Возвращение броненосцев

Два последних американских линкора — "Висконсин" и "Айова" могут опять вернуться в строй

США, оставшиеся после распада СССР в гордом одиночестве в списке сверхдержав, неожиданно для себя оказались в чрезвычайно сложном положении. Бывшие соперники, как выяснилось, во многом помогали друг другу - наращивая военную мощь в определенном направлении, они определяли развитие инженерно-конструкторской мысли друг друга, не давая отклоняться в сторону. В ответ на строительство американских авианосцев СССР строил ударные подлодки, американские самолеты-разведчики и бомбардировщики заставляли советских конструкторов создавать новые зенитно-ракетные комплексы, и так далее... Теперь, когда в Вашингтоне окончательно смирились с тем, что войны с Москвой в обозримом будущем не будет, "американская военщина" потеряла верный маяк, помогавший ей двигаться вперед, развиваться. Теперь заокеанский ВПК беспомощно озирается вокруг, пытаясь понять, откуда может быть нанесен удар, к которому необходимо заранее подготовиться.

Эта ситуация привела к тому, что раскрученный за десятилетия Холодной войны маховик военной промышленности продолжает толкать Америку на огромной скорости в пустоту, а ее экипаж - Пентагон, администрация президента и Конгресс - пытаются управлять ею, озираясь по сторонам и оглядываясь назад, чтобы разглядеть соперников и противников, оставшихся далеко позади. Множество военных программ, на которые уже потрачены немыслимые суммы, оказываются неэффективными или чрезвычайно дорогостоящими. При этом те, кто мнит себя потенциальным противником США, могут спокойно разрабатывать собственные, куда более экономичные, вооружения для противодействия американским новинкам.

Примеров масса - программа ПРО, по оценкам многих экспертов, оказалась совершенно неспособной противостоять ракетам с разделяющимися боеголовками, и теперь, когда в нее вложили миллиарды долларов, в США заговорили об альтернативной стратегии - обороне из космоса; проект Future Combat Systems буквально вываливается из рамок отведенного ему бюджета; наконец, перспективная программа создания универсального боевого корабля будущего DD(X) program также оказалась под вопросом. Пока что в отношении нее никаких серьезных санкций не предусмотрено, но недавно стало известно, что Конгресс решил установить планку максимальной стоимости каждого корабля. И будет она, по слухам, сильно ниже запланированных 3-5 миллиардов долларов. Это решение еще даже не обсуждается официально в Конгрессе, возможно, оно даже не будет внесено в повестку, однако на фоне общей тенденции к затормаживанию "гонки американских вооружений" появление таких слухов вряд ли можно считать случайным.

Особенно охотно к ним прислушиваются те конгрессмены и военные чиновники, которые на протяжении последних 60 лет "поддерживают на плаву" знаменитые американские линкоры, построенные еще во время Второй мировой войны. В течение всех послевоенных лет эти корабли пережили несколько модернизаций, их выводили из состава флота и ставили на консервацию, а потом опять возвращали в строй. Лобби, которое выступает за сохранение этих кораблей, заставляет Конгресс субсидировать их содержание, оплачивать ремонт.

Сражение за сохранение последних двух линкоров - "Висконсин" и "Айова" (который дал название серии кораблей) - в последнее время переживает очередной виток. В конце мая стало известно, что в ходе рассмотрения бюджета Министерства обороны США в Сенате в него внесли статьи, предусматривающие окончательный вывод из состава ВМС последних двух линкоров. Собственно, они и так уже, хотя формально и принадлежат ВМС США, не находятся в составе действующих соединений. "Айова" стоит в бухте Суисан-Бей, штат Калифорния. Она находится в составе резервного флота ВМС. "Висконсин" служит в качестве музея в Норфолке, штат Виржиния, хотя формально также является резервным кораблем. По нему водят экскурсии, но при этом посторонних во внутренние помещения корабля не допускают. Его можно привести в полную боеготовность в течение четырех месяцев.

Однако после того как на прошлой неделе в прессе появилась информация о серьезном сокращении финансирования программы DD(X) (это, кстати сказать, фигурировало еще в тексте проекта военного бюджета на 2006 год, но теперь стало известно о конкретных планах Конгресса), сторонники линкоров заговорили о том, что коль скоро правительство готово платить такие деньги за эсминцы, неплохо было бы выделить сравнительно скромные средства на переоборудование двух стальных гигантов, которые долгие годы верой и правдой служили Пентагону и отечеству. По подсчетам конгрессменов, на очередную модернизацию требуется всего-то три миллиарда долларов - по полтора на брата.

В этом противостоянии старого и нового отражается ситуация, в которой оказался Пентагон, не знающий, с кем и как ему придется серьезно воевать в следующий раз. Дело в том, что последние две "Айовы" прельщают военных и политиков отнюдь не только своей славной боевой историей, красотой или прочими виртуальными достоинствами. Эти корабли не раз доказывали, что являются весьма эффективным средством ведения боевых действий. Правда, грандиозных морских баталий, ради которых изначально строились корабли самого тяжелого и "престижного" класса, не было уже больше 60 лет, но по второй своей специальности - поддержке с моря боевых действий на суше, линкоры продолжают оставаться профессионалами высшей категории.

Линкоры этого класса - "Айова", "Нью-Джерси", "Миссури", "Висконсин", "Иллинойс", и "Кентукки" (последние два не были достроены) - для своего времени были весьма неплохими кораблями. Вершиной кораблестроительного искусства их назвать было сложно, но это были отличные боевые единицы, спроектированные с учетом большинства требований того времени. Самые крупные линкоры ВМС США, и одни из самых крупных в мире (их водоизмещение составляет 57 тысяч тонн), страдали одним недостатком, который, правда, был свойственен многим линкорам, строившимся в других странах - конструкторы добились впечатляющего увеличения максимальной скорости (до 33 узлов) за счет уменьшения толщины брони.

Вследствие этого недостатка "Айовы" не годились для противостояния крупным японским линкорам (в частности - самому большому в мире линкору "Ямато") и предназначались для борьбы с линейными крейсерами, чем с успехом и занимались в течение Второй мировой войны.

Считается, что именно эта война поставила крест на почти столетней истории броненосных кораблей. Суперлинкор "Ямато", равно как и его "одноклассник" "Мисаси", способный потопить любой вражеский корабль, стали жертвой американской палубной авиации. Каждый из этих кораблей получил во время массированных авианалетов около 10 торпед и 20 авиабомб. Еще ранее во время налета на американскую базу в Перл-Харборе японские торпедоносцы потопили пять американских линкоров (и еще три серьезно повредили). Это дало повод военным теоретикам официально объявить, что главной ударной силой на море отныне стал авианосец, который способен (в составе боевой группы) уничтожить любой корабль противника.

Кроме этой, были и другие причины, вследствие которых линкоры потеряли былой авторитет. В частности, во время Второй мировой войны решающим фактором в артиллерийском бою стала не мощность артиллерийских систем, а точность стрельбы, которую обеспечивали сложнейшие оптические дальномеры либо радарные установки. И те и другие системы были не только главным достоинством кораблей, но и их ахиллесовой пятой - после нескольких попаданий противника корабль оставался на плаву, но вести точный огонь уже не мог - сложные и хрупкие приборы выходили из строя.

В течение всех послевоенных лет США и другие страны постепенно выводили линкоры из состава флотов, разукомплектовывали и разделывали их на металлолом. Впрочем, судьба пощадила "Айову" сотоварищи. В 1949 году, уже было выведенные в резерв, они опять вернулись в строй. Началась корейская война, в которой принимали участие все четыре линкора. Они стреляли не по площадям, а наносили "точечные" удары по определенным целям. Эффективность этих артобстрелов оказалась выше всяких похвал - взрыв одного 1225-килограммового снаряда равнялся по мощности паре-тройке десятков гаубичных.

После войны в 1953 году все "Айовы" опять отправили на консервацию, но ненадолго. Началась новая война, во Вьетнаме. И опять "услуги" линкоров оказались востребованными. На войну отправился "Нью-Джерси". На этот раз корабль "работал" именно по площадям, поддерживая операции морской пехоты в прибрежных районах. Один этот корабль, по мнению военных экспертов, во время войны во Вьетнаме заменял собой не менее полусотни истребителей-бомбардировщиков. Только, в отличие от авиации, ему не мешали выполнять задания ни огонь зенитных батарей, ни плохая погода - "Нью-Джерси" всегда был готов поддержать наземные войска. И опять, как и во время корейской войны, линкоры проявили себя с самой лучшей стороны.

С 1981 по 1988 год корабли прошли глубокую модернизацию. Они получили восемь пусковых установок крылатых ракет BGM-109 Tomahawk (по четыре ракеты в установке), четыре четырехракетные установки AGM-84 Harpoon, новые системы связи, РЛС, новые артиллерийские комплексы (не главного калибра) и многое другое. Все эти дорогостоящие изменения оказались весьма кстати во время операции "Буря в пустыне". Линкоры "Миссури" и "Висконсин" выпустили по целям в Ираке несколько десятков крылатых ракет, оказав весьма эффективную поддержку действиям наземных сил. После войны в Ираке "Айовы" в очередной раз перевели в состав так называемого "нафталинового флота" - попросту говоря, законсервировали. Впоследствии американские власти пришли к выводу, что содержание четырех линкоров совершенно ни к чему, и предложили ВМС определить, какие два корабля следует оставить, а какие два списать. Пентагон выбрал "Висконсин" и "Айову". "Нью-Джерси" передали одноименному штату для организации плавучего музея, "Миссури" перевезли в Перл-Харбор, где он стал частью мемориала в память о катастрофе 1941 года.

И вот теперь Конгресс решает, что делать с оставшимися двумя американскими линкорами. Пока считается, что они будут находиться в резерве до тех пор, пока не будет спроектирован корабль с большей огневой мощью либо пока не истечет срок службы установленного на них вооружения. Однако это произойдет уже в конце нынешнего десятилетия, и поэтому вполне понятна спешка конгрессменов, которым необходимо определиться с судьбой этих кораблей.

Идеи продления срока службы линкоров при ближайшем рассмотрении выглядят не столь уж утопично. На самом деле качества кораблей такого класса, проектирование которых началось в середине 30-х годов прошлого века, в XXI веке также оказались весьма кстати. Современные боевые корабли - эсминцы, фрегаты и прочие корветы - недостаточно хорошо бронированы, и их можно уничтожить одной-двумя противокорабельными ракетами. Между тем 300-миллиметровая броня "Айов" выдерживает попадание нескольких ракет, а современное электронное оборудование, в отличие от "доисторического", при этом не выходит из строя. Это делает линкоры гораздо более защищенными кораблями. А учитывая, что все вероятные противники США обладают заметно менее мощным флотом, выходит, что в ближайшие десятилетия линкоры смогли бы продолжать оставаться полноценными боевыми единицами и, действуя в составе боевых групп, участвовать во всех конфликтах, если такие случатся.

Немаловажным также остается финансовый вопрос, который для Пентагона, ведущего дорогостоящие военные операции в Афганистане и Ираке, также весьма актуален. Стоимость модернизации, на которой настаивают конгрессмены, сравнима со стоимостью постройки одного эсминца проекта DD(X), да и то это еще в лучшем случае. На самом деле практически всем перспективным военным проектам в США свойственен перерасход средств, и поэтому сомнительно, чтобы разработчики этой программы "вписались" даже в пять миллиардов. Все вместе эти факторы позволяют сторонникам последних американских линкоров надеяться на то, что "Висконсин" и "Айова" еще долго будут оставаться на службе, хотя бы и в резерве.

Павел Аксенов