Уважительная причина для отмены срока давности

Конституционный Суд признал статью о сроках давности конституционной и взял на себя функции законодателей

14 июля судья Конституционного Суда зачитал постановление по делу о проверке конституционности статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации. От этого постановления, в принципе, зависела налоговая политика государства. Бизнес также был заинтересован в том, чтобы налоговые органы не получили полномочий больше, чем им положено по закону и здравому смыслу.

Дело "статьи 113", в целом, затрагивает не одну, а три статьи Налогового кодекса - 113, 120 и 122. Если говорить кратко, то дело сводится к следующему:

1. В статье 113 говорится, что лицо не может быть привлечено к налоговой ответственности, если с момента начала исчисления срока давности истекли три года.

2. В целом, для всех налоговых правонарушений кроме грубого нарушения правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения (статья 120) и неуплаты или неполной уплаты сумм налога (статья 122) срок давности исчисляется со дня совершения налогового правонарушения.

3. Для вышеупомянутых серьезных правонарушений срок давности исчисляется со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода.

Казалось бы, закон не оставляет никакой возможности для его расширительного толкования. Однако в реальной жизни все иначе, поэтому Конституционный Суд попросили рассмотреть конституционность статьи 113 сразу двое - Федеральный арбитражный суд Московского округа (ФАСМО) и гражданка Галина Алексеевна Полякова.

Полякова

Галина Алексеевна в июле 1999 года попала в ситуацию, в которой мог оказаться каждый из нас. Она продала дачу и полагала, что сумма, уплаченная ею при совершении сделки, и есть причитающийся налог. Однако налоговая полиция в мае 2002 года поспешила ее в этом разубедить, сообщив, что ею совершено налоговое правонарушение, так как она не представила в налоговые органы до 3 мая 2000 года декларацию о доходах и не уплатила до 15 июля налог.

В ответ гражданка Полякова представила в налоговую инспекцию декларацию, и глава инспекции принял решение привлечь Полякову к ответственности. Проще говоря - оштрафовать. Суды согласились с инспекцией, правда, дав разные толкования той самой статьи 113 Налогового кодекса и понятия момента привлечения к налоговой ответственности, ведь Полякова настаивала, что срок давности к моменту вынесения судебных решений истек.

Тогда Полякова попросила Конституционный Суд признать статью 113 неконституционной. Логика, которой руководствовалась Галина Алексеевна, заключалась в предположении, что, если момент привлечения к налоговой ответственности совпадает с моментом вынесения решения налоговым органом или моментом подачи налоговым органом иска в суд, то статья 113 противоречит принципу презумпции невиновности, так как к ответственности может быть привлечен только виновный, а виновность гражданина может установить только суд.

Полякова полагает, что в налоговом законодательстве отсутствует четкая регламентация понятия “момент привлечения к ответственности”.

ФАСМО

Гораздо интереснее ситуация, в которую попал ФАСМО.

Дело в том, что этот суд разбирал дело о взыскании с "ЮКОСа" штрафа за 2001 год. При этом размеры штрафа составили около 40 миллиардов рублей. Однако налоговые органы вынесли решение о привлечении компании к ответственности в начале сентября 2004 года. Три года с момента окончания налогового периода к тому времени истекли.

Тогда у судей ФАСМО, которым для решения было необходимо определить степень общественной опасности налоговых правонарушений, задались вопросом: а что такое вообще давность привлечения к ответственности?

Они пришли к выводу, что институт давности привлечения к ответственности есть не что иное, как предположение, что к тому времени совершенное правонарушение утратит общественную опасность. Однако судьи ФАСМО были уверены, что имеют дело с длящимся правонарушением, своего рода рецидивом. Они отметили, что в течение трех лет правонарушения повторялись и, значит, говорить об утрате общественной опасности не приходится.

Тогда, спрашивает ФАСМО, можно ли вообще применять к злостным нарушителям нормы из статьи 113, ведь общественная опасность возрастает со временем?

Придя к такому выводу, ФАСМО составил запрос в Конституционный Суд с просьбой выяснить, соответствует ли статья 113 Налогового кодекса Конституции.

Это, в частности, означает, что на кону находился ни много ни мало миллиард долларов.

Казнить нельзя помиловать

Надо признать, что перед cудом стояла непростая задача - с одной стороны, у власти имеется насущная необходимость исправить большие ошибки приватизации так, чтобы это было в рамках закона и не распугало инвесторов. С другой стороны, как мы уже отмечали, статья 113 пряма как телеграфный столб, и толковать ее довольно сложно.

Кто-то может сказать, что суд принял Соломоново решение, кто-то - что бизнес вновь под угрозой. Правильнее же всего, наверное, все же толковать оглашенное заслуженным юристом России, членом Конституционного суда Михаилом Ивановичем Клеандровым постановление как крик о помощи.

Если не углубляться в длинные периоды Конституционного Суда (те, кто хочет углубиться, найдут постановительную часть ниже), то, в принципе, в постановлении сказано следующее.

Во-первых, статья 113 соответствует Конституции, обязательна для всех, а толковать ее иначе, чем сказано в Постановлении, нельзя и не имеет смысла.

Во-вторых, срок давности прекращается с момента окончательного оформления акта налоговой проверки или решения налогового органа о привлечении налогоплательщика. Таким образом, суд оказался не на стороне гражданки Поляковой, поддержав одну из судебных инстанций.

В-третьих, суд фактически попросил в постановлении законодателей урегулировать вопрос о последствиях пропуска срока давности привлечения к ответственности за совершение налоговых правонарушений. Пока же такого закона, облегчающего жизнь всем, включая судей, нет, суд предложил ввести понятие уважительной причины пропуска налоговым органом срока давности.

Это, в частности, означает, что в случае, если налогоплательщик мешал осуществлению налогового контроля и проведению налоговой проверки, то по решению суда с него можно взыскать налоговые санкции за правонарушения, выявленные в пределах сроков глубины охвата налоговой проверки.

Конституционный cуд, к сожалению, так и не пояснил, что входит в перечень помех осуществлению налогового контроля и проведению налоговой проверки. Надо думать, что это будут решать сообща налоговая инспекция и суд. Итак, запрос ФАСМО был удовлетворен в излюбленном стиле Конституционного Суда - без потрясания устоев вроде толкования генезиса института сроков давности.

Вот что постановили

Мы публикуем здесь только постановительную часть документа, оглашенного судьей, так как весь документ занимает 27 страниц.

Итак, Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать положения статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации. По своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования эти положения не могут служить основанием для прерывания течения срока давности и означают, что течение срока давности привлечения лица к ответственности за совершение налоговых правонарушений прекращается с момента оформления акта налоговой проверки, в котором указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, и содержатся ссылки на статьи Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за эти правонарушения, а в случае отсутствия необходимости в составлении такого акта - с момента вынесения соответствующего решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Федеральный законодатель - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций, выраженных на их основе в настоящем Постановлении, - правомочен внести соответствующие дополнения и изменения в регулирование последствий пропуска срока давности привлечения к ответственности за совершение налоговых правонарушений.

Впредь до внесения таких дополнений и изменений суд - в случае воспрепятствования налогоплательщиком осуществлению налогового контроля и проведению налоговой проверки - может признавать уважительными причины пропуска налоговым органом срока давности привлечения к налоговой ответственности и взыскивать с него налоговые санкции за те правонарушения, которые выявлены в пределах сроков глубины охвата налоговой проверки на основе анализа соответствующей документации.

2. Конституционно-правовой смысл положений статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".