Венгерская рапсодия

Госдума одобрила возвращение трофейных книг Шарошпатакскому коллегиуму

20 января 2006 года Госдума приняла в третьем чтении законопроект о возвращении Венгрии книг из собрания Шарошпатакского реформатского коллегиума. Редкие рукописные и печатные издания XVI-XVIII веков попали в СССР после Второй мировой войны и оказались в Нижегородской областной библиотеке. Согласно принятому в 1997 году закону о реституции, военными трофеями не может считаться имущество лиц, пострадавших от действий нацистов, имущество, принадлежавшее третьим странам, и имущество, бывшее в собственности у религиозных организаций. Книги из Шарошпатакского коллегиума подпадают под третье условие.

Эти 134 рукописные и печатные книги XVI-XVIII веков признаны "особо уникальными", поэтому для того, чтобы вернуть их Венгрии, необходимо было не только решение правительства России, но и принятие особого закона Государственной Думой. Похоже, что акт доброй воли стоимостью почти миллион долларов, проявленный Венгрией незадолго до третьего чтения законопроекта, тоже сыграл свою роль в благоприятном исходе дела.

Гордость Венгрии

Венгры считают, что история Шарошпатакской библиотеки - это история их страны: в ней отразились перипетии Реформации и Контрреформации, борьба за независимость, сосуществование народной и высокой культуры.

Шарошпатакский коллегиум был основан в 1531 году в качестве протестантской школы. Это было демократичное богословское учебное заведение, в котором бок о бок учились крестьянские и дворянские дети. Основатель коллегиума Петр Перени ориентировался на немецкие университеты Гейдельберг и Виттенберг и вскоре превратил свою школу в уважаемый и богатый институт. Ему покровительствовали влиятельные трансильванские князья Ракоци, завещавшие в XVII веке коллегиуму свою библиотеку из двух тысяч томов (по меркам той эпохи, это было очень значительное собрание).

В 1650-х годах в Шарошпатакском коллегиуме преподавал и работал крупнейший педагог-гуманист раннего Нового времени Ян Амос Коменский. Именно там он написал свои книги "Пансофическая школа" (1651), "Школа-игра" (1656), "Мир чувственных вещей в картинках" (1658).

Крупнейший венгерский поэт Шандор Петёфи назвал Шарошпатакский коллегиум "логовом львов": в XVIII веке там находили прибежище друзья Ференца Ракоци - борцы за независимость страны, там в XIX веке учился национальный герой и революционер Лайош Кошут.

К началу XX века коллегиум окончательно превратился в одно из самых уважаемых учебных заведений Венгрии. Выпускники завещали своей alma mater книги из личных собраний, финансировали строительство новых зданий библиотеки. Накануне начала Второй мировой войны в коллегиуме насчитывалось около 75 тысяч томов.

На Восток

В 1938 году руководство коллегиума отправило самые старые и ценные книги из своего собрания в Будапешт: предполагалось, что в случае большой войны банковские хранилища столицы не тронут и коллекции ничто не повредит. Но немцы добрались до ящиков с книгами. Во время боев за Будапешт эти ящики были отбиты советскими войсками и переправлены в качестве трофея в СССР вместе с другим имуществом, имевшим художественную ценность.

Советские войска вошли в Шарошпатак в 1944 году. Назначенный комендантом города капитан Петр Егоров приказал заколотить вход в библиотеку коллегиума и выставил у дверей охрану. Таким образом, основное собрание не пострадало, о чем в городе помнят до сих пор.

В 1945 году вывезенные из Будапешта ящики оказались в Горьком. Они были частично разобраны и убраны в хранилище областного художественного музея. В 1960 году музей передал областной библиотеке 900 трофейных книг. Они были перемещены в спецфонд без инвентаризации и занесения в каталоги.

В конце 1980-х самые любопытные книги из спецфонда были показаны на выставке в библиотеке, ими начали заниматься и собственные специалисты, и ученые из Венгрии. Довольно быстро удалось установить, что из 900 книг 134 принадлежали до войны Шарошпатакскому коллегиуму. Это были, главным образом, теологические сочинения немецких и венгерских авторов, изданные в XVI-XVIII веках. Также среди них находятся редкие ранние экземпляры Коменского.

Долгий путь

После принятия Россией закона о перемещенных ценностях (в 1997 году) Нижегородская библиотека и Всероссийская библиотека иностранной литературы в Москве при участии фонда Сороса подготовили бумажный и электронный каталоги венгерских книг. Считалось, что процедура возврата будет быстрой.

Однако оформление официальных документов затянулось: предполагалось, что возвращение книг в Венгрию должно сопровождаться возвращением неких культурных ценностей в Россию. Речь, в частности, шла о вывозе венгерскими войсками недокументированных произведений искусства из Курска в 1943 году. Никаких следов, их, впрочем, установить не удалось. В 2002 году правительство Венгрии направило правительству РФ официальный запрос о передаче в Шарошпатак книг из Нижегородской областной библотеки.

Выяснилось, что возвращению препятствует отсутствие в Венгрии законодательного акта, симметричного российскому закону о реституции. В 2005 году он был принят, и в апреле того же года правительство РФ одобрило законопроект о передаче книг Шарошпатакскому коллегиуму. Документ был передан в Госдуму.

Российским парламентариям потребовалось три чтения, чтобы принять законопроект. Ему еще предстоит ждать одобрения Совета Федерации и президента РФ, но, скорее всего, обе эти инстанции не будут чинить препятствия книгам.

Примечательно, что накануне третьего чтения законопроекта посол Венгрии в России Арпад Секей побывал в Воронежской области со специальным визитом. Посол сообщил главе области о том, что Венгрия выделит 950 тысяч долларов на ремонт двух музеев, пострадавших во время Великой Отечественной войны. Подразумевается, что таким образом Венгрия добровольно компенсирует ущерб, нанесенный области во время военных действий 1942-43 годов, когда венгерские части принимали участие в оккупации региона. 850 тысяч долларов будут использованы на ремонт областного художественного музея, а 100 тысяч - на работы в Острогожском районном историко-художественном музее. Договоренность о выделении этой суммы, как следовало из выступления посла и сообщений СМИ, была достигнута между МИДами двух стран.

Формально эти события никак не связаны между собой. Но можно не сомневаться, что именно музейно-денежная инициатива Венгрии окончательно убедила Госдуму проголосовать за возвращение книг дружественной республике. Таким образом, один из больных вопросов реституции был улажен. Формально - по закону, на практике - по понятиям. Но, разумеется, никакие уравнения в вопросе послевоенных компенсаций невозможны, поэтому всем сторонам приходится довольствоваться неравенствами.

Юлия Штутина