Новости партнеров

Московских школьников отправили по кассам

Разрешив школам вводить платные факультативы, столичные депутаты по сути узаконили поборы с учеников

В конце апреля столичный градоначальник назвал возмутительной практику поборов в московских школах и предложил Департаменту образования не закрывать глаза на проблему. В среду, 15 июня, депутаты Мосгордумы приняли поправки в городской закон "О развитии образования". Они позволяют школам брать деньги, но только за дополнительные услуги. Наказ мэра выполнен, однако родителей это едва ли обрадует. В отличие от чиновников, они хорошо знакомы с практикой "добровольно-принудительных" факультативов.

"Вы уволены и пойдете работать на бензоколонку"

Конец учебного года - самая "горячая пора" для российских школ. И не только потому, что на это время приходятся выпускные экзамены. В мае и июне большинство детей зачисляются в первый класс, а ребятишек постарше переводят в среднюю и старшую школу. Если учителя сумеют правильно донести до родителей мысль о тех сложностях, с которыми сопряжен учебный процесс, то школа имеет все шансы решить массу хозяйственных проблем.

Особенной горячим май и июнь в этом году был для столичных школ. Жару поддал Юрий Лужков. На заседании правительства Москвы в конце апреля он привел несколько фактов вымогательства денег у родителей со стороны школьных работников и потребовал у главы департамента образования Москвы Любови Кезиной объяснений.

"Нет у нас таких школ! Я это гарантирую!", - заверила мэра Кезина. Однако внутреннее расследование все-таки провела. Целых две недели "горячая линия" департамента собирала свидетельства школьного произвола. Позвонили более 400 человек. Оказалось, что по крайней мере в 80 московских школах директора нарушают федеральные и городские законы об образовании, требуя с учеников обязательные взносы, подчас довольно внушительные. Как выяснилось в ходе "горячей линии", "вступительные" сборы доходят до 12 тысяч рублей, а ежемесячные - до 800 рублей.

Особенно отличившиеся директора в конце мая были вызваны "на ковер" в Департамент образования. "Мне стыдно стоять рядом с вами, - обрушилась Кезина на приглашенную на коллегию директора школы №1037 Татьяну Рыбину. - Вы уволены и пойдете работать на бензоколонку. Там ваша коммерческая жилка пригодится".

На "бензоколонку" отправили не только Рыбину. "Вы, директора, вообще обалдели, - продолжала на повышенных тонах глава департамента. - К вам многодетная мать приходит, и вы с нее требуете денег... Опомнитесь!", - потребовала госпожа Кезина от своих подчиненных. Некоторое время директора пытались возражать, ссылаясь на то, что жалобы поступают в основном от анонимов. К тому же школы недофинансированы, что фактически не оставляет директорам выбора. Однако оправдаться школьным начальникам не удалось. Департамент объявил 15 выговоров директорам школ и 3 выговора главам окружных управлений образования за наличные расчеты с родителями. Еще 13 директоров были публично лишены своих постов.

Это был кнут. А в среду, 15 июня, школьным начальникам дали пряник, и тем самым разъяснился смысл показательной порки в конце мая. Берите, но не забывайтесь, - вот какую мысль хотели донести до учителей столичные чиновники. Вчера депутаты Мосгордумы проголосовали за поправки в городской закон "О развитии образования". Они позволяют школам на платной основе оказывать только дополнительные услуги.

Казалось бы, это верное решение. Школы получают источник внебюджетного финансирования, родители - закон, защищающий их от поборов, а государство избавляется от необходимости увеличивать расходы на образование. Однако так может показаться только тем, кто плохо знаком с российской школьной практикой. Например, чиновникам.

Самое платное из бесплатных

То, что чиновники не от мира сего и интересуются проблемами простых смертных только в самых крайних случаях, это, конечно, не секрет. Общеизвестно и то, что газеты они читают только в тех случаях, когда те пишут о них гадости (и тут же бегут в суд). А вот столичные власти, как выяснилось, еще и статистикой не пользуются. Иначе они бы знали, что опросы, проведенные социологами ВЦИОМ и ФОМ в преддверии первого сентября прошлого года, убедительно доказали, что образование в России де-факто давно уже стало платным. Ни разу не заплатить ни копейки за учебу любимого чада удавалось лишь двум процентам родителей. Для остальных же оплата из собственного кармана разнообразных нужд школ и учителей давно стала нормой.

Согласно опросам ВЦИОМ, за последние пять лет респондентам приходилось из собственного кармана оплачивать ремонт школ (это делали 38 процентов опрошенных), покупать оборудование (21), платить за охрану (21), приобретать учебно-методические материалы (32), вносить плату за дополнительные занятия по основным предметам (15) и скидываться на подарки учителям (31). Большинство опрошенных были уверены, что с каждым годом образование становится все дороже. Так считали 86 процентов респондентов с доходами менее полутора тысяч рублей на человека в месяц и 66 процентов из тех, кто ежемесячно получал более пяти тысяч рублей. По данным ФОМ, разовые расходы на подготовку к началу учебного года - покупка учебников, формы, цветов и конфет учителям - половине россиян обошлась в сумму, превышающую три тысячи рублей, а 17 процентов выложили больше пяти тысяч. При этом, согласно опросам экспертов "Левада-центра", 60 процентов россиян были уверены, что хорошего образования ни им самим, ни их детям, ни их внукам не получить.

Азбука для бизнеса

Конечно в большинстве случаев родительские деньги идут по назначению, однако весьма распространены и случаи злоупотреблений учительскими фондами. Уже сейчас, уверен президент Фонда "Индем" Георгий Сатаров, поборы в школах превратились в один из элементов коррупции.

Время от времени злоупотребления педагогов получают широкое освещение в прессе. Много шуму наделал, например, случай коррупции в школе №5 города Шахты Ростовской области. Проверка учебного заведения выявила такое число нарушений, что в замешательство пришли даже видавшие виды ревизоры. Директрису старейшей в городе школы обвиняли в торговле дипломами и медалями. По слухам, ходить на занятия в пятую было вовсе не обязательно, аттестат можно было купить - всего за 10 тысяч рублей. По словам Ларисы Каплиной (в прошлом году исполнявшей обязанности директора школы), она пришла в школу пять лет назад и у нее сразу возникли вопросы. "Я хочу знать, почему дети, работающие в летнее время от центра занятости, ни копейки не имели за свой труд? Не поступали эти деньги и в фонд школы. Куда делись подарки выпускников - видеокамера, два музыкальных центра? Исчезала и спонсорская помощь: телефоны, видеомагнитофоны. А где деньги, которые каждый месяц собирали с родителей? На 8 Марта депутат выделил нашему коллективу тридцать тысяч. Никто их тоже не увидел", - заявила Каплина в интервью "Российской газете".

Обычным делом в школе стала и пропажа классных журналов. В конце мая их изымали, чтобы вписать детей, которые никогда здесь не учились. Ребята могли быть жалкими троечниками в других школах, зато в пятой получали аттестат с отличием.

Немало любопытного можно узнать, если почитать распечатки "горячих линий" по проблемам образования, которые время от времени публикуются в российских газетах. Так, например, Ирина, проживающая в Южном округе Москвы, заявила "Комсомольской правде", что директор школы, в которой учится ее ребенок, заключила договор с швейной фирмой. "Нас заставляют сдавать деньги на жилетки по 500 рублей. Эти жилетки некрасивые, да и стоят немало... Но нам грозят отчислением из школы!", - возмущается Ирина.

С еще более вопиющим случаем коррупции пришлось столкнуться другому родителю. Его ребенок учится в первом классе одной из столичных школ. Александра (имя вымышленное) попросили внести в школу вступительный взнос, при этом дали понять, что учебному заведению требуются не деньги, а учебники, аппаратура или любые другие вещи, которые могут быть полезны в учебном процессе. Взнос, разумеется, был добровольным, однако знакомый сильно сомневается, что в первый класс зачислялись те, кто отказался помочь школе. Впрочем, к нуждам школы Александр отнесся с пониманием. Возмутило его другое. Через какое-то время директор позвонил ему домой и попросил оказать посильную помощь в ремонте личной автомашины. Посильную помощь директор оценил в десять тысяч рублей. Похожие звонки поступили и другим родителям, а также учителям. Некоторые даже помогли неимущему автолюбителю, однако большинство написали коллективное письмо в РОНО, и сейчас делом предприимчивого директора занимаются ревизоры.

Заповедник коммунизма

Лучший способ пресечь коррупцию - это запретить школам самостоятельно собирать деньги. Однако все понимают, что сделать это - значит обречь школы на медленную смерть. В Москве, по оценкам экспертов, бюджетное финансирование покрывает лишь около 60 процентов потребности школ.

В регионах ситуация еще хуже. "Обычно на текущий ремонт выделяется только 15-20 тысяч рублей в год, - говорит Галина Башкардина - депутат областного Собрания Архангельской области и директор школы №8 - в интервью газете "Правда Северо-Запада". - Что можно сделать на такие деньги? А оборудование учебных классов, приобретение учебных пособий для школьников, приборов для занятий по химии и физике? На всё это нужны деньги". По словам Башкардиной, в этом году школе выдели на покупку оборудования необычно много - 32 тысячи рублей. Впрочем, даже этих денег ни на что не хватит - самый дешевый комплект учебного оборудования стоит 36 тысяч рублей. "Пока на государственном уровне не будут решать эти вопросы (финансирование - ред.), нам придется обращаться за помощью к родителям", - уверена Галина Башкардина.

Чтобы покрыть дефицит, в последние годы в Москве была выстроена система привлечения внебюджетного финансирования через благотворительные фонды, средства которых контролировались созданными при школах попечительскими советами. Однако родителей, которые были бы готовы учить чужих детей на средства из собственного кармана, оказалось не много, и учителям пришлось в очередной раз обратиться к привычным механизмам пополнения школьной казны.

На первый взгляд, предлагаемое московскими депутатами решение вполне соответствует духу последних веяний. Еще в 1960-1970-е годы исследователи Кокс, Диссон и Байсон на примере Великобритании довольно убедительно доказали, что английский эксперимент по унификации государственного образования не только провалился, но и привел к падению образовательных стандартов. Вместо того чтобы учить молодых британцев одинаково хорошо, их стали учить одинаково плохо.

Поэтому в 1988 году Англия, отказавшаяся в середине века от созданных после войны трех типов средней школы и установившая единообразное для всей страны обучение со стандартным набором предметов и программ, реформировала свою систему образования. После этого родители школьников получили значительную свободу в выборе государственных школ, а финансирование последних было поставлено в зависимость от числа учащихся.

"Все более очевидно, что если у государства нет возможностей за собственный счет финансировать растущие потребности в этих услугах (образовательных, - ред.), то оно, в первую очередь, обязано четко и однозначно определить гарантии и стандарты предоставления тех или иных бесплатных благ для населения или отдельных его групп с учетом реальных источников финансирования", - пишет Егор Гайдар в журнале "Вестник Европы". По его мнению, должны быть определены четкие правила распределения тех услуг, которые, в силу финансовых ограничений, не могут быть общедоступными. По возможности, при распределении бесплатных услуг следует использовать механизмы, которые расширяют свободу выбора потребителя, стимулируют конкуренцию между теми, кто предоставляет эти услуги.

На первый взгляд может показаться, что столичное правительство также вводит принципы конкуренции в школах. Оно будто бы пытается заинтересовать школьников и учителей в результатах их совместного труда. Однако теория, как это часто бывает, сильно расходится с практикой. Эксперты не раз критиковали российскую систему образования за то, что предусмотренный ею механизм контроля за преподавателями плохо справляется со своей задачей. В данном случае именно это и задушит в зародыше любые признаки конкуренции в школе. Майская "горячая линия" столичного Департамента образования показала, что преподаватели уже не первый год прибегают к факультативам как одному из способов улучшить свое благосостояние, и лучше от этого никому не становится. "Учитель всегда может показать, что ребенок чего-то не знает, а следовательно, чтобы продолжить учебу в школе, ему необходимо дополнительно позаниматься. И только он (учитель) может дать ребенку необходимые знания, конечно, за определенную плату", - говорили родители.

Пока "добровольно-принудительные" сборы узаконила только Москва. Однако не исключено, что совсем скоро ее примеру могут последовать и остальные регионы страны. По крайней мере, на заседании правительства в декабре прошлого года министр образования Андрей Фурсенко очень советовал ввести плату за факультативы.

Андрей Ломкин