Мэр, профорг, раввин и пенсионер

В новое правительство Израиля вошли трудно сочетающиеся политические силы

В четверг 4 мая было сформировано новое правительство Израиля. Главой правительства стал лидер победившей на парламентских выборах партии "Кадима", бывший мэр Иерусалима Эхуд Ольмерт. Ему и его правительству предстоит решить одну из самых непростых задач в современной истории Израиля - довести до логического завершения план размежевания с палестинцами и установить окончательные, международно признанные границы государства Израиль. Помешать выполнению этой, без преувеличения, исторической миссии, может внутренняя нестабильность сформированной правительственной коалиции и сомнительное (с точки зрения международного права) обоснование этого начинания.

Лоскутное правительство

В ходе непростых коалиционных переговоров Эхуду Ольмерту удалось сколотить коалицию, состоящую из четырех партий. Помимо победившей на выборах "Кадимы", в нее вошли рабочая "Авода" во главе с профсоюзным боссом Амиром Перетцем, ортодоксальные иудеи из ШАС (глава - Эли Ишай, духовный лидер - раввин Овадья Йосеф) и партия пенсионеров "Гил", руководителем которой является 79-летний отставной сотрудник "Моссада" Рафаэль Эйтан. Все вместе они располагают 67 голосами в 120-местном Кнессете.

Выторговать согласие на вступление в парламентское большинство новому премьеру удалось только благодаря серьезным уступкам партнерам по коалиции.

Так, например, левая "Авода" смогла добиться от Ольмерта существенного повышения минимальной оплаты труда. "Гил" - увеличения объема средств, выделяемых на социальную защиту пенсионеров. Религиозные ортодоксы из ШАС - прекращения разговоров о возможности создания в Израиле института гражданских браков. И это - далеко не единственные требования, на которые Ольмерт скрепя сердце пошел ради создания коалиции.

Чтобы министерских портфелей хватило всем, их количество было увеличено до 25 - рекордного для Израиля числа. За такую "щедрость", которая очень недешево обойдется бюджету станы, Ольмерта в Израиле не пнул только ленивый.

Тем не менее, коалиция создана. Однако ее партийный и персональный состав вызывает массу вопросов.

В "Кадиме", у истоков создания которой стоял не отличавшийся "левизной" Ариэль Шарон, значительная часть руководства - бывшие функционеры правого "Ликуда". Договориться с министрами и депутатами от лейбористской "Аводы" по многим вопросам им будет как минимум непросто.

Пенсионеры из "Гила" едва ли в полной мере будут сочувствовать проблемам очень многодетных ортодоксальных иудеев из ШАСа. А религиозные догмы последних стоят далеко не на первом месте в списке приоритетов борцов за социальную справедливость из "Аводы".

Шаткость положения собранной Ольмертом коалиции усугубляет еще и то, что при выходе из ее состава хотя бы одной партии, большинство в Кнессете будет потеряно. В этом случае новому премьеру придется договариваться с кем-то еще либо просить президента страны объявить новые выборы.

Словом, двум дюжинам израильских министров для проведения любого решения, связанного с серьезной дискуссией в обществе, сначала придется договариваться между собой. А реализация плана размежевания с палестинцами - главная задача, которую взвалил на себя Ольмерт - связана не просто с дискуссией, а с жестким противостоянием в израильском обществе.

Размежевание среди размежевывающих

В своей программной речи перед новым составом Кнессета Эхуд Ольмерт четко дал понять, что приоритетом его политики станет установление окончательных границ Израиля и их признание международным сообществом.

Единственным условием, которое "Кадима" выдвигала для желающих присоединиться к правительственной коалиции, было согласие на реализацию этого плана и содействие усилиям по его претворению в жизнь. Другие вопросы, такие как экономика, социальное обеспечение, роль религии в государстве и тому подобное, очевидно, для Ольмерта являются второстепенными. Об этом лучше всего говорят уступки, на которые он пошел ради создания коалиции.

Несмотря на то, что большинство в парламенте он все-таки получил, завершение размежевания с палестинцами будет непростым.

С одной стороны, внутри израильского общества нет единого мнения относительно необходимости такой меры. Многие жители страны, особенно религиозные, совершенно уверены в том, что земли между Иорданом и Средиземным морем были отданы евреям Богом и никакие земные обстоятельства не отменяют этого факта. С их точки зрения, уход из Самарии и Иудеи не очень-то вяжется с тем, что написано в Торе, и они намерены всячески ему препятствовать. В этой связи далеко не все члены партии ШАС готовы поддержать вывод поселений с Западного берега. Когда дело дойдет до реальной эвакуации, руководство этой партии может пересмотреть свою позицию и выйти из коалиции, что поставит Ольмерта в крайне затруднительное положение.

С другой стороны, план, который предусматривает фактическую аннексию примерно десяти процентов палестинской территории, не вызывает никакого восторга у арабов. Более того, руководство и жители автономии считают, что реализация плана Ольмерта приведет к новой войне и нескончаемому противостоянию с Израилем. А это, конечно, никак не соответствует одной из декларируемых целей нового правительства - добиться мира с соседями.

Озабоченность палестинцев во многом разделяет и международное сообщество. Несмотря на то, что США готовы, в целом, принять план размежевания, даже в Вашингтоне говорят о том, что все-таки необходимо достичь некой договоренности по этому вопросу с властями автономии. И это слова главного союзника Израиля.

Другие страны мира, не только арабские, но и европейские, считают аннексию оккупированных земель как минимум не соответствующей нормам международного права. Из-за этого Израиль рискует остаться одиноким в своей уверенности, что его окончательные границы определены. Говорить о признании палестинцами и арабскими странами Израиля, не говоря уже об односторонне определенных границах - не совсем реалистично. Конечно, Иерусалим сможет в очередной раз настоять на своем, однако в этом случае страна будет находиться в вечно подвешенном состоянии, и никакого мира с соседями не будет еще долго.

Соответственно, Эхуду Ольмерту придется так или иначе договариваться с палестинцами. Но и тут могут возникнуть проблемы - во-первых, не совсем ясно, с кем вести диалог. Соглашение, заключенное с главой автономии Махмудом Аббасом, который полностью скомпрометировал себя в глазах собственного населения и не пользуется его поддержкой, будет действовать только тот период времени, пока сам Аббас будет находиться у власти. А переговоров с правительством движения ХАМАС, ответственного за гибель сотен мирных израильтян, общественное мнение не простит никакому премьер-министру.

В новом израильском правительстве также нет одного мнения относительно дальнейших переговоров. Конфликт, который может возникнуть в этой связи, также грозит расколом всей коалиции и провалом всего плана размежевания.

У Ольмерта, правда, всегда остается некоторое поле для маневра - в новом составе Кнессета 10 депутатских мест получили арабские партии, готовые поддержать любые мирные инициативы правительства. Однако прибегать к помощи арабов в израильской политике считается моветоном. Есть еще и партия "Мерец", которая также всегда готова идти на уступки палестинцам ради построения прочного мира, однако у этой партии в Кнессете всего 4 места, что значительно снижает ее ценность как потенциального партнера по коалиции.

Новому премьер-министру Израиля, если он действительно намерен осуществить задуманное, предстоит проявить чудеса дипломатичности и умения идти на компромисс, но при этом непоколебимо держаться выбранного курса. Иначе его разношерстное правительство, равно как и вся коалиция большинства в Кнессете развалятся от многочисленных ударов - как изнутри, так и снаружи. В этом случае Израилю не миновать очередных досрочных выборов, так как склеить новый кабинет министров из осколков старого уже не представится возможным - слишком много недовольных осталось при формировании действующей коалиции.