Скажи мне, кто твой друг...

Президент Ирана поставил Россию в неудобное положение

Разгоревшийся скандал вокруг антиизраильских заявлений иранского президента Махмуда Ахмадинеджада стал ощутимым поражением российской дипломатии. После выступления Ахмадинеджада на конферении "Мир без сионизма" твердая российская позиция в защиту ядерной программы Ирана стала выглядеть по меньшей мере сомнительно. Теперь российскому руководству предстоит сделать нелегкий выбор - урезать сотрудничество с ключевым партнером в Азии или еще больше скомпрометировать себя в глазах западных стран.

Ахмадинеджад призвал стереть Израиль с лица земли в самый неподходящий для российского руководства момент - министр иностранных дел РФ Сергей Лавров как раз находился на Ближнем Востоке, где проводил переговоры с израильтянами и арабами. В частности, он в очередной раз пытался заверить представителей израильского правительства в том, что иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер, а все разногласия по этому поводу необходимо решать в рамках Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Незадолго до того произошло событие, которое можно назвать символичным для развития дружественных отношений России с Ираном: с космодрома Плесецк стартовала российская ракета-носитель "Космос-3М" с первым иранским космическим спутником. Комментируя этот запуск, Лавров вновь постарался снять опасения израильтян. По его словам, Россия инициирует принятие резолюции ООН, которая запретит размещение оружия в космосе.

Даже если Лаврову удалось хоть в чем-то успокоить израильское правительство, эффект его примирительных заявлений был разом перечеркнут иранским президентом. Находясь на Ближнем Востоке, Лавров не мог отделаться невнятными комментариями или вовсе отмолчаться по поводу скандального выступления Ахмадинеджада. К чести российского министра следует сказать, что он выразил свое отношение к словам иранского президента вполне однозначно. Посмотрев репортаж о выступлении Ахмадинеджада, Лавров заявил: "То, что я видел по телеканалу CNN, является неприемлемым. Мы доведем это до сведения иранской стороны". Вскоре в российский МИД вызвали иранского посла в Москве Голамрезу Ансари. Ему было заявлено, что "пропагандистская риторика противопоказана в таком взрывоопасном регионе, каким является Ближний Восток".

По поводу возможных последствий публичных откровений Ахмадинеджада российский МИД и его глава высказались очень скупо. Лавров ограничился признанием, что сторонники передачи иранского "ядерного досье" на рассмотрение Совета безопасности ООН получили дополнительный аргумент в свою пользу. МИД отметил, что слова иранского президента никак не способствуют нормальной работе по урегулированию и без того напряженной ситуации вокруг иранской ядерной программы. Ни о каком свертывании сотрудничества с Ираном в ядерной сфере российские дипломаты говорить не стали. По словам Лаврова, российское руководство, как и прежде, всецело полагается на выводы профессионалов из МАГАТЭ.

Другого ответа было трудно ожидать, учитывая, о каких деньгах идет речь. Российские специалисты завершают строительство Бушерской АЭС по контракту на сумму в 800 миллионов долларов. Экономическое сотрудничество России с Ираном активно развивается и в других областях - товарооборот между двумя странами, по некоторым данным, превысил два миллиарда долларов. Чтобы отказаться от столь успешного партнерства, нужны очень серьезные политические причины.

Не исключено, что такие причины появятся в самом ближайшем будущем. 24 ноября состоится сессия МАГАТЭ, на которой будет рассмотрен вопрос об иранской ядерной программе. Очевидно, что российские представители окажутся на заседании в очень трудном положении. Передача иранского "ядерного досье" в Совет безопасности ООН открывает путь для введения международных санкций в отношении Ирана, что не может не сказаться на экономическом сотрудничестве Москвы с Тегераном. Право вето позволяет России избежать такого развития событий, но остается вопрос, какой ценой. Выступая в защиту иранской ядерной программы, Россия более, чем когда-либо, рискует испортить отношения с западными странами.

Российское руководство как никто другой заинтересовано в том, чтобы смягчить эффект скандальных заявлений Ахмадинеджада. Очевидно, российским дипломатам уже удалось оказать давление на своих иранских коллег. Во всяком случае, именно посольство Ирана в Москве выступило с первыми объяснениями, которые можно истолковать как попытку избежать обострения конфронтации. "Абсолютно ясно, что в высказываниях президента Ирана Ахмадинеджада была отмечена принципиальная позиция Ирана, базирующаяся на необходимости проведения свободных выборов на оккупированных территориях... У господина Ахмадинежада не было никакого намерения резко высказываться и вступать в конфликт", - говорится в заявлении иранского посольства.

Махмуд Ахмадинеджад на конференции
Махмуд Ахмадинеджад на конференции "Мир без сионизма". Фото Reuters

Впрочем, пути к отступлению решительно отрезал сам Ахмадинеджад. Почувствовав вкус к оскорбительной риторике, он назвал израильтян и американцев "наглыми существами, которые думают, что им должен подчиняться весь мир". Иранский президент добавил, что его "верные и справедливые" слова о необходимости уничтожения Израиля отражают волю всего иранского народа. В таком же духе высказался министр иностранных дел Ирана Манукер Моттаки. По его словам, заявления Ахмадинеджада точно отражают политику иранского правительства, которое не признает Израиль и не считает существование еврейского государства легитимным.

Разница в тоне заявлений Ахмадинеджада и иранского посольства в Москве наглядно показывает, что дальше посольства влияние России на Иран не распространяется. Вопрос о том, может ли мировое сообщество доверять заверениям российского руководства по поводу мирного иранского атома, становится риторическим.

Дмитрий Томилов