Как Буш родину не продал

"Портовый кризис" может привести к провалу Республиканской партии США на грядущих выборах

9 марта 2006 года компания Dubai Port World из Объединенных Арабских Эмиратов преподнесла Джорджу Бушу и Республиканской партии США настоящий подарок. Один из ее топ-менеджеров Эдвард Билки заявил, что DP World добровольно передаст права на управление шестью американскими портами в руки "американского оператора". Это решение избавило президента США от унизительного поражения в Конгрессе, а его партию - от глубокого раскола. Однако негативные политические и экономические последствия истории с несостоявшейся передачей морских ворот страны в руки выходцев с Аравийского полуострова, еще дадут о себе знать.

Арабы не пройдут

Еще в конце прошлого года руководители республиканского большинства в Сенате едва ли не случайно узнали о том, что Белый дом одобрил сделку по продаже прав на эксплуатацию шести крупнейших портов США полугосударственной компании из ОАЭ.

В стане республиканцев это известие вызвало настоящий шок: в Америке еще не скоро забудут, что двое из угонщиков самолетов, совершивших теракт 11 сентября, были родом как раз из этой страны.

Обращение в президентскую администрацию с просьбой пересмотреть решение об одобрении сделки результата не дало. В Белом доме сообщили, что все документы у арабов в порядке, а отменить продажу портов уже невозможно технически. Тем более что цена вопроса составляла 6,8 миллиарда долларов.

В результате сенаторы Билл Фрист и Деннис Хастерт сообщили о происходящем коллегам. Те, и демократы, и республиканцы, не меньше удивились неразборчивости администрации президента в выборе хозяев портов. Стараниями критиков президента из обеих партий история тотчас стала достоянием гласности.

Большинство американцев не видят особой разницы между арабами, против которых их армия сражается в Ираке, и арабами из ОАЭ, намеревающимися получить контроль над портами их страны. Согласно опросам, три четверти жителей США так или иначе были против сделки. Особенно сильной волна общественного возмущения стала после того, как выяснилось, что у некоторых людей в президентской администрации чересчур хорошие отношения с эмиратскими шейхами. Для Буша дело запахло обвинениями в продаже родины "заклятому врагу".

Чиновники из Белого дома напрасно рассказывали, что ОАЭ - это ближайший союзник США в Персидском заливе, сама DP World обладает безупречной репутацией, а безопасностью портов занимается вовсе не компания-оператор, а береговая охрана, пограничники и полиция.

Оправдания подчиненных президента, хотя и были вполне разумными, никого ни в чем не убедили. Общественное мнение было настроено решительно: "если арабы, то нет и всё"!

Добровольный отказ

Сенаторы-демократы, разумеется, не могли не воспользоваться таким "подарком". Они в пух и прах раскритиковали политику Буша. Основным посылом демократов было то, что, заигравшись в войну на другом краю мира, президент совершенно не следит за тем, что происходит у него дома. И даже более того - он запросто отдает границу страны в руки земляков террористов, взорвавших нью-йоркские небоскребы и Пентагон. Надо сказать, что подобные речи находили живой отклик в душах американцев. Процент противников сделки в обществе день ото дня только рос.

Республиканцы в Конгрессе некоторое время колебались между соображениями партийной дисциплины и нарастающим давлением со стороны избирателей. Примечательно, что именно те американцы, которые обычно голосуют за республиканцев, были самыми ярыми противниками продажи портов. Либералов из лагеря демократов национальная принадлежность покупателей заботит значительно меньше. Но терзания конгрессменов-однопартийцев Буша были недолгими.

Плюнув на рейтинг президента, которому все равно уже никак не переизбраться, они принялись соревноваться в едкости комментариев относительно готовящейся сделки и пообещали сделать все возможное для ее недопущения. Однако демократы оказались все же расторопнее однопартийцев Буша. Буквально за два дня ими был подготовлен законопроект, запрещающий продажу портов.

Президент, не привыкший к такой строптивости обычно покладистого Конгресса, пошел на принцип: он пригрозил наложить вето на этот закон, если тот пройдет через обе палаты парламента. Но и сенаторы с конгрессменами дали понять, что отступать не намерены. Один из них прямо сказал, что президентское вето - не проблема и они его с легкостью преодолеют.

Белый дом попал в крайне затруднительное положение. Отменить сделку не позволяли принципы и элементарные правила ведения бизнеса, которые в США, в общем, чтут. Однако именно на этом настаивал насупившийся Конгресс, ожидающий дальнейших действий президента и к тому же готовый принять блокирующий закон.

На этом этапе DP World решила разрядить обстановку и предложила подвергуть ее дополнительной проверке, которая, по идее, должна была успокоить американских законодателей. Дорожащий своим имиджем "крутого парня" Буш, скрепя сердце, принял эту инициативу и попросил у Сената дать на это соответствующим структурам 45 дней.

Республиканцы, которые уже почувствовали вкус к критике президента, нехотя согласились. Доводить до полного раскола свою партию им, конечно же, не хотелось.

Но при расследовании всех деталей готовящейся сделки стали всплывать такие свидетельства и документы, которые только повышали озабоченность Конгресса. Так, например, выяснилось, что в отчете Береговой охраны говорилось о неких "пробелах в разведданных", которые не позволяют говорить о полной безопасности передачи портов эмиратской компании.

После появления этой бумаги парламентариям, да и не им одним, стало ясно, что сделка ни за что не состоится.

Отношение общества к продаже портов было невозможно изменить уже никакими проверками. А после того, как против ее заключения проголосовал профильный комитет Сената, дальнейшее рассмотрение этого вопроса стало абсолютно бессмысленным.

Руководство DP World, видимо, решило не продолжать этот фарс и объявило о том, что добровольно отказывается от контроля над портами.

Печальные последствия

В администрации американского президента и республиканской части Конгресса это заявление арабской компании восприняли с плохо скрываемым облегчением. Республиканец Питер Кинг, глава комитета Палаты представителей по делам национальной безопасности, признался: "По мне, так о большем я и мечтать не мог. Сделке - конец".

Пресс-секретарь Белого дома Скотт Маклеллан был чуть дипломатичнее: "Это решение открывает нам путь для движения вперед и позволит нам активно сотрудничать в других вопросах". Стараясь хоть как-то подсластить пилюлю оказавшимся не у дел "верным союзникам", он еще раз подтвердил, что отношения между США и ОАЭ останутся на "высочайшем уровне".

Однако наблюдатели, особенно в арабских странах, считают, что и без того неблестящий имидж США исламском мире от срыва сделки здорово пострадал. Во всех арабских СМИ перипетия вокруг продажи портов освещались очень подробно. Причем акцент делался на том, что американцы "прицепились" к кристально чистой компании, принадлежащей мусульманам, хотя европейцы, японцы и бизнесмены из Юго-Восточной Азии спокойно покупают собственность в США, и их репутация вообще мало кого заботит. Отмена сделки стала прекрасным подтверждением распространенного мнения о том, что Америка вовсю применяет двойные стандарты к мусульманам.

Эксперты по странам исламского мира уже предрекают дальнейшее охлаждение их отношений с США. С точки зрения представителей исламских стран произошло вопиющее нарушение всех писаных и неписаных законов ведения дел. А мотивировка отмены сделки (подозрения в нечистоплотности и национально-религиозная принадлежность покупателей) - вообще оскорбительна. Сгладить негативный эффект от этих событий, особенно в условиях продолжающихся войн в Ираке и Афганистане и роста напряженности вокруг Ирана, американскому правительству будет крайне непросто.

Эксперты, опрошенные газетой The Washington Post, сходятся во мнении, что отношения между США и ОАЭ радикально пересмотрены, конечно, не будут. Американские базы из Эмиратов не выведут, но шейхи будут значительно менее охотно предоставлять территорию своего государства для базирования американских воинских частей, которые ведут боевые операции за пределами их страны. В свете возможной операции против Ирана, который находится в получасе лета истребителя от Дубая, это обстоятельство может каким-то образом нарушить планы военного командования США.

Помимо негативного внешнеполитического эффекта, срыв сделки оказал не лучшее воздействие на инвестиционную привлекательность США. Многие специалисты опасаются, что Соединенные Штаты могут показаться менее привлекательным местом для вложения средств иностранцами. Так, видный экономист Клайд Престовиц, занимавший высокий пост еще в администрации Рональда Рейгана, сказал, что "для поддержания американской экономики нам необходимо получать из-за рубежа как минимум три миллиарда долларов инвестиций ежедневно". И добавил: "При этом все наши действия как бы говорят инвесторам: "Убирайтесь!"

Осложняет ситуацию то, что действия властей сопровождаются ростом непонимания необходимости иностранных инвестиций среди простых американцев.

Аналитики предупреждают, что рост националистических настроений среди американцев, подогреваемый скандалами вроде продажи-непродажи портов арабам, может ударить бумерангом по экономике страны.

Если эта тенденция разовьется, то американские активы потеряют былую привлекательность в глазах иностранных инвесторов. Как полагают экономисты, опрошенные газетой The New York Times, выходом из складывающейся опасной ситуации могло бы стать принятие Конгрессом законов, облегчающих процедуру приобретения собственности в США иностранцами, однако после истории с портами вероятность того, что такой закон беспрепятственно пройдет все круги парламентского ада и будет подписан президентом, значительно уменьшилась.

"Америка всегда могла рассчитывать на свою инвестиционную привлекательность как страна, приверженная принципам свободной торговли. Если ситуация изменится, то дела могут пойти действительно худо", - говорит Майкл Гренфелл, один из партнеров крупной лондонской юридической компании.

Но внешнеполитические осложнения и экономические трудности - это не самое неприятное, что ждет в будущем американского президента и ведомую им партию. Если действующая администрация срочно не предпримет каких-либо мер по консолидации республиканцев, раскол среди однопартийцев Буша может разрастись. А это, в свою очередь, неминуемо приведет их к провалу на президентских выборах 2008 года и потере власти.

Часть республиканцев уже долгое время сознательно старается дистанцироваться от теряющего популярность президента. После "портового скандала" стесняться критиковать Буша перестали даже его ближайшие соратники. Один из них еще в феврале даже публично усомнился в способности нынешнего хозяина Белого дома адекватно воспринимать реальность.

Сейчас, после провала сделки по приобретению портов, Бушу, вне всяких сомнений, от однопартийцев достанется за то, что своими действиями он поставил под вопрос приверженность Америки принципам свободной торговли и невмешательства государства в экономическую жизнь страны. Ведь именно эти принципы американские республиканцы провозглашают своей фундаментальной ценностью.

Тем временем демократы стараются сделать все возможное для того, чтобы провалы Белого дома в сознании американцев ассоциировались не столько с ним, сколько с Республиканской партией в целом. Несмотря на безусловно яркую индивидуальность Джорджа Буша, затмевающего своими, порой неординарными, поступками остальных лидеров правящей партии, стрелы демократов отчасти достигают своей цели: видя раздрай, царящий в стане республиканцев, все больше избирателей говорят о своих симпатиях к демократам.

Словом, кризис, вызванный решением Белого дома передать управление шестью крупнейшими портами страны арабской компании, нанес серьезный ущерб внешнеполитическим усилиям США, повредил инвестиционной привлекательности страны, ослабил лояльность ключевого военного союзника в стратегически важном регионе мира, а главное - поставил под большой вопрос среднесрочные перспективы Республиканской партии на выборах всех уровней власти, включая президентские.