Жак Ширак уполномочен заявить

От решения президента Франции зависит развитие протестного движения в стране

Из Франции в эти дни пришло две новости, имеющие прямое отношение к протесту молодежи против договора первого найма. 29 марта французский Конституционный совет, рассмотрев новый закон о труде, постановил, что молодежный контракт не противоречит Конституции Пятой республики. После этого президент Франции Жак Ширак заявил о том, что выступит с телеобращением к нации, чтобы разъяснить свою позицию по конфликтному законодательному акту. О предстоящем послании президента было объявлено сразу после положительного для власти вердикта Конституционного совета. А это значит, что вопрос утверждения нового трудового закона может быть решен утвердительно. Жак Ширак подпишет его прямо во время своего выступления.

Своим решением Конституционный совет, подтвердивший легитимность законодательной инициативы премьер-министра Франции Доминика де Вильпена, перечеркнул все обвинения демонстрантов в неконституционности нового закона. В вердикте экспертной комиссии сказано, что законодательная власть имеет право принимать жесткие решения, если они связаны с острыми социальными проблемами, к которым, в частности, относится и необходимость трудоустройства молодежи. По поводу конфликтного положения контракта, разрешающего работодателю в течении двух лет увольнять молодого сотрудника без объяснения причин, сказано, что оно не имеет правовой основы для оспаривания (гражданам не запрещается подавать в суд, если они не согласны с фактом увольнения). Другими словами, Конституционный совет Франции постановил, что трудовой контракт первого найма не ущемляет права французских граждан (до 26 лет) и не является дискриминационным по отношению к ним.

Конфликт, таким образом, превратился из юридического в морально-этический. Об этом сейчас говорят почти все профсоюзные лидеры, участвующие в манифестациях. Например, генеральный секретарь Всеобщей конфедерации труда Бернар Тибо назвал решение Конституционного совета ничего не значащим, "поскольку проблема не носит юридический характер, а связана с социальной справедливостью".

Тем не менее, демонстранты сейчас находятся в некотором замешательстве. Противопоставляя свои требования решению Конституционного совета, они тем самым отрицают положения основного закона Франции. Впрочем, демонстранты и не надеялись на благоприятный исход слушаний экспертной комиссии, заседавшей за закрытыми дверями. Поэтому они загодя объявили о начале нового общенационального дня протеста четвертого апреля. В том, что он состоится, можно не сомневаться. О поддержке студентов вновь объявили профсоюзы транспортной и образовательной сфер страны, а также служащие авиакомпания Air France. Единственное требование манифестантов - это полная отмена договора первого найма. Только после этого они согласны на переговоры с правительством.

В кабинете министров идут, видимо, серьезные консультации. Даже обращение Жака Ширака к нации несколько раз переносилось. Сначала было объявлено, что он выступит 30 марта, однако позднее пришли сообщения о том, что эфир для президента готовится на вечер следующего дня. Называлась и суббота, но, видимо, Ширак не решился выступать первого апреля, ему явно будет не до шуток. Сам факт подобного обращения президента уже говорит о том, что Франция стоит на пороге масштабного социального кризиса, который сдерживается только пассивностью самих французов. Но это тоже временное явление. Трехмиллионная демонстрация 28 марта доказала, что протестное движение в стране имеет резервы и может усилиться.

Во Франции не сомневаются, что президент Ширак все же подпишет закон о труде и объявит о вступлении в действие молодежного контракта. В качестве "компенсации" он предложит профсоюзам форму широкого общественного диалога для выработки практических шагов по реализации данного договора.

Давление на президента оказывают не только манифестанты, но и политические партии левого направления. Социалисты, коммунисты и "зеленые" потребовали от Ширака, чтобы он отозвал договор первого найма и внес новую редакцию на рассмотрение парламента. Они намекают на политические обязательства нынешнего главы государства. В 2002 году Жак Ширак занял президентское кресло благодаря поддержке левых, электорат которых во втором туре выборов поддержал его кандидатуру в противовес правому лидеру Национального фронта Жан-Мари Ле Пену. Но Ширак вряд ли согласится "отрабатывать" свой долг левым партиям. Очевидно, президента пытаются убедить в том, что отмена контракта первого найма даст возможность не только снизить социальную напряженность, но и сохранить политическое лицо власти. Точнее, авторитет премьер-министра Доминика де Вильпена, но никак не самого президента, так как последний неоднократно говорил, что отменять молодежный договор не имеет смысла.

Общий вывод наблюдателей единодушен - решение Жака Ширака в пользу трудового закона приведет к углублению кризиса и росту непонимания и недоверия французских граждан к правительству. Будут ли события развиваться по такому сценарию, покажут ближайшие дни. Однако следует отметить, что позиции премьер-министра Доминика де Вильпена если и не укрепились, то точно стабилизировались. Его отставка, о которой говорили практически все эксперты, не состоялась. Это не означает, что угроза потери своего поста для него миновала, но, по крайней мере, де Вильпен продемонстрировал принципиальность и умение отстаивать свою позицию. Эти качества очень важны для политика, который нацелен занять пост президента.

Его коллега и основной конкурент в президентской гонке - министр внутренних дел Николя Саркози - предстал в ином свете. Он резко поменял свое мнение о договоре первого найма. Сначала он призывал профсоюзы поддержать переговорный процесс с премьером де Вильпеном, потом неожиданно выступил за отмену молодежного контракта, чем вызвал многочисленные разговоры о расколе в кабинете министров (что действительно опасно в условиях, когда правительство находится под огнем критики многочисленных манифестантов). Вероятно, это привело его к конфликту с премьер-министром и президентом, поэтому в последние дни Саркози не появляется на публике и не дает комментариев.

Руслан Кадрматов