Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Ричард Майерс обрек США еще на девять лет войны

На вопрос "что сейчас происходит в Ираке?" ни у кого нет четкого ответа

Как признал недавно председатель Объединенного комитета начальников штабов американский генерал Ричард Майерс, "противостояние военнослужащих США и иракских боевиков может продлиться от 3 до 9 лет". По его словам, предстоят тяжелые бои, однако в итоге все будет хорошо. Законные власти обязательно одержат победу, а повстанцы будут разгромлены. Но слова высокопоставленного генерала являются по сути еще одним признанием того, что иракская кампания - это "всерьез и надолго".

Так, в среду 11 мая в родном городе бывшего правителя Ирака Саддама Хусейна, Тикрите, был взорван автомобиль. В результате теракта погибли 27 человек и более 70 получили ранения. В тот же день в Эль-Хувейдже, в 200 километрах к северу от Багдада, боевик-смертник взорвал себя, затесавшись в толпу волонтеров, пришедших записываться в иракскую Национальную гвардию, - погибли 30 и были ранены 25 человек.

Этим список недавних терактов не исчерпывается. Взрывы и так практически ежедневно происходят по всему Ираку. Однако в последние две недели боевики развернули особенно активную деятельность. С конца апреля, когда было сформировано новое правительство страны, в терактах погибли более 400 человек, что даже для такой страны, как Ирак, является мрачным рекордом.

В качестве мишеней террористы, как правило, выбирают полицейские участки или пункты записи в Национальную гвардию. В логике террористам не откажешь - тем самым они достигают сразу несколько целей.

Во-первых, взрывы направлены на запугивание населения. Тяжелейшая экономическая ситуация в стране не оставляет большинству простых иракцев иного выбора, кроме как записываться в государственные структуры: в полицию, гвардию и силы безопасности. И взрывы в местах скопления желающих надеть форму гвардейцев ясно дают понять тем, кто надеется на новую жизнь, что с властью лучше не сотрудничать.

Во-вторых, используя классическую тактику уничтожения "коллаборационистов", которая приносит нужный политический эффект, боевики одновременно избегают столкновений с хорошо оснащенными подразделениями американской армии.

В-третьих, теракты - это послания новому правительству Ирака: "Хотите остановить террор? Не получится, сколько бы вы ни старались". И в-четвертых, кампания террора призвана показать миру, что оптимистические заявления американцев и нового правительства Ирака - не более чем пустые слова.

Чтобы как-то сбить волну терактов, военное командование США недавно решилось на открытые боевые действия. На западе Ирака, в провинции Анбар, возле границы с Сирией началась спецоперация "Матадор": около тысячи морских пехотинцев США при поддержке авиации и боевых вертолетов приступили к массированным зачисткам населенных пунктов. Сообщается, что одной из целей операции является поимка иорданца Абу Мусаба аз-Заркави - по данным разведки, он скрывается именно в этом регионе.

Но даже если американцам удастся захватить главного иракского террориста, то основную проблему это не решит. Его место тут же займет кто-нибудь другой, из самого аль-Заркави исламская пропаганда немедленно сделает "мученика за веру", и повстанческая сеть будет продолжать действовать с прежним успехом. Хотя "активная фаза" иракской кампании закончилась 1 мая 2003 года, два прошедших года показали, что об окончательном поражении иракского сопротивления говорить все еще рано. Пока речь идет о том, сумеют ли американцы удержать его хоть под каким-то контролем. По словам генерала Майерса, возможности боевиков сейчас находятся примерно на том же уровне, что и в 2004 году, - то есть год активных антипартизанских действий не дал никаких ощутимых результатов.

Перефразируя известную поговорку, Ирак для США превратился в "чемодан без ручки" - нести тяжело, а бросить жалко. Хотя после формирования нового правительства Ирака Вашингтон заявил, что наведение порядка в стране теперь зависит главным образом от иракских политиков, похоже, что ставка на "вьетнамизацию" Ирака не оправдывает себя. Новое правительство пока ни на что не способно, кроме обсуждения всплеска насилия и решения второстепенных проблем вроде учреждения комитета по подготовке новой конституции, которую предстоит принять на всенародном референдуме в октябре 2005 года.

Поэтому американцам приходится реагировать самим. В первую очередь, увеличением ассигнований на проведение силовых операций. Недавно Конгресс США единогласно выделил 82 миллиардов долларов на нужды Пентагона в Ираке и Афганистане. При этом на подготовку национальных армий в указанных странах планируется затратить всего около семи миллиардов долларов. Поскольку точных данных, куда именно пойдет остальная часть денег, нет (администрация Буша заявляет, что не может сообщить эту информацию, поскольку это будет зависеть от обстановки в Ираке), то остается предположить, что остальные 75 миллиардов будут истрачены на финансирование собственно военных операций.

Но какие именно операции необходимо проводить, в Пентагоне, похоже, действительно не знают. Массированные зачистки обширных районов, вроде упомянутой операции "Матадор", не так эффективны, как кажутся. Если в такие сети и попадется "крупная рыба", то, как правило, случайно. А "мелкого улова" в Ираке столько, что из тюрем приходится периодически выпускать подозреваемых - элементарно не хватает мест.

К тому же, как это ни парадоксально звучит, в настоящее время ни у одной стороны в Ираке - ни у американцев вместе с новым иракским правительством, ни у боевиков - нет четко определенной стратегической цели. "Построение демократии", о котором не устает твердить Джордж Буш - не более чем благое намерение, не подкрепленное пока никакой по-настоящему эффективной программой действий. А "изгнание неверных и истребление предателей", о чем постоянно заявляют боевики, стратегической целью также не назовешь. Даже если допустить, что "неверные" уйдут, а "предатели" будут перебиты, то окажется, что к политическому решению нынешней ситуации боевики также не готовы.

Остается война ради войны - бессмысленная и жестокая бойня. И преимущество в ней - по крайней мере, информационное и политическое - пока что на стороне повстанцев. По различным оценкам, с начала иракской кампании американские войска потеряли более 1600 военнослужащих, а в целом войска коалиции недосчитались 1780 солдат и офицеров. Количество раненных американских военнослужащих за весь период боевых действий, по официальным данным, превысило 11,5 тысяч человек. Однако эксперты считают, что данные Пентагона неточны, и исчисляют количество раненых в промежутке от 13 до 38 тысяч американцев.

Что же касается американских союзников, то за два года Великобритания потеряла в Ираке 87 человек, Италия - 21, Украина - 18, Польша - 17, Испания - 11, Болгария - 8, Словакия - 3, Эстония, Таиланд и Голландия - по 2, Дания, Сальвадор, Венгрия, Латвия и Казахстан - по одному человеку.

Количество погибших иракских солдат и сотрудников правоохранительных органов достигло 2000 человек. О количестве жертв среди мирных иракцев ничего точно не известно, но речь идет о тысячах - по оценкам некоторых экспертов, эти потери могут составлять 25 тысяч человек.

Единственным выходом в такой ситуации могло бы стать появление сильного иракского лидера, способного, не считаясь ни с чем, усмирить волну террора. Однако это невозможно - ни шииты, ни сунниты, ни курды таким лидером похвастаться не могут. Да и появись такой - в условиях американской оккупации он бы не смог ничего сделать, поскольку был бы стреножен различными демократическими процедурами. К тому же сильный лидер в Ираке уже был, и совсем недавно - Саддам Хусейн. Но его свергли в 2003 году. Саддам нарушал права человека и замышлял различные злодейства, вроде изготовления оружия массового поражения, но страна при нем была единой и не страдала от повсеместной гражданской войны. Сейчас ОМП в Ираке нет, нарушений прав человека со стороны государства тоже нет, а есть демократия и непрекращающиеся боевые действия.

В общем, в сегодняшнем Ираке царит полная неопределенность на фоне постоянного насилия. Что будет дальше, не способен предсказать никто - ни аналитик, ни астролог, ни тем более правительства Ирака и США. Одно можно, правда, утверждать с уверенностью - в ближайшее время американские военные из Ирака не уйдут, так как это было бы жесточайшим моральным поражением США, похуже вьетнамского.

А у самих иракцев отношение к тому, что сейчас творится в стране, насквозь философское. Если спросить рядового иракца, хочет ли он, чтобы американцы остались, он скорее всего скажет "нет". А если спросить, хочет ли он вывода американских войск, он также скажет "нет". Он хочет, чтобы американцы оставались в Ираке, охраняли границы и защищали его от боевиков, но при этом не хочет, чтобы они постоянно маячили перед глазами, ездили по дорогам и патрулировали улицы. А сколько при этом погибнет солдат или мирных граждан - Аллаху виднее.

Сергей Карамаев

Мир00:0220 августа
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?