); водочные бутылки с надетыми на них луковицами, символизирующими купола; экспонат под названием "Не сотвори себе кумира", имитирующий оклад православной иконы, с прорезью на месте лика (каждый мог вставить свое лицо в отверстие и сфотографироваться). Имелась там и распятая на кресте кукла обнаженной женщины с иконой на животе.

Организаторы выставки с самого начала пытались заверить общественность, что цель данного мероприятия - призыв к диалогу. Хотя при этом они не уточняли, с кем именно собираются вести диалог, все работы деятелей актуального искусства почему-то касались исключительно христианства, а точнее - православия. Экспонатов, заставляющих задуматься над мракобесием, например, мусульманским или иудейским, на выставке "Осторожно - религия!" представлено не было.

Столь пристальное внимание деятелей искусства к одному конкретному вероисповеданию понравилось далеко не всем. 18 января на выставку пришли алтарники и прихожане храма Святого Николая в Пыжах. Они уничтожили ряд выставленных экспонатов и вдобавок в гневном порыве облили красками стены выставочного зала и откровенно написали на стенах все, что думают о художниках: "Вы - бесы", "Вы ненавидите православие - вы прокляты".

Сотрудники музея вызвали милицию, которая задержала рассерженных посетителей. Против двух участников этой акции, Михаила Люкшина и Анатолия Зякина, прокуратура возбудила уголовное дело по статье о хулиганстве. Но летом 2003 года Замоскворецкий суд столицы не нашел в действиях алтарников состава преступления, и их дело было закрыто. После этого прокуратура обратила внимание на самих организаторов выставки "Осторожно - религия!".

В результате против директора Музея имени Сахарова Юрия Самодурова, сотрудницы центра Людмилы Василовской и художницы Анны Михальчук были возбуждены уголовные дела по пункту "б" части 2-й статьи 282-й УК РФ ("Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды").

Следователям удалось установить, что Самодуров оказывал техническую поддержку в обеспечении и размещении экспозиции, Василовская принимала участие в отборе работ и помогала в организации выставки, а Михальчук сообщила художникам о намечающемся мероприятии и тем самым обеспечила выставку экспонатами. Обвинение просило приговорить Самодурова к 3 годам лишения свободы, Василовскую и Михальчук - к 2 годам каждую. Но одновременно обвинитель попросил освободить Михальчук от наказания за истечением срока давности.

28 марта 2005 года федеральный судья Владимир Прощенко в Таганском районном суде города Москвы огласил приговор: "Сотрудников Музея Юрия Самодурова и Людмилу Василовскую признать виновными". Лишать свободы их не стали, а приговорили к уплате штрафа в 100 тысяч рублей. Художница Анна Михальчук была признана судом невиновной.

Несложно догадаться, что представители правозащитной общественности и либеральной интеллигенции были глубоко возмущены этим приговором. В их комментариях алтарники именуются "погромщиками", разрушение экспонатов - "вандализмом", а уголовное преследование сотрудников музея - "мракобесием". Противники приговора заявили, что Россия превращается (или уже превратилась) в тоталитарное религиозно-фундаменталистское государство, что свобода слова в нашей стране жестко подавляется цензурой, что в Росси начали судить за искусство, что вскоре появятся штурмовики, сжигающие книги, и так далее. Сюда же можно отнести рассуждения о появлении в России полноценной инквизиции, намеки на грядущее сжигание на кострах и прочие ужасы мрачного средневековья.

Аргументы этой стороны сводятся к нескольким тезисам. Во-первых, по закону Россия является светским государством, в котором свобода слова законодательно защищена. Во-вторых, алтарники из храма Святого Николая в Пыжах могли спокойно пройти себе мимо, поскольку у них был выбор, ходить на выставку или не ходить. В-третьих, погромщики, даже если и почувствовали себя оскорбленными, должны были обратиться в суд, чтобы решить дело исключительно цивилизованными методами.

Чем же руководствовался суд, когда выносил приговор, и насколько правы те, кто утверждает, будто наша страна и вправду стоит на пороге нового средневековья?

Безусловно, Россия, согласно принятым в ней законам, является светским государством. Но не менее очевиден и тот факт, что православие в России является традиционной религией, которую исповедует большинство населения. Пусть и, так сказать, на любительском уровне - далеко не все верующие регулярно ходят в церковь и соблюдают пост, ограничиваясь ношением нательного креста, чтобы называть себя православными. И все равно, не учитывать тот факт, что в России существуют сильные православные традиции, нельзя.

Спрашивается, учитывали ли этот факт устроители выставки "Осторожно - религия!", равно как и художники, представившие свои экспонаты? Судя по тому, что объектом их внимания стало именно самое распространенное в России вероисповедание - православное христианство, а не, допустим, ислам, несомненно, учитывали. Тогда уместно задать другой вопрос: чем были продиктованы их действия - стремлением к диалогу или стремлением к провокации?

Трудно представить себе приглашение к диалогу, которое начинается с оскорбления оппонента. Конечно, хочется, чтобы оппонент, получив нравственную оплеуху, сразу же задумался - а не за дело ли ему досталось? А далее, продемонстрировав недюжинные способности к самокритике, исправился бы и изжил в себе все следы религиозного фундаментализма и мракобесия. Однако даже если это произойдет, диалогом такой способ общения между художником и его аудиторией назвать трудно, скорее уж - замаскированной формой проповеди, то есть формой весьма авторитарного способа высказывания, при котором один участник общения присваивает себе право свысока поучать другого.

Но в данном случае речь ни о диалоге, ни о проповеди, скорее всего, не шла. Тут как раз уместно вспомнить, что актуальное искусство в течение нескольких предыдущих десятилетий завоевало себе репутацию скандального и провокационного, рассчитанного на то, чтобы раздразнить благополучного обывателя. Вот и авторы выставки "Осторожно - религия!", похоже, прежде всего рассчитывали именно на откровенный эпатаж. А значит, аргумент защитников Юрия Самодурова "не нравится - не ходи, силком никто не тянет", не просто не "срабатывает", но и противоречит самому духу этого действа - выставку, по замыслу ее устроителей, непременно должны были заметить, вокруг нее непременно должен был вспыхнуть скандал. Ничем иным такой подбор экспонатов объяснить нельзя.

Проведи музей Сахарова мероприятия, в которых в корректной форме ставились бы вопросы о том, является ли Россия светским государством, хорошо ли, что христианский праздник Рождества является государственным, и так далее - вероятно, что обуреваемые праведным гневом алтарники туда бы не пришли и не начали громить все вокруг. Правда, в этом случае и дискуссия не стала бы провокативной и должного освещения не получила бы.

Но вот на что сторонники актуального искусства, наверное, не рассчитывали, так это на то, что их провокация вызовет такой отклик и приведет к столь плачевным для них лично последствиям. То есть не рассчитывали, что подвергнув чувства верующих оскорблению, вынуждены будут понести за это наказание. Ведь свобода слова, в конце концов. И эти погромщики с краской - нет бы им обратиться в суд...

Но для человека верующего прямое и явное оскорбление церкви и веры может быть крайне обидным. Порой более обидным, чем, например, оскорбление его родных. Представим себе, что один человек публично изругал, как говорится, "лаем матерным", родителей другого. Пойдет ли второй в суд? Скорее всего, банально даст первому по морде. С точки зрения формального закона, он будет неправ, но подавляющее большинство людей этого человека оправдает. К тому же публичный суд - это паблисити, продолжение той самой актуальной провокации.

Бывший деятель шоу-бизнеса, а ныне православный священник Иван Охлобыстин, комментируя события вокруг выставки, привел интересный пример: "Есть некие морально-нравственные пределы, которые можно переступить только в состоянии одержимости. Вот вы позволили бы себе публичное оскорбление по отношению к родителям своего друга, приятеля, соседа? Нет? А если он вам ничего не сделает? Его может не быть просто. Он уехал. Умер. Они - два беззащитных старика, смелее! Что вас останавливает? Этический запрет? Да, но он имеет истоки. Его истоки - в Боге. А если вы все же это делаете, то истоки вашего поступка в другом. Атеисты называют их нелюдями, люди верующие говорят, что они одержимы бесом".

Что же касается аргумента, что у атеистов тоже есть чувства, которые требуют не меньшего уважения, чем чувства верующих, то между выражением чувств и прямым оскорблением существует разница. Порой ее трудно разглядеть, порой она не прописана и не кодифицирована, но большинство людей способно отличить одно от другого. Проще говоря, язык оскорбления понятен всем.

"С теми, кто просто не видит в кощунствах ничего неподобающего, спорить вообще затруднительно... Что делать тому, кто оскорблен кощунством - вопрос вправду сложный и мучительный, но тому, кто не желает быть взятым в дреколье, всего лишь надо воздерживаться от кощунств, что, в сущности, не так уж и сложно", - пишет по этому поводу известный журналист Максим Соколов. А в "Энциклопедическом словаре Павленкова", изданном в 1905 году, есть даже специальная статья: "Hравственное помешательство - психическая болезнь, при которой моральные представления теряют свою силу и перестают быть мотивом поведения. При нравственном помешательстве (нравственная слепота, нравственный дальтонизм) человек становится безразличным к добру и злу, не утрачивая, однако, способности теоретического, формального между ними различения. Hеизлечимо".

Остается спросить, как в этой ситуации должен был повести себя гражданский суд. Его решение - освободить от ответственности погромщиков и наказать устроителей выставки "Осторожно, религия!" - и вправду может показаться предвзятым. Но это только если смотреть на внешнюю сторону дела - мракобесы, мол, наказали свободных художников. Но если разглядеть, что "свободные художники" пошли на сознательную провокацию, которая, к тому же, удалась, а "мракобесы" поставили их на место, наглядно объяснив, как не следует вести себя в обществе людей, то, возможно, приговор Юрию Самодурову и Людмиле Василовской не покажется таким уж несправедливым.

В конце концов, искусство требует жертв.

Сергей Карамаев

Другие материалы