Новости партнеров

И чтоб в доме было тихо!

В Северной Осетии сменилась власть. На ту же самую.

Президент Северной Осетии Александр Дзасохов подал в отставку. Это событие было ожидаемым, как и то, что регион возглавил бывший спикер парламента республики Теймураз Мамсуров. Смена власти в республике прошла ровно и спокойно. Радикальных изменений в политике Северной Осетии не предвидится, массовых выступлений протеста и митингов с захватом зданий, как это порой случается в северокавказских республиках, тоже, скорее всего, не будет. Недовольна только оппозиция, в первую очередь "Матери Беслана", но для осетинских властей это, по-видимому, "зло" привычное. Остается только поздравить Кремль с аккуратно проведенной операцией "Преемник" - на этот раз рокировка прошла на удивление чисто.

Теперь уже экс-президент Северной Осетии, 71-летний Александр Дзасохов - уроженец города Владикавказа (ранее Орджоникидзе). Высшее образование получил в Северо-Кавказском горно-металлургическом институте (1957). Как и положено человеку с хорошим для советской власти происхождением (из потомственных железнодорожников), к тому же с задатками лидера, он пошел по комсомольской стезе - по окончании института был избран первым секретарем Орджоникидзевского горкома ВЛКСМ. До начала 1960-х годов он продолжал свое восхождение по комсомольской лестнице, в частности, переведясь в Москву, работал ответственным организатором ЦК ВЛКСМ. Далее его двинули по международной линии - он отработал год на Кубе, причем это были 1963-1964 года, когда СССР и США едва не вступили в серьезный конфликт из-за Острова Свободы. В 1967 году Дзасохова избрали первым секретарем Советского Комитета солидарности стран Азии и Африки, а затем первым заместителем председателя Комитета. В этом качестве он работал почти 20 лет, до 1986 года.

Его борьба против мирового колониализма была отмечена как родиной, так и дружественными странами - он был награжден орденами Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, и получил несколько наград Афганистана, Венгрии и Вьетнама. Потом Дзасохов добросовестно отработал послом СССР в Сирии. Надо сказать, что ему удалось многое сделать для укрепления советских позиций в этой стране - иначе по окончании работы сирийцы бы не наградили его своим высшим орденом. Всего же по роду деятельности Дзасохов за свою карьеру побывал в 73 странах, участвуя также в работе ООН и ПАСЕ.

Дзасохов стал первым главой национальной республики, который ушел со своего поста после административной реформы, предложенной президентом Путиным осенью 2004 года. Республикой Дзасохов руководил бессменно с января 1998 года. В 2002 году он выиграл вторые президентские выборы и получил мандат на правление до января 2006 года. Скорее всего, он и правил бы Северной Осетией до конца своего срока, а там мог бы и попытаться попробовать вариант с третьим сроком, но все планы спутала трагедия в Беслане. Спустя 9 месяцев после событий в Беслане, он, взвесив все шансы, решил, что лучше спокойно уйти. По словам своего пресс-секретаря, Игоря Дзантиева, Дзасохов принял решение об отставке самостоятельно, причем в начале 2005 года.

Вполне возможно, что бывший президент и принял это решение исключительно самостоятельно. Но смена власти на Северном Кавказе - это событие, которое не может не быть согласованным с Москвой. Это на Вологодскую, допустим, область Кремль может смотреть вполглаза, но в Кавказском регионе Москву интересует, прежде всего стабильность, и поэтому уж чему-чему, а смене глав в национальных горских республиках внимание будет уделяться самое пристальное.

В принципе, Дзасохов на посту президента Кремль вполне устраивал. При нем регион развивался: были решены вопросы коммуникаций, в частности обеспечения населения телефонами, шло дорожное строительство, выделялись значительные суммы на решение социальных проблем. Власть уделяла внимание вопросам занятости населения, что в определенной степени понизило социальную напряженность и позволило говорить о стабильности. Но последняя, как известно, является материей крайне зыбкой, а уж на Кавказе - тем более.

События 1-3 сентября 2004 года - захват заложников в школе, последующее ожидание и штурм - потрясли республику. И послужили толчком к обвальному падению авторитета республиканской власти. Основное обвинение, которое высказывали в адрес официальных лиц, и, прежде всего президента республики - это фактическое попустительство террористам и последовавшая гибель детей. Дзасохова обвиняли в том, что он не сумел предотвратить теракт, в том, что во время захвата школы он вел себя неправильно, и в том, что после развязки трагедии вел себя еще более неправильно, устраивая митинги в свою поддержку, вместо того, чтобы разделить скорбь и боль народа.

Не отрицая эти обвинения, можно, правда, добавить следующее. Вообще-то руководить операцией по спасению заложников должен был не президент республики, а профессионалы, которых государство специально готовило на случай подобных действий, или хотя бы высшие должностные лица силовых ведомств. Но ни один высокопоставленный силовик не взял на себя ответственность по спасению людей. Дзасохову ничего не оставалось сделать, как находясь в безвыходном положении принять на себя руководство. Возглавь штаб не он, а кто-нибудь другой - возможно людской гнев и не пришелся бы на Дзасохова.

Что касается обвинений Дзасохова в трусости, когда террористы предложили ему и президенту Ингушетии пройти внутрь школы к заложникам, то это тоже вопрос, как говорится, спорный. Как рядовой гражданин, Дзасохов мог бы предложить себя в заложники вместо детей и, вполне возможно, так бы и сделал. Но он - не рядовой. Он чиновник высокого ранга. В подобных ситуациях правила спецопераций прямо запрещают действия подобного характера. Террористы однозначно восприняли бы приход к ним Дзасохова как свою победу - им удалось поставить на колени не кого-нибудь, а президента. Так что офицеры спецслужб могли просто запретить Дзасохову это делать, хотя бы по той причине, что террористы его бы там и застрелили, а на разрешение кризиса это не повлияло бы.

Во-вторых, люди хорошо знающие Дзасохова, в частности генерал Ким Цаголов, могут подтвердить, что личным мужеством экс-президент Северной Осетии обладает в полной мере. В феврале 1978 года на Кипре палестинские боевики из "Черного сентября" устроили стрельбу и захватили 40 человек, в том числе и членов советской делегации, прибывших на конференцию. Дзасохов, бывший в числе заложников, по воспоминаниям очевидцев вел себя исключительно мужественно. В тот раз все окончилось благополучно - террористы отпустили заложников, но пленникам 8 часов пришлось простоять под дулами автоматов.

Жители Северной Осетии начали требовать отставки Дзасохова сразу после теракта в Беслане. И тут выяснилось, что стабильность в регионе и отсутствие социальной напряженности являлись тонкой пленкой, под которой накопились претензии. Недовольство властями росло постепенно, и Беслан послужил толчком к тому, чтобы эта пленка лопнула.

В республике пошли акции протеста. Не такие многочисленные, как это было, допустим в период выборов на Украине, но постоянные. Осетинская оппозиция, и в первую очередь комитет "Матери Беслана", требовала отставки президента республики. Люди устраивали митинги, перекрывали дороги, писали в Кремль, устраивали пресс-конференции.

Известно, что большое количество муравьев и слона способно довести до безумства. Когда акций много и они фактически не прекращаются, то даже самая непробиваемая власть начнет уставать. К тому же отреагировать на подобные мероприятия власти республики не могли и до сих пор не могут - оппозиция старается действовать мирно, а применять силовые методы в республике, где память о большой стрельбе в сентябре прочно сидит в памяти, власть не решается.

Но и пойти навстречу требованиям протестующих Кремль также не мог - в таком случае это автоматически создавало бы прецедент и неизвестно чем бы закончились подобные народные волеизъявления, наложенные на не самый флегматичный менталитет. В схожей ситуации Кремль уже проявил твердость - когда осенью 2004 года в Карачаево-Черкесии разразился политический кризис, связанный с обвинением зятя президента в убийстве, то Москва не стала сдавать Батдыева, несмотря на то, что дело дошло до погрома резиденции главы республики.

Возможно, что после сентября 2004 года в Кремле дали понять Дзасохову, чтобы он на всякий случай подумал над тем, как ему освободить кресло первого лица. Вероятнее всего это было именно пожелание, поскольку, как говорилось выше, президент вполне устраивал Центр. Но присмотревшись и поняв, что трагедия Беслана не сможет послужить сплочению края в деле борьбы с экстремизмом и терроризмом, Кремль задумался всерьез о смене власти в республике. Тем не менее Дзасохов всегда был лоялен Кремлю, и ему разрешили действовать на свое усмотрение, но не затягивать с вопросом.

Не затягивать - потому что в сентябре исполнится год со дня трагедии. Находись в этот момент Дзасохов у власти, скорбная дата вполне могла бы послужить детонатором к разного рода беспорядкам или массовым выступлениям протеста. А лето 2005 года, по-видимому, показалось всем удобным временем, для того чтобы сделать тихий размен.

Впрочем, некоторые политики считают, что Беслан и последующее недовольство не являются причиной отставки президента. По мнению сенатора от Северной Осетии Эрика Бугулова, Дзасохов принял решение уйти еще в начале 2004 года, но в силу ряда обстоятельств не смог, а потом случился Беслан, и уходить было никак нельзя.

Но принял ли Дзасохов решение уйти в январе 2004 или же 2005 года - в принципе неважно. Важно то, что он сумел найти преемника, передать ему власть и с помощью Кремля сделать это буднично и спокойно. Искать долго не пришлось - о том, что Дзасохов передаст власть председателю парламента Теймуразу Мамсурову говорили многие, и вероятность подобного шага составляла более 50 процентов. Что неудивительно, поскольку Мамсуров был тесно связан с Дзасоховым еще с конца 1980-х годов. Тогда Дзасохов был первым секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС, а Мамсуров в то же самое время был инспектором обкома партии. После победы Дзасохова в 1998 году на президентских выборах по представлению президента, Мамсуров был избран парламентом главой правительства республики, а в 2000 году стал спикером парламента. Так что с точки зрения как Кремля, так и местной власти Мамсуров выглядел наиболее достойным кандидатом. Что и подтвердилось - за назначение Мамсурова республиканский парламент проголосовал практически единогласно.

Бесланский уроженец Теймураз Мамсуров закончил тот же институт, что и Дзасохов, также работал в комсомольских, партийных и советских органах, но в отличие от своего старшего коллеги, международными делами не занимался. Он успел стать доктором политических наук, экспертом в области федеративных отношений. В республике он известен, помимо других дел, своей защитой малого бизнеса. В частности, он выступал за налоговые льготы для малых предприятий, которые непосредственно производят продукцию и оказывают бытовые услуги населению.

Так что в принципе рокировкой остались довольны все. Кроме населения. Местная оппозиция, которая прошлой осенью даже рассматривала Мамсурова как свой вариант, сейчас категорически не согласна с тем, что произошло в конце мая - начале июня. По ее мнению, Мамсуров намного хуже Дзасохова и его правление может обернуться для республики непредсказуемыми последствиями. Требование оппозиции однозначное: в руководстве республики вообще не должно остаться людей Дзасохова. В связи с этим перед зданием парламента уже начался пикет Комитета "Матери Беслана".

Правда "привязать" Мамсурова к Беслану оппозиции будет трудно. Дело в том, что во время теракта среди заложников были дети Мамсурова. Террористы тогда вычислили детей спикера и даже дали им позвонить отцу. Но Мамсуров на уступки не пошел: двоих детей нынешнего главы республики 3 сентября вынесли из школы вместе с другими.

Сам Мамсуров своей первоочередной задачей задачей сейчас считает не "борьбу с коррупцией" (именно тотальную коррумпированость власти оппозиция называет источником всех бед в республике), а восстановление занятости населения: создание рабочих мест и снижение процента безработицы среди женщин.

Возможно, конечно, что проблемы у Кремля с Мамсуровым возникнут в другой сфере. О соседях по региону он говорит без особой любезности. Когда его спросили, как осетины будут реагировать на произошедшую трагедию, то он ответил следующим образом: "Если российское правительство ничего не предпримет, мы вспомним наши традиции и закон гор и будем вынуждены вернуться к тому, как жили 200 лет назад".

Реакция на назначение Мамсурова понятна. Человек бывшего президента, который при вступлении в должность особо подчеркнул, что "все, что было начато Александром Дзасоховым, будет успешно продолжено", у оппозиции вызывает отторжение. Более того, по мнению противников Мамсурова, центральная власть при назначении нынешнего главы вообще не поинтересовалась мнением народа. Но об этом, как говорится, надо было раньше думать.

Сергей Карамаев