Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Рембрандт возвращается на родину

Россия готова вернуть Нидерландам коллекцию рисунков и картин, вывезенную из Германии

В понедельник 13 июня заместитель руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Анатолий Вилков отчитался перед общественностью об успехах в деле классификации перемещенных ценностей, оказавшихся после Второй мировой войны на территории Советского Союза (впоследствии - Российской Федерации).

Вилков выступает с подобными отчетами достаточно часто, однако на этот раз приведенные им сведения несколько необычны. Дело в том, что в числе предметов культуры, которые решено вернуть странам, лишившимся их после Второй мировой войны, упомянуто уникальное собрание картин и рисунков западноевропейских мастеров, вывезенное в СССР с территории Германии, вернуть которое предполагается Нидерландам.

Сестрам по серьгам

Заявив о том, что в настоящий момент межведомственная комиссия рассматривает претензии о возвращении перемещенных ценностей со стороны Австрии, Бельгии, Греции и Люксембурга, Вилков подробнее остановился на претензиях, уже удовлетворенных российской стороной.

В частности, был упомянут возврат Украине фресок Михайловского собора, решение вернуть Венгрии собрание книг из библиотеки Шарошпатакского реформаторского колледжа, а также возврат Нидерландам 22 архивных фондов, вывезенных из нее после Второй мировой войны. В одном ряду с ними стоит и заявленное Вилковым намерение российского правительства вернуть Нидерландам некую коллекцию западноевропейских гравюр и живописи, хранящуюся в Пушкинском музее, которая может быть российской частью известной коллекции Кенигса (другая часть этой коллекции ранее находилась в собственности Украины, которая уже вернула ее Нидерландам).

Украинские фрески

Сообщение о том, что решено восстановить право собственности Украины на четыре фрагмента фресок из Государственного Эрмитажа, не стало новостью.

Речь идет о сохранившихся фресках собора Михайловского Златоверхого монастыря, построенного в Киеве в начале XII века по приказу Великого киевского князя Святополка Изяславича.

В 1934 году, по решению местных властей, здание собора было разрушено. Перед этим ученым разрешили провести архитектурные обмеры собора и снять с его стен мозаики и фрески, часть которых была перенесена в Софийский собор, а часть попала в музеи Киева.

Всего к 1941 году в музеях города находился 31 фресковый фрагмент из Михайловского собора. 27 из этих фрагментов осенью 1943 года были отправлены в Германию немецкими оккупационными властями.

После капитуляции Германии 10 фрагментов были возвращены в Киев, а 17 направлены в Центральное Государственное хранилище музейных фондов в городе Пушкине под Ленинградом. Документация на них, и до войны не слишком подробная, была практически полностью утрачена, и ученые могли только предполагать, что имеют дело с фрагментами стенного убранства Михайловского собора.

Из хранилища фресковые фрагменты были переправлены в Новгородский краеведческий музей, который в 1953 году передал 11 из них Эрмитажу на постоянное хранение.

После того как правительство Украины приняло решение о восстановлении архитектурного ансамбля Михайловского Златоверхого монастыря и, в том числе, Михайловского собора, началась работа по выявлению относящихся к нему памятников. Экспертам Эрмитажа удалось точно определить происхождение четырех фресковых фрагментов, которые в феврале 2001 году и были переданы Украине.

В ходе дальнейшей работы совместная российско-украинская комиссия установила, что из оставшихся семи фрагментов, находившихся в Эрмитаже, один несомненно происходит из Михайловского собора, а остальные шесть - с большой долей вероятности также относятся к этому комплексу. В феврале 2004 года они также были переданы Украине.

Очевидно, в своем выступлении Вилков имел ввиду первые четыре фресковых фрагмента, переданные Киеву еще в 2001 году. Непонятно, впрочем, почему он не упомянул об остальных семи фрагментов, о возврате которых ему хорошо известно: еще в феврале 2005 года все тот же Анатолий Вилков заявлял, что Украине возвращены все 11 фрагментов из Эрмитажа, как это и предусмотрено законом в отношении бывших союзных республик.

Венгерская библиотека

Говоря о том, что принято решение вернуть уникальное собрание книг из библиотеки Шарошпатакского реформаторского колледжа Венгерской реформаторской церкви, Вилков также лишь констатировал уже свершившийся факт. Решение об этом было принято правительством РФ несколько месяцев назад.

Напомним, что речь идет о нескольких десятках редчайших книг и рукописей, оказавшихся после войны в Нижнем Новгороде. Сведения о том, как они туда попали, расходятся. По венгерской версии, еще в 1938 году, после начала военных действий на чехословацко-венгерской границе, наиболее ценные экземпляры книжной коллекции колледжа в Шарошпатаке были перевезены в столицу Венгрии и помещены на хранение в два будапештских банка, откуда потом пропали. По другим данным, книги были реквизированы гитлеровскими войсками, у которых их отбили части советской 49-й армии.

Так или иначе, после войны книги попали в Государственный Горьковский художественный музей, затем были переведены в отдел рукописей и редких книг Нижегородской государственной областной библиотеки, где хранятся до сих пор. В 2002 году Венгрия подняла вопрос об их возвращении, и в апреле 2005 года правительство РФ решило передать их Венгрии.

Как ранее пояснял сам Вилков, это было сделано в полном соответствии с российским законом о перемещенных ценностях, так как речь идет о церковном имуществе, и Россия ожидала только принятия Венгрией аналогичного закона, который гарантировал бы возвращение российских культурных ценностей, оказавшихся в ходе Второй мировой войны на территории Венгрии.

Вообще говоря, это не первый случай возврата властями новейшей России церковного имущества. Так, несколько лет тому назад Германии были переданы фрески Мариенкирхе.

Теперь, так как библиотека Шарошпатакского реформаторского колледжа была причислена к "культурным ценностям, имеющим уникальный характер, особо важное историческое, художественное и научное значение", законопроект о передаче их Венгрии будет внесен в Государственную думу, где, по всей видимости, и будет одобрен без больших проблем.

Нидерландские архивы

Заявление Вилкова о том, что Россия удовлетворила претензии Голландии и передала этой стране 22 архивных фонда, вывезенных из нее после Второй мировой войны, также явилось лишь констатацией факта. Фонды были переданы еще в 2001 году, после визита в Нидерланды президента РФ Владимира Путина, который и пообещал королеве Беатрикс вернуть их.

В феврале 2005 года Вилков, комментируя решение о передаче этих фондов, заявил, что оно вполне обосновано и не противоречит положениям закона о перемещенных ценностях, так как Голландия была оккупирована гитлеровскими войсками и не являлась союзником Германии. Он подчеркнул, что были переданы только те фонды, которые принадлежат непосредственно Нидерландам, фонды же, формировавшиеся германским оккупационным правительством на территории страны, остались в России.

Он также сообщил, что Нидерланды, со своей стороны, выразили готовность компенсировать расходы за 50-летнее хранение этих архивов, а также оказать финансовую помощь в микрофильмировании документов из архива голландского королевского дома, представляющих интерес для российских историков и, в частности, писем Николая I, проливающих дополнительный свет на обстоятельства гибели Пушкина.

Коллекция Кенигса

А вот сообщение о том, что Россия, судя по всему, готова вернуть Нидерландам коллекцию западноевропейских гравюр и живописи, хранящуюся в Музее Изобразительных искусств имени Пушкина в Москве (часть так называемой коллекции Кенигса), стало настоящим сюрпризом, так как до последнего времени российская сторона заявляла, что об этом не может быть и речи.

Коллекция, о которой идет речь, получила свое название по имени германского финансиста и предпринимателя Франца Кенигса, увлеченного коллекционера живописи, в 1920-х годах перебравшегося в Нидерланды.

К началу 1930-х годов в коллекции Кенигса находились 2671 рисунок и 47 картин. Среди входивших в нее произведений искусства были работы Брейгеля, Босха, Рембрандта, Дюрера, Хольбейна, Кранаха-старшего, Рафаэля, Леонардо да Винчи, Фрагонара, Ватто и Гойи. В начале 1930-х, попав в затрудненные финансовые обстоятельства, Кенигс вынужден был заложить свою коллекцию. В 1940 году, окончательно разорившись, он продал ее голландскому предпринимателю и коллекционеру Даниэлю ван Бейнингену.

Существуют разные версии того, каким образом часть коллекции Кенигса попала в Германию. Потомки ван Бейнингена утверждаю, что ее незаконно конфисковали германские войска, оккупировавшие Нидерланды в 1940 году, однако, что более вероятно, предприниматель мог просто продать ее представителями Гитлера, задумавшего создать в Германии величайший в мире музей изобразительного искусства.

Так или иначе, часть картин и рисунков из коллекции Кенигса после войны обнаружились в Дрездене и были вывезены в Советский Союз. Большая часть коллекции попала в запасники московского Музея Искусств имени Пушкина, часть была отправлена в Киев.

С официальным признанием того, что часть коллекции Кенигса (всего 307 работ) находится в Пушкинском музее, выступил в 1992 году министр культуры РФ Евгений Сидоров. Вскоре после этого была создана специальная российско-голландская рабочая группа экспертов, которая провела более 10 заседаний, но так и не смогла прийти к взаимопониманию относительно дальнейшей судьбы коллекции.

К активным действиям по возвращению коллекции Нидерланды перешли в 2004 году, когда, в ходе переговоров с премьер-министра РФ Михаилом Фрадковым, прибывшим в Голландию обсуждать главным образом экономические проблемы, вице-премьер страны Геррит Залм неожиданно попросил его поспособствовать возвращению коллекции Кенигса в страну. Залм напомнил Фрадкову, что Украина свою часть коллекции Кенигса уже вернула, и указал, что Нидерланды надеются на "такое же понимание с российской стороны".

Претензии Нидерландов вызвали некоторую панику среди российских любителей искусства, вполне резонно опасавшихся, что российское правительство способно неожиданно сделать жест доброй воли и просто отдать Голландии коллекцию, стоимость которой в настоящий момент превышает 500 миллионов долларов.

Однако российские власти тогда никаких поспешных действий предпринимать не стали и, более того, вроде бы дали понять, что широкого жеста в украинском стиле можно не опасаться. Так, в мае 2005 года все тот же Вилков заявил, что коллекция была вывезена из Германии в качестве компенсации российских потерь художественных произведений во время войны и по закону является федеральной собственностью.

Он подчеркнул, что Россия согласна вернуть Нидерландам свою часть коллекции Кенигса только при условии полноценного обмена, и указал, что этот вопрос будет вынесен на заседание межведомственного совета по вопросам перемещенных ценностей, которое состоится в ноябре 2005 года.

Это заявление Вилкова, казалось бы, четко указывало, что Россия рассматривает находящуюся на ее территории часть коллекции Кенигса как бывшую собственность фашистской Германии. Тем неожиданнее выглядит его же нынешнее заявление о том, что претензии правительства Нидерландов, касающиеся коллекции Кенигса, удовлетворены.

Заявление Вилкова окажется еще более загадочным, если учесть, что никакого официального сообщения о каком-либо соглашении между Россией и Нидерландами, способствующем решению данной проблемы, до сих пор не появлялось.

Кто здесь лишний ?

Несложно заметить, что в трех из четырех упомянутых случаев возвращения Российской Федерацией ценностей, оказавшихся после войны на территории Советского Союза, речь идет об уже официально принятых и обнародованных решениях. Фрески Михайловского собора уже переданы Украине, законопроект о передаче Венгрии библиотеки Шарошпатакского колледжа вскоре будет рассматриваться в Думе, голландские архивные фонды вернулись на родину еще четыре года назад.

Упоминание коллекции Кенигса в перечне предметов искусства и культуры, передача которых другим государствам - дело решенное или уже состоялась, вызывает некоторые опасения. Разумеется, еще может оказаться, что Вилков просто оговорился, что он имел в виду совсем не то, что сказал, или что журналисты неправильно поняли его слова. Но не исключена и возможность того, что речь идет о намеренной провокации.

Заявление Вилкова может оказаться "пробным шаром", по реакции на который со стороны общественности можно будет судить, удастся ли правительству безболезненно передать Нидерландам коллекцию Кенигса.

Хотя никаких подробностей того, как именно Россия удовлетворила (или намерена удовлетворить) претензии Нидерландов по поводу коллекции Кенигса, Вилков не сообщил, возможных вариантов не так уж много. Собственно, их два.

Первый вариант: Россия продолжает рассматривать коллекцию Кенигса как бывшую собственность фашистской Германии, подпадающую под действие закона о перемещенных ценностях, и соглашается вернуть ее Нидерландам в качестве жеста доброй воли или в обмен на что-либо столь же ценное.

Второй вариант: Россия пересматривает свои взгляды на коллекцию Кенигса и признает ее собственностью граждан Нидерландов, незаконно вывезенной на территорию Германии. В таком случае, она не подпадает под действие закона о перемещенных ценностях и должна быть возвращена в Нидерланды.

Можно предположить, что в настоящий момент речь идет именно о втором варианте. В пользу этого предположения, в частности, может косвенно свидетельствовать то обстоятельство, что, говоря о возвращении коллекции Кенигса, Вилков упомянул об архивных фондах, давно переданных Нидерландам именно на этих основаниях.

В пользу этого свидетельствует и новая, недавно предложенная представителями Нидерландов, версия обстоятельств, при которых коллекция могла попасть в Германию. Они признали, что ван Бейнинген продал свою коллекцию представителю Гитлера, но указывают, что все подобные сделки, осуществленные в период оккупации, были вынужденными и потому должны быть признаны незаконными.

Действительно ли Россия собирается вернуть Нидерландам коллекцию Кенигса станет понятно в ближайшие несколько месяцев. Скорее всего - в ноябре 2005 года, когда определением статуса коллекции должен будет заняться межведомственный совет по вопросам перемещенных ценностей.

Культура00:0216 октября
Спектакль «Далеко отсюда» театра LiquidTheatre

Как большие

Эти российские театры делают вид, что они современны и независимы. Почему это не так?
Культура00:0114 октября

Галактика в опасности

Этот российский фильм 6 лет снимают на бюджетные деньги. Он стоит миллиард и не окупится