Сознательные нацисты

Раскрытая банда питерских экстремистов призналась в ряде громких преступлений

В Санкт-Петербурге объявили о громком успехе правоохранительных органов в борьбе с экстремизмом. Прокурор города сообщил, что ликвидирована банда экстремистского толка. Арестованные члены банды, которая не обзавелась названием (предположительно, в целях конспирации), практически сразу же признались почти во всех громких убийствах на национальной почве, произошедших в северной столице за последние годы. При обыске у них были обнаружены шесть единиц огнестрельного оружия, около трех килограммов тротила и экстремистская литература. Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко уже заявила, что "кукловоды", руководившие деятельностью банды, имели своей целью опорочить город в преддверии июльского саммита "Большой восьмерки".

Крайние или виновные?

Разгром банды, особенно после громкого заявления губернатора, выглядит показательным. В связи с этим ряд изданий дали весьма сдержанные комментарии по поводу успехов прокуратуры. Так, "Деловой Петербург" сделал вывод, что в "ксенофобии нашли крайних". Газета отметила, что задержанные члены группировки признались практически во всех громких убийствах на национальной почве, произошедших в Санкт-Петербурге за последние три года.

Существуют и вполне восторженные комментарии. Фонтанка.ру, например, заявила, что Петербург выздоравливает от "коричневой чумы". "Это не мифические террористы, которые что-то готовили, а те, кто реально убивал, объединившись в законспирированную группу. Они исповедовали нацистскую идеологию и мечтали о захвате власти", - пишет интернет-издание. Версия Валентины Матвиенко о подготовке экстремистов к саммиту "большой восьмерки" также поддерживается. Сообщается, в частности, что один из членов банды "перекачивал с интернет-сайта "Кавказ-центра" фотографии с поясами шахидов" и планировал теракты 15-17 июля, в дни саммита.

Главная заслуга в том, что группировку удалось раскрыть, принадлежит журналистам. Как заявил Андрей Константинов, директор петербургского Агентства журналистских расследований (АЖУР), на его организацию вышел один из участников группировки и сообщил, что готов рассказать обо всем в обмен на собственную безопасность. Затем об этом стало известно МВД. Кстати, по оценке "Делового Петербурга", АЖУР традиционно лоялен к городским властям.

Признания

Членов банды "повязали" быстро. Одного из них, находившегося в розыске по делу экстремистской группировки Mad Crowd Дмитрия Боровикова, считавшегося лидером этой банды, застрелили при задержании. Согласно официальной версии, он бросился с ножом на сотрудников милиции, после чего был убит выстрелом в голову. Проведенная по факту гибели Боровикова проверка не нашла ничего противоправного в действиях милиционеров.

Остальные задержанные, то ли под впечатлением от гибели главаря, то ли по другим причинам, начали признаваться в убийствах иностранцев. Даже в тех, по которым уже имеются подсудимые и приговоренные и которые считаются раскрытыми. Так, первое преступление, которое банда взяла на себя - нападение на табор таджикских цыган, совершенное в сентябре 2003 года в Кировском районе Санкт-Петербурга. Тогда погибла шестилетняя девочка-цыганка.

Это преступление до настоящего времени считалось раскрытым "по горячим следам". Трое подозреваемых в нем подростков 16-17 лет были задержаны спустя три дня после убийства, а в ноябре 2004 года суд присяжных признал их виновными. Двоих из них приговорили к десяти годам лишения свободы.

Задержанные взяли на себя и убийство таджикской девочки Хуршеды Султоновой, произошедшее 9 февраля 2004 года. О раскрытии этого дела прокуратура Санкт-Петербурга отчиталась 28 мая того же года. Была задержана группа подростков, которые, как заявил тогда начальник криминальной милиции ГУВД Петербурга и Ленинградской области Владислав Пиотровский, "перед преступлением распивали спиртные напитки в Юсуповском саду Петербурга".

Это дело получилось достаточно странным. Семерых подозреваемых подростков присяжные в итоге признали виновными не в убийстве, а лишь в хулиганстве, и 30 марта 2006 года приговорили к различным срокам лишения свободы, от полутора до пяти с половиной лет. При этом настоящими убийцами, по мнению присяжных, стоило считать "неустановленных лиц, которые до сих пор находятся в розыске". Прокуратура обжаловала приговор, заявив, что виновность одного из подсудимых не вызывает сомнений.

Банда призналась также в убийстве вьетнамского студента Ву Ань Туана 13 октября 2004 года (ранее были задержаны 14 подозреваемых по этому делу). Наконец, она взяла на себя последнее громкое преступление на национальной почве, произошедшее в Санкт-Петербурге: убийство Лампсара Самбы, сенегальского студента, которому выстрелили в голову из помпового ружья 7 апреля. Делая свои признания, члены экстремистской группировки заявляли, что никак не связаны с теми, кого ранее арестовывали по соответствующим обвинениям. Прокуратура же дополнительно сообщила, что банда причастна к убийству Николая Гиренко, ученого-правозащитника.

"Вилка" для прокуратуры

Вообще, признания такого рода, как и заявления о раскрытии преступлений, порой оборачиваются конфузом для правоохранителей. Напомним недавний случай 22 апреля, когда в московском метро был убит армянский подросток. Два дня спустя, 24 апреля, в убийстве сознался одиннадцатиклассник одной из школ Москвы. А еще через четыре дня, 28 апреля, он был выпущен. Мать школьника заявила, что ее сын дал признательные показания под давлением следователя.

Пока неизвестно, действительно ли разоблаченная в Санкт-Петербурге банда совершила убийства, в которых созналась. Определенно можно сказать лишь одно - городская прокуратура, сделав громкие заявления об этом, оказалась в ситуации шахматной "вилки". Что бы теперь ни произошло, ей придется оправдываться. Если все признания банды - правда, надо будет объяснить, почему ранее за убийства иностранцев судили невиновных. Если они ложны - значит, потребуется признать победу над петербургским экстремизмом несостоявшейся.

Есть и третий вариант - задержанные причастны лишь к части убийств. В таком случае у них есть причины для того, чтобы признаваться по максимуму, во всем подряд. Если в итоге окажется, что какие-то из преступлений они не совершали, в обществе неизбежно возникнут вопросы о том, насколько реальны доказательства их вины во всех прочих.

В связи с этим прокуратуре стоило бы, в интересах следствия, сообщить лишь, что задержаны подозреваемые в причастности к убийству сенегальского студента, а от дальнейших заявлений на время воздержаться. Преступления на национальной почве слишком серьезны для того, чтобы на основании одних лишь признаний задержанных говорить об их раскрытии. Злоупотребление бодрыми рапортами неизбежно приводит к тому, что общество начинает скептически относиться ко всем делам подобного рода. Даже если судят действительно виновных.

Алексей Напылов