Новости партнеров

Чего боится американский танк

За время войны в Ираке Пентагон потерял 80 "Абрамсов"

История знает немало примеров, когда соперничество двух видов вооружения, предназначенных лишь для противодействия друг другу, в результате доводило их до совершенно абсурдных форм. Так было с латами и копьями рыцарей. Вооружение конных воинов в ходе многовековой эволюции приняло малопригодную для ведения реальных боевых действий громоздкую форму - всадник представлял собой неуклюжую неповоротливую фигуру, закованную в непробиваемые латы и способную лишь, разогнавшись на коне, хорошенько вдарить тяжелым копьем в щит соперника на турнире. Когда такого рыцаря выпускали на поле боя, он, легко пробив первые ряды противника, оказывался практически беззащитен перед легкими пешими воинами, которые просто сдергивали его крюками с коня и приканчивали кинжалами. А когда появилось стрелковое оружие, то подобные фигуры на поле боя превратились в особенно удобные мишени для аркебуз и мушкетов.

То же самое произошло и с современными танками. Еще в самом начале Второй мировой войны, когда произошли первые танковые сражения, вместе с ними началась и бессмысленная гонка бронетанковых вооружений. Несмотря на то, что в реальности танки редко вступали в поединки друг с другом, конструкторы, создавая новые машины, в первую очередь учитывали характеристики аналогичных вооружений противника: танк учили воевать с танком. Еще во время той войны сложилась концепция, которая продолжает владеть умами танкостроителей до сих пор. Танки стали оснащать дифференцированным бронированием, особенно тщательно защищая наиболее уязвимую во время наступления лобовую проекцию машины. Затем танки стали лишать лишнего стрелкового вооружения, которое, как казалось конструкторам, ослабляло броню в случае попадания снаряда. Все это делалось вопреки опыту, который приобретали танкисты в городских боях, где самым опасным противником были не танки противника, а его пехота, вооруженная противотанковыми гранатометами.

Эта же тенденция сохранилась и во времена Холодной войны, когда США и СССР смотрели друг на друга сквозь прорези прицелов, а каждый вид вооружений создавался в расчете на противостояние с конкретным оружием единственного вероятного противника. В результате обе страны, и наследница советской империи Россия, и США, столкнулись с одним и тем же - танки, призванные уничтожать друг друга в чистом поле, оказались уязвимы под огнем партизан, вооруженных старыми гранатометами и самодельными минами.

После печальнопамятного штурма города Грозный в новогоднюю ночь 1995 года, когда под огнем чеченских боевиков погибли несколько частей российской армии, имидж российских машин значительно поблек. Напротив, победив армады устаревших иракских танков советского производства в 1991 году, американские M1A2 Abrams заработали репутацию сверхзащищенных и сверхнадежных машин, способных буквально сметать с лица земли целые танковые армии. Между тем успех первой иракской кампании в значительной степени был обусловлен именно тем, что боевые действия происходили в пустыне, а американских танкистов поддерживали с воздуха вертолеты и самолеты.

Нельзя сбрасывать со счетов также и тот факт, что не только старые Т-55, но даже и вполне современные машины Т-72 находились на вооружении иракской армии в своей базовой модификации - без современных средств противодействия противотанковому оружию, систем наведения и т. д. Получилась та самая показательная полномасштабная война, о которой может мечтать любой военачальник - врагом Пентагона была многочисленная, но плохо обученная армия, неспособная маневрировать и отражать удары авиации. Так родился миф о непобедимости американского танка "Абрамс".

В июне 2004 года американское рейтинговое агентство Forecast International поставило "Абрамс" на вершину танкового рейтинга, не включив в него ни одну российскую (советскую) машину. Напомним, позиции в этом хит-параде распределились следующим образом: первое место занял "Абрамс", второе досталось израильскому Merkava Mark IV, третье - японскому Type 90, четвертое - немецкому Leopard 2A6, пятое - британскому танку Challenger 2. При этом эксперты агентства заявили, что столь высокую оценку американский танк заслужил во многом благодаря тому, как он проявил себя в первой и второй иракских кампаниях.

Между тем как, собственно, воевали "Абрамсы" в Ираке в 2003 году, до сих пор не знал никто. Пентагон, декларирующий прозрачность информации о боевых операциях на Ближнем Востоке, на деле не публиковал отчетов о том, как действовали "Абрамсы", какие они несли потери и насколько эффективным было их применение. Как и во время "Бури в пустыне", новостные передачи телеканалов пестрели остовами сожженных "тэшек" и БМП, между которыми крайне редко попадались вкрапления американских машин. Изредка в заявлениях военачальников проскальзывали фразы о том, что большинство танков было потеряно в результате поломок, а те, что были подбиты, на самом деле уничтожили сами танкисты, чтобы слегка поврежденные машины не достались врагу.

В конце 2004 года в интернете появился документ, озаглавленный "Уроки усвоены" (Lessons Learned - файл PowerPoint). Его авторы попытались суммировать опыт, накопленный американскими танкистами в ходе боевых действий иракской войны. Как утверждается в этом докладе, танки "Абрамс" проявили себя с самой лучшей стороны - в ходе боев критических потерь не зафиксировано. "Несколько танков были разрушены в результате "вторичных последствий" (secondary effects) воздействия вражеского оружия. Большинство потерь были вызваны механическими поломками, в результате которых танки либо уничтожали сами экипажи, либо их разбирали иракцы", - говорится в документе. Главный вывод, который делают его авторы, - "танк "Абрамс" проявил себя с самой лучшей стороны, продемонстрировав высокую маневренность, огневую мощь, а также прекрасную защиту экипажа".

Отметим, что если "вторичными последствиями" считать взрыв боезапаса или пожар в моторном отделении, то оружие, которое вызывает такие последствия, следует называть "эффективным противотанковым средством", которое весьма умело применили в бою. А когда танк, у которого заглох двигатель, остается на территории, захваченной противником, то это означает, что его, напротив, применяли крайне неумело - в противном случае подогнать ремотно-эвакуационную машину не составило бы труда. Такие случаи были нередки в Грозном, но тогда действия российских военачальников подверглись жесточайшей критике.

30 марта на сайте американской газеты USA Today была опубликована, без сомнения, сенсационная статья. В ней, впервые после начала нынешней иракской кампании, были опубликованы данные о потерях американских танков в Ираке. Кроме того, автор (кстати, зовут этого американца Стивен Кузнецов), привел обобщенные данные о том, как именно уничтожались "Абрамсы".

Итак, судя по данным USA Today, с начала кампании в Ираке, то есть с весны 2003 года, Пентагон потерял в этой стране около 80 танков "Абрамс", что в 4,5 раза превышает потери в первую иракскую войну, когда на поле боя остались лишь 18 машин. Вообще-то для двухлетней войны и 80 единиц - это совсем немного, однако если учесть, что иракцы, в отличие от чеченских боевиков, не применяли против танков ПТУРы, а сражались лишь при помощи самодельных мин и противотанковых гранатометов, то придется серьезно усомниться в достоинствах "лучшего танка в мире".

К сожалению, источники Кузнецова не раскрыли более подробных данных о том, как действовали партизаны против "Абрамсов" (это понятно - зачем объяснять врагам, как лучше бороться со своей бронетехникой), однако, судя по немногочисленным фотографиям, заявлениям американских военачальников, а также сообщениям прессы, основным оружием партизан все-таки остаются мины. Действительно, укреплять танк до бесконечности невозможно - в конце концов, на дороге всегда можно зарыть несколько сотен килограммов взрывчатки. Если постараться, то и несколько тонн. И тогда взрывай хоть бронепоезд.

Сложнее обстоит дело с ручным противотанковым оружием. Как известно, современные управляемые противотанковые ракеты теоретически способны уничтожить любой танк. Однако, как утверждают в Пентагоне, ни одного новейшего российского или другого комплекса на вооружении у иракской армии или повстанцев не было и нет. Что не мешает им с успехом выводить из строя "Абрамсы" при помощи относительно примитивных РПГ-7, оснащенных моноблочными неактивными кумулятивными гранатами.

Броня "Абрамса" сделана по британской технологии Chobham и представляет собой два слоя стали, между которыми находится наполнитель, включающий в себя пластины из обедненного урана - это делает ее устойчивой к кумулятивным снарядам - кумулятивная струя прожигает лишь верхний слой брони и рассеивается между ним и вторым. Однако действительно эффективной броня является лишь в передней - лобовой - части машины. Сбоку, а особенно в самом уязвимом месте танка - нижней боковой части корпуса, "Абрамс" вполне уязвим для гранатометчиков. "Это умный враг, который знает все уязвимые места танка, знает, куда надо стрелять", - так охарактеризовал своих противников полковник американской армии Расс Голд, который командовал танковой бригадой в начале иракской войны.

Стандартная тактика иракских партизан мало чем отличается от того, как действуют чеченские боевики. Видимо, это наиболее эффективный метод уничтожения танка: сначала под ним взрывают мощный фугас, который обездвиживает машину, а затем с нескольких точек его расстреливают одновременно пять-шесть гранатометчиков, стараясь попасть в корму, где находится моторный отсек, и в боковую проекцию, где броня слабее. При этом пулеметчики и снайперы отсекают сопровождающую танк пехоту, если такая есть.

Согласно информации USA Today, в нынешней войне, в отличие от "Бури в пустыне", в результате обстрелов боевых машин погибли 15 военнослужащих - пятеро сгорели в танках, когда те подрывались на минах, а еще десять человек были убиты, когда ехали, высунувшись из люка. При этом, правда, специалисты отмечают, что, несмотря на все вышесказанное, "Абрамс" все равно остается самой безопасной машиной на поле боя. Дело в том, что из 1100 танков, дислоцированных в Ираке, почти 800 хотя бы единожды подвергались нападению партизан. Из них были уничтожены 80, или всего 10 процентов. Это совсем неплохой показатель для боевой машины, однако и он не устраивает Пентагон.

Разумеется, основной причиной потерь является тактика использования танков. Во время боев в Фаллудже "Абрамсы" пришлось ввести в город - боевиков, укрывавшихся в зданиях, нельзя было достать ничем, кроме танковых орудий (что звучит несколько странно, учитывая, что американцев активно поддерживала авиация). Именно в этом городе танкисты понесли ощутимые потери.

Однако дело не только в тактике. "Абрамс", как и новейшие российские Т-80 и Т-90, оказался совершенно беззащитен перед противотанковым оружием. Теперь этот танк, переживший несколько модернизаций, похоже, подвергнется еще одной - противопартизанской. В ходе нее "Абрамс" получит, по крайней мере, шесть конструкционных изменений и дополнений:

  • На башне будет установлен щиток для пулемета. Из этого пулемета может стрелять заряжающий, если боевая обстановка не позволяет использовать пушку.
  • Танк получит второй пулемет, управляемый из башни дистанционно. Его можно задействовать, если заряжающий по каким-либо причинам не может высунуться из люка. Такой системой, кстати, уже оснащены российские танки.
  • Моторное отделение защитят противокумулятивной решеткой, которая заставит гранаты РПГ взрываться, не долетая до брони.
  • По бокам установят дополнительные экраны, которые защитят элементы подвески и тонкую бортовую броню.
  • Сзади будет установлен телефон для того, чтобы сопровождающие танк пехотинцы смогли по нему связаться с экипажем.
  • Наконец, в боезапас будут включены шрапнельные боеприпасы, эффективные против небронированных машин и солдат. Один выстрел таким снарядом будет равен 1100 выстрелам из стрелкового автоматического оружия.

    Все эти нововведения, конечно, помогут танкистам избежать неприятных последствий обстрелов, но как противостоять самому эффективному средству поражения танков - минам? И смогут ли телефоны и экраны помочь при обстреле танка новейшими ПТУРами?

    Так что пока в противостоянии танков и противотанкового оружия танкисты все равно ощутимо проигрывают.

    Павел Аксенов

  • Другие материалы